Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Демократия и правовое государство

    10/07/2011
    lacomunidad.elpais.com/anton/posts
    Антонио Рубалькава

    В последние десятилетия многие политологи, историки, экономисты и другие специалисты говорят о демократии, как о некоей панацее для социального развития и равенства. Почти все политические партии и общественные движения или включают в свои названия слово «демократия», либо строят свои программы вокруг этого концепта. Это стало своеобразной модой и «хорошим вкусом» в политической жизни. Тем не менее, так ли хороша традиционная демократия? Является ли она средством для развития? Сразу отвечу на эти вопросы: демократия — лучшая из худших созданных человеком форм политической организации, или, словами Аристотеля, демократия — худшая форма правления... Чем демократичнее становится демократия, тем более она управляется толпой, превращаясь в тиранию. Прав так же был Черчилль, высказавший свою знаменитую мысль о том, что лучший аргумент против демократии - это 5 минут беседы с обычным избирателем.

    Чем же так плоха демократия и что ей можно противопоставить?

    Самая большая проблема в современной политике – это ошибочная парадигма, согласно которой мы считаем, что для успешного экономического и политического развития нам нужны лучшие правители, умные люди, знающие, как вывести нас из постоянного кризиса. Но мало кто обращает внимание на то, что это проблемы не людей, которые оказываются у власти, а всей системы, когда каждые 4-5-6 лет мы настаиваем на смене этих людей через демократические выборы. Так и проходят целые поколения, эпохи, мы пробуем, а ситуация не улучшается. Разумеется, такая система выгодна многим: политическим партиям, политикам-конъюнктурщикам, некоторым бизнесменам и той части населения, которая не умеет и не хочет думать сама, предпочитая делегировать эту способность «властям».

    В современных демократических государствах политические системы основаны на жизни граждан «по разрешениям», на принципе «легальности», при котором должны уважаться законы, при этом совсем не обязательно уважается Право. Законы принимаются для удовлетворения интересов, а не для поиска законности и уважения индивидуальных прав.

    Напротив, в Правовом Государстве законы защищают индивидуальные права (и следят, чтобы исполнялись обязанности), сводится к минимуму как присутствие чиновников, так и сама необходимость в них, уважаются принципы понимания и интерпретации законов (всеобщее равенство перед законом). В Правовом Государстве граждане живут по праву, а не по разрешению.

    При традиционной демократии любое решение власти считается «законом», даже если оно нарушает частные права (наиболее вопиющие случаи такой демократии — в России, в Венесуэле, во многих странах ЕС), тогда как в Правовом Государстве единственным тормозом деятельности граждан являются права и свободы других, то есть, принцип, при котором права одного человека ограничены правами другого. Другими словами, разрешено все, кроме того, что может нарушить права других людей. Таким образом гарантируется как сама законность и выполнение своих обязанностей, так и уважение прав каждого отдельного человек. В этом случае роль правительства ограничивается этим же самым принципом, правительство должно заниматься только тем, что ему предписано Конституцией: практически только защитой граждан.

    С такой формой организации, бóльшая часть государственных функций будет у исполнительной и судебной власти, по-настоящему профессиональными и ответственными, ограниченными только Конституций. При этом, самая главная социальная проблема — преступность и коррупция — будут побеждены не количеством судей и полицейских, а уверенностью в наказании за совершенные преступления. Эта власть может быть и избранной, но со многими оговорками: в расчет должны браться не личные симпатии и популизм, а профессиональная подготовка кандидатов, их опыт и вклад в развитие общества, их незапятнанная репутация и, почему бы и нет, возраст. Прерывание их полномочий («увольнение» президента, министров и судей) должно происходить, как и на любой работе: либо по собственному желанию, либо за несоответствие должности и нарушению Конституции.

    Только при таких условиях можно говорить о свободном рынке и об инвестициях, когда как граждане, так и инвесторы, будут полностью уверены в том, что правила игры будут соблюдены и не будет коррупции в принципе. Будет гарантировано создание рабочих мест, доходы населения станут ограниченны только способностями каждого конкретного человека. При всем при этом, никто не спорит, что, как сказал Мануэль Айяу, общественный интерес превалирует над личным, но ни в коем случает не превалирует над частным правом, иначе у нас не было бы прав.


    Антонио Рубалькава - Кубинский (в эмиграции) лингвокриминалист, директор латиноамериканского отдела Бюро Судебного Языкознания (Флорида, США).





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.