Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

Разное

Тягость и досада Родине – волокита и беззаконье

24/05/2017

Хамзат Фаргиев

Кто не карает зла, тот
способствует его совершению.
Леонардо да Винчи


Ингушский и осетинский народы имеют не расовое, а национальное отличие, но осетинские власти установили для ингушей в г. Владикавказе и Пригородном районе расистский режим с элементами фашизма. Белые колонизаторы загоняли индейцев в резервации, африканцев – в гетто, туда же фашисты водворяли евреев. Видимо, желая стать их преемниками, осетинские власти и их идеологические холопы, преобразовали Пригородный р-н в резервацию для ингушей, а в качестве гетто возвели им пос. Новый.

Возмущение этими позорными для Российского государства фактами вынудило ингушского правдоискателя Х. Костоева обратиться к Президенту России Путину В. В., Генпрокурору РФ Чайке Ю. В., прокурору Северной Осетии Векшину П. Л. и прокурору Ингушетии Васильченко А. В. с просьбой рассмотреть вопрос об отмене ряда законов и нормативных правовых актов властей Северной Осетии, тотально нарушивших права и свободы 61 тыс. граждан РФ ингушской национальности, которые в 1992 г. подверглись этнической чистке. Указанные им документы также оскорбляют честь и национальное достоинство всего ингушского народа численностью 445 тыс. чел.

В частности, Х. Костоев просил отменить следующие законы и акты:
Заявление Верховного Совета РСО-А «О вероломной агрессии ингушских национал-экстремистов» от 10 ноября 1992 г.;
Постановление Верховного Совета РСО-А «О невозможности совместного проживания осетин и ингушей» от 6 марта 1993 г.;
такого же характера Резолюция второго съезда осетинского народа от 22 мая 1993 г.;
по сути расистские акты о санитарных зонах, отселении из них и упразднении сел Терк и Чернореченское. Они привели к практической реализации расистской установки ВС РСО-А и второго съезда осетинского народа о невозможности совместного проживания осетин и ингушей.

Конституционный суд РФ 17 сентября 1993 г. (№ 17-П) признал несоответствие Конституции РФ Постановления ВС РСО-А «О невозможности совместного проживания осетин и ингушей». Однако этот расистский принцип власти Северной Осетии де-юре и де-факто реализовали, соорудив санитарно-расистский кордон из следующих актов и законов:
а) Постановление Правительства РСО-А «О зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения» № 186 от 25 июля 1996 г.;
б) Постановление Администрации местного самоуправления города Владикавказа «Об установлении границ зон санитарной охраны 1 и 2 пояса источников водоснабжения г. Владикавказа...» № 473 от 13 ноября 1996 г.;
в) Постановление Правительства РСО-А «Об отселении граждан, проживающих в зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения (сс. Южный, Чернореченское, Терк, Балта, Редант) № 89 от 18 мая 1998 г.;
г) Закон РСО-А № 60-РЗ «Об упразднении населенных пунктов с. Терк и селение Чернореченское» от 30 ноября 2007 г.

Расистско-фашистская идея о невозможности совместного проживания осетин и ингушей полностью реализована в г. Владикавказе, селах Ир, Октябрьское, Терк, Хутор-Попов, Чернореченское, пос. Южный и частично – Камбилеевское, Тарское и Чермен. Ее реализация завершилась расистско-фашистским шабашем в Пригородном районе и г. Владикавказе со следующим набором отличительных признаков:
42 775 ингушей* (без учета родившихся после этнической чистки 1992 г.) полностью лишены недвижимости и права на выбор местожительства и свободу передвижения, т.е. права на возвращение к родным очагам;
для 18 164-х ингушей, проживающих в Пригородном районе, введена расистская форма раздельного проживания ингушей и осетин в одних и тех же селениях, раздельного обучения детей ингушской и осетинской национальности и отказа ингушам в праве на послешкольное образование, труд и участие в политической жизни.

Таким образом, осетинские власти и ее научно идеологические холуи в строгом соответствии с теориями расового превосходства Ку-клукс-клана и А. Гитлера низвела 61 тыс. ингушей - граждан России, до уровня изгоев на родной земле. Стыд и срам для государевых мужей допускать господство и торжество идей расизма и фашизма в одном из субъектов Российского государства!..

Естественно, ответ Х. Костоеву дали не первые лица этих государевых контор, а отпискочеркатели, исходя из чиновничьего кредо: «бюрократизм — государственная форма издевательства».** Их ответы сводятся к тому, что они (!) «в целях объективного и всестороннего рассмотрения» запустили бумажную канитель, перекладывая бремя ответственности на другие государевы конторы: Администрация Президента РФ – на Федеральное агенство по делам национальностей (ФАДН); ФАДН – на Генпрокуратуру РФ; Генпрокуратура – на прокуратуру Северной Осетии, а прокуратура Ингушетии – на североосетинскую прокуратуру.***

По формальным признакам эти действия не содержат правовых нарушений, но их суть вступает в резкий диссонанс с российским правом. Это не вызывает удивления, ибо чиновники прекрасно владеют уроком от Э. М. Ремарка: «бюрократический подход к самым неправым делам придаёт им вид правых». Однако вопрос наглого попрания прав и свобод 61 тыс. граждан РФ ингушской национальности и оскорбления чести и национального достоинства 445-титысячного ингушского народа, представляя собой особо опасное государственное преступление, являясь проблемой государственной важности, никак не мог быть рассмотрен с таких бюрократических позиций.

В частности, важной функциональной обязанностью Администрации Президента РФ является обеспечение информационного и политико-правового обоснования по различным государственным проблемам в целях успешной реализации Президентом РФ своего конституционного права быть гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. Однако Администрация Президента РФ своей отпиской лишила Президента РФ его конституционного права в вышеназванном вопросе.

Во-вторых, отписка ФАДН была подготовлена в Управлении по укреплению общенационального единства и (!) профилактике экстремизма на национальной и религиозной почве. Если бы ФАДН, и вправду, прониклось этими государственными проблемами чрезвычайной важности, то оно бы удосужилось представить «государеву оку» аналитическую справку о недопустимости насаждения экстремизма в Северной Осетии и необходимости отмены «правовой» базы, на которой он взошел.

В-третьих, отписку Генпрокуратуры подготовили в Управлении по надзору (!) за исполнением законов о федеральной безапасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму. Таким образом, Генпрокуратура, борясь с этими антигосударственными гидрами бумажными мечами отписок, успешно заехала на станцию «Прокурорский тупик» в Северной Осетии.

Ответы государевых контор в преподнесенном ими виде были бы обоснованы и допустимы только в том случае, если бы вышеназванные законы и нормативные акты Северной Осетии были приняты только что или в недавнем прошлом. Однако срок их экстремистского действия растянулся от четверти века до 10 лет. Этот факт убедительно свидетельствует об отказе осетинских властей избавиться от своих «правовых» актов, которые повлекли за собой особо опасные экстремистские последствия.

Самой мерзкой и возмутительной является отписка из прокуратуры Ингушетии. Другие вышеупомянутые государевы конторы слишком далеки от описанных проблем – в прямом и переносном смысле, а прокуратура РИ находится в самом их пекле. На подведомственной ей территории проживает 13,5 тыс. вынужденных переселенцев, лишенных всех прав и свобод и обреченных на жалкое прозябание.

Разве прокуратура РИ, являясь частью государственной власти, не обязана была в соответствии с Конституцией РФ (ст. 2) делать все от нее зависящее для «признания, соблюдения и защиты прав и свобод» 13,5 тыс. вынужденных переселенцев?!..
Разве Конституция РФ не возлагает на прокуратуру РИ «охрану достоинства личности» (ст. 21, ч. 1) 385,5 тыс. ингушей, проживающих в Ингушетии, оскорбленных дичайшим попранием их национальной чести?!..

Понятно, что отмена санитарно-расистских «правовых» актов вне компетенции прокуратуры РИ. Но она могла, пересылая в прокуратуру СО обращение Х. Костоева, приложить к нему юридическое и политическое обоснование о необходимости отмены указанных расистских актов. Во-вторых, она обязана была бить во все государственные колокола по поводу оскорбления чести и национального достоинства 385,5 тысяч ингушей, проживающих на подведомственной ей территории. Только поступив таким образом, прокуратура РИ и ее глава могли продемонстрировать ингушскому народу свою профессиональную состоятельность и наглядно доказать, что Конституция РФ, УК РФ и законы им милей и ценней, чем «севрюжина с хреном».

Отписка прокуратуры РСО-А – образец юридической алогичности, политической несообразности и безнравственности, достойна чести особого препарирования, анализа и критики, что и будет сделано в следующей статье.

Если следовать логике перечисленных государевых контор, то грабеж и разбой в отношении ингушей - граждан РФ, в ходе геноцида 1992 г. и последовавшее вслед за ним тотальное попрание их прав и свобод, относится к рядовым правонарушениям. Но Конституции России (1978, 1993 гг.), ее Уголовные Кодексы (1960, 1996 гг.) и закон РФ «О противодействии экстремистской деятельности» классифицируют их как особо опасные государственные преступления, совершенные на национально-религиозной почве и представляющие собой покушение на основы конституционного строя России.

Законодатель обращает особое внимание на преступления такого рода. Поэтому он статью 293 УК РФ о халатности, т.е. «неисполнении или ненадлежащем исполнении должностым лицом своих обязанностей», которое повлекло «существенное нарушение прав и законных интересов граждан...» включил в главу 30 с символичным названием «Преступления против государственной власти...»

Завершая, следует отметить еще один немаловажный фактор. Разгул расистских и фашистских проявлений в форпосте экстремизма - г. Владикавказе и Пригородном районе, привел к созданию здесь плацдарма иноземных спецслужб, кавказского подполья и международных террористов для успешного наращивания экстремистских мускулов - пособнической базы, подрывающей стабильность на Кавказе и ведущей к развалу Российского государства.

Исходя из вышеизложенного, питаю надежду, что государевы мужы, опираясь на понятия о порядочности, профессиональной чести, любви к Родине и тревоги за ее будущее, все-таки обратят пристальное внимание на особо опасные государственные преступления, совершаемые в Северной Осетии. Лишь тогда никто с презрением не швырнет им в лицо перчатку – слова русской пословицы: «У Никиты-волокиты совесть дегтем залита».


Примечания

* Цифры о вынужденных переселенцах приведены по данным миграционной службы РИ по состоянию на 1 декабря 2016 г.
** Георгий Ковальчук - российский писатель, авиатор.
*** Ответы Х. Костоеву с исходящими данными и указанием исполнителей:
а) Администрация Президента РФ № А26-01-131748371 от 28. 12. 2016 г. (С. Панов);
б) ФАДН № 210-01.1-02-03 от 16. 01. 2017 г. (А. О. Булатов);
в) Генпрокуратура РФ 27/3-210-2016/Нп917-17 от 11. 01. 2017 г. (А. Г. Жафяров);
г) Прокуратура Ингушетии № 64-14-2016/62129 от 22. 12. 2016 г. (Б. М. Арсамаков).





* Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.