Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

Разное

Когда закон в загоне - раздолье Сатане

24/10/2016

Хамзат Фаргиев

Горе земле, в которой подчинённые,
начальники и суды, а не законы
управляют гражданами и делами.
М. И. Кутузов


12 июля 2016 г. Ленинский районный суд с подачи прокурора Северной Осетии П. И. Ефименко признал книгу «Осетинская чума на исторической Родине ингушей»* под редакцией Х. А. Костоева экстремистским материалом. Основой такого решения стало заключение экспертов ФСБ Николаевой О. С. и Огорелковой И. В. от 23 мая 2014 г. о наличии «в книге экстремистских высказываний… направленных на возбуждение ненависти… вражды (розни) в отношении… осетин, а также публичное обвинение… руководства России».

Данное решение является юридически ничтожным документом, так как суд, прокуратура Северной Осетии и эксперты не дали правовой оценки многочисленным свидетельствам об этнической бойне 1992 года и ее последствиях, приведенным в материалах книги. Она является сборником свидетельств очевидцев, публикаций в СМИ, юридических экспертиз, правовых актов РФ, Северной Осетии и Ингушетии, заявлений их официальных лиц о событиях 1992 г. в г. Владикавказе и Пригородном районе. Именно эти материалы, а не «экстремист» Х. Костоев, обличают российско-осетинские власти в стравливании осетин и ингушей, совместной организации и осуществлении геноцида ингушского народа и последующего отказа от ликвидации его последствий.

Преследование данной книги прокурорско-судейским сообществом Северной Осетии и ее оценка экспертами ФСБ не имеет никакого отношения к правосудию. Оно является действом из разряда политической целесообразности и конъюнктуры, преследующей цель сокрыть преступления против человечности 1992 г., не допустить осуждения сталинско-хрущевских и ельцинско-галазовских злодеяний и беззаконий, а, значит, и исключить возможность принятия политических и правовых решений об устранении их последствий.

В чем они проявились? В Северной Осетии российско-осетинскими властями было совершено «насильственное изменение основ конституционного строя» через нарушение прав и свобод граждан РФ ингушской национальности, экстремистский запрет на их проживание в г. Владикавказе, селах Ир, Октябрьское, Чернореченское, Терк, Южный, хутор Попов и разбойно-государственное присвоение их квартир, домов и земельных участков в этих населенных пунктах. Этот экстремистский шабаш почему-то выпал из поля зрения судебной власти и прокуратуры Северной Осетии…

Конституция РФ (гл. 1) и УК РФ (гл. 29) указанные деяния причисляют к разряду особо опасных государственных преступлений. Ответственность за их совершение согласно ст. 14 закона «О противодействии экстремистской деятельности» ложится на российско-осетинские власти и их прокурорские и судебные органы.** Значит, обвинители Х. Костоева в экстремизме сами являются активнейшими пособниками и соучастниками экстремистской деятельности.

Российское право не предполагает осуждения человека, исходя из признаков уродливости, убогости или нелепости его внешности и одежды. Однако прокурорско-судейское и экспертное сообщество поступило именно таким образом, признав книгу Х. Костоева экстремистской, исходя лишь из ее названия (головного убора!) и пары фраз, вырванных из контекста, но при этом пренебрегая юридическим разбором ее содержательной части, составленной, но (!) не написанной Х. Костоевым.

Российское право не допускает рассмотрение уголовного дела без правового анализа материалов, которые приведены в нем. Однако прокурорско-судейское и экспертное сообщество не осмелилось и не соизволило «покопаться» в материалах книги, свидетельствующих о геноциде ингушского народа в 1992 г. и не устранении власть имущими РФ и Северной Осетии преступных последствий их деятельности. Таким образом, оно, не сочтя нужным опровергнуть материалы книги посредством правового разбирательства, опосредовано признало верность всех тех обвинений, которые выдвинуты в ней против ельцинщины-галазовщины.

Если следовать логике «правоохранителей» Северной Осетии, то главная роль в «публичном обвинении… руководства России» (формулировка решения суда) принадлежит не Х. Костоеву, а Генпрокуратуре РФ. Этот аспект четко прослеживается в материалах уголовного дела № 18/92642-92 о событиях 1992 г., расследованного Генпрокуратурой РФ. В таком случае, почему прокуратура Северной Осетии не возбудила уголовное дело против Генпрокуратуры, а не Х. Костоева, который всего лишь цитирует ее оценки?!..

Во-вторых, Генпрокуратура, Президиум Верховного Совета РФ (Постановление от 13. 01. 1993 г.) и Конституционный Суд РФ (Постановление от 17. 09. 1993 г.) по сути обвинили власти Северной Осетии в экстремистских деяниях. Следуя логике суда и прокуратуры Осетии, данные высшие государственные органы России допустили «высказывания… направленные на возбуждение ненависти… вражды (розни) в отношении… осетин» (формулировка решения суда).

Вышеназванные правовые акты обвиняют власти Северной Осетии, ее МВД, КГБ (МБ) и банды (гвардию и ополчение) в обмане руководства РФ, использовании армии и ВВ РФ как щита для проведения этнической зачистки, убийств, захвата заложников, грабежей, погромов и мародёрства. И почему же прокуратура Северной Осетии не возбуждает уголовных дел против госорганов РФ, принявших такие акты?..

Х. Костоев обвиняет власти России и Северной Осетии, приводя в книге факты, аргументы и правовые оценки, представленные в Постановлениях Генпрокуратуры и Президиума Верховного Совета, вердиктах Конституционного суда и других органов государственной власти РФ. Следовательно, обвинив Х. Костоева в экстремизме, суд, прокуратура и эксперты опосредованно обвинили указанные госорганы в деяниях экстремистской направленности.

Будь у прокурорско-судейских чинов и экспертов хотя бы капля человечности, профессиональной чести и принципиальности они бы не приняли столь аморальное, аполитичное и юридически безграмотное решение. Прокуратура и суд Северной Осетии, не предпринимая мер реагирования на экстремистские деяния госорганов, общественных организаций и отдельных граждан республики, публично признали свое соучастие в них.

Они не учитывают, что ингуши и осетины помнят о зверствах, совершенных отбросами осетинского народа, властями РФ, ее армией и ВВ.*** Их преступления против человечности доказаны Российским государством в лице ее Генпрокуратуры в материалах уголовного дела № 18/92642-92. Они легли кровавым пятном позора на все осетинское сообщество и никакие последующие «правовые» писульки не вытравят их из памяти народов.****

Также ими среди ингушей насаждалось иллюзорное представление о том, что сокрытие преступлений против человечности 1992 г. и содействие процветанию их экстремистских последствий осуществляется в интересах осетинского народа. Однако история человечества убедительно свидетельствует, что подобное заблуждение для народа, введенного «власть имущими и власть хотящими» в состояние избранности, особости и вседозволенности, оборачивалось для него и других народов ужасающе трагическими последствиями. Ярким подтверждением этой мысли является история Германии периода правления А. Гитлера…

Таким образом, вдохновителем, подстрекателем, пособником и соучастником составления и издания вышеназванной книги являются государственные органы РФ и Северной Осетии, в том числе их прокурорско-судейские структуры. Именно они в течение четверти века, нагло и цинично надругаясь над национальным достоинством и честью Х. Костоева и всего ингушского народа, не принимая мер по устранению последствий геноцида, принуждали его к составлению и изданию книги.

Х. Костоев не имеет ни малейшего отношения к насильственному изменению основ конституционного строя в Северной Осетии. На фоне политических монстров - вдохновителей, организаторов и исполнителей особо опасных государственных преступлений, совершенных и совершаемых в Осетии, он - сущий агнец божий.

Исходя из сказанного, прокуратура и суд Осетии обязаны пересмотреть дело в отношении Х. Костоева с положительным для него исходом. Во-вторых, побудить Х. Костоева к изменению названия книги, дав его в следующей редакции: «Чума экстремизма от властей РФ и Осетии – средство стравливания ингушей и осетин и… развала страны». В-третьих, с учетом нравственных страданий, причиненных судом и прокуратурой Х. Костоеву, назначить ему компенсацию за моральный ущерб в сумме пяти млн. руб. за счет бюджета этих органов. В-четвертых, за их же счет переиздать книгу тиражом 100 тыс. экземпляров в целях вытравливания мерзости шовинизма, закаченной пропагандой и правовым произволом российско-осетинских властей в сознание некой части осетин.

Ко всем вышеназванным особо опасным государственным преступлениям сопричастны государственные органы Республики Ингушетия, в их числе ее судебная власть и прокуратура. В Осетии де-факто реализуется экстремистский отказ ее судов и прокуратуры принимать к производству (или удовлетворять) иски и жалобы беженцев из г. Владикавказа и Пригородного р-на о возвращении им собственности, отнятой у них бандитско-государственным способом, о нарушении их основных прав и свобод, о запрете на возврат к прежнему местожительству.

В таких условиях госорганы Ингушетии, ее прокуратура и суды, и, прежде всего, депутатский корпус обязаны были обеспечить защиту прав и свобод граждан России - беженцев, проживающих в республике. Но они, за редким исключением, пренебрегая нормами Конституций РФ, РИ* и законов и предпочитая теплое место у чиновного корыта, «оставили стези прямые, чтобы ходить путями тьмы»,** в объятьях цепких Сатаны…



Х. Костоев в своей книге приводит примеры, когда госорганы РИ по мере сил и возможностей отстаивали законные интересы ингушского народа. 17 – 18 сентября 1994 г. в РИ прошла научно-практическая конференция. Представители госорганов РИ в присутствии эмиссаров федерального центра дали жесткую политико-правовую оценку этнической чистке 1992 г. и ее последствий, обвиняя в них руководство РФ и Осетии.

Обвинителями выступили министр юстиции М. Дзагиев, глава администрации Президента Р. Плиев, Зампредседателя Правительства М. Зурабов, Зампредседателя Парламента М. Гулиев, председатель Верховного суда Д. Албаков, прокурор РИ Дубаев А., республиканский военком А. Дзауров. Их выводы стали основой для принятия Парламентом РИ (Председатель М. Султыгов) Постановления от 21. 09. 1994 г. о геноциде, этнической чистке в отношении ингушского народа в 1992 г. и прямой обязанности Российского государства и властей Северной Осетии устранить ее последствия.

Парламент РИ под председательством М. Сакалова 17 марта 2005 г. принял Постановление № 62 об отказе принимать закон «О местном самоуправлении» до исполнения законов «О реабилитации репрессированных народов», «Об образовании Ингушской Республики...» и Решения Конституционного Суда РФ от 16 сентября 1993 г. за № 73-р о разграничения территории РИ.*** Такой же характер имело «Открытое письмо депутатов Народного Собрания РИ» к высшему руководству страны в январе 2006 г. Вышеперечисленные и другие примеры политического демарша госорганов РИ против властей РФ и Осетии ранее мной уже были описаны.****

В последние десять лет власти Ингушетии почти полностью отстранились от этих проблем и выступают в роли просителей милостыни у властей Северной Осетии, а не истцов, предъявляющих претензии к Российскому государству. Выразителями интересов народа сегодня проявляют себя лишь общественные организации: «Ахки-юрт» (О. Харсиев), «Вейц Бокъо» (И. Дударов), «Нийсхо» (И. Дошлакиев), «Мехк Кхел» (А-Б. Аушев), «Союз пострадавших от геноцида» (Р. Парчиев), «Совет тейпов ингушского народа» (М. Ужахов), «Союз репрессированных народов РФ» (Т. Абадиев), «Совет молодежных организаций» (Б. Хаутиев).

Было бы оправданным с моральной, политической и правовой точки зрения, если бы эти организации взяли на себя труд издать отдельной книгой (2 – 3 тыс. экземпляров) Постановление Генпрокуратуры РФ от 8 февраля 1995 г. по поводу уголовного дела № 18/92642-92. Наиболее подходящее ее название, на мой взгляд, звучало бы следующим образом: «Генпрокуратура РФ свидетельствует о геноциде ингушского народа в 1992 г.». Огромная заслуга в возможности издания такой книги принадлежит Р. Парчиеву. Именно он опубликовал это Постановление в интернете и потому заслуживает нашей признательности.

Ее издание стало бы достойным ответом правозахоронителям Осетии, и оно также будет для них ценным подспорьем в «возбуждении» уголовного дела против Генпрокуратуры за «разжигание межнациональной розни и публичное обвинение властей РФ и Северной Осетии».

Следует еще раз подчеркнуть, что главную ответственность за устранение последствий этнической бойни 1992 г. несет Российское государство. В этом смысле выглядит правовой нелепостью навязывание им Ингушетии переговоров с Северной Осетией. Злодеяния совершены и совершаются в Северной Осетии – составной части Российского государства.

На него Конституция РФ и возлагает обязанность «признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина» (ст. 2). Следовательно, Российское государство должно «договариваться» с Северной Осетией, согласовывая и решая с ней вопросы ликвидации последствий особо опасных государственных злодеяний. В крайнем случае, государство обязано применить жесткие, но не кровавые, методы принуждения осетинских властей к исполнению Конституции РФ и законов.


Примечания

* Изд-во ООО «КЕП», Республика Ингушетия, г. Назрань, 2012.
** В РСО-А ее властями и Российском государством осуществлено нарушение положений Конституции РФ, УК РФ и закона «О противодействии экстремистской деятельности». «Опись» попранных правовых положений приведена ниже.

А) В Северной Осетии попираются почти все статьи первой главы Конституции РФ. По букве и духу ст. 16 они «составляют основы конституционного строя РФ и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном … Конституцией». В Северной Осетии они де-факто отменены ее властями и Российским государством без внесения изменений в Конституцию РФ. Также нарушены и ст. 19, ч. 2; 21, ч. 1; 29, ч. 2.

Б) Следующий «букет» преступлений, творящихся в Северной Осетии, представляет Уголовный кодекс РФ:
ст. 280 «О публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности»;
ст. 282 «О возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства (исходя из национальной и религиозной принадлежности)»;
ст. 285, ч. 2 «О злоупотреблении должностными полномочиями»;
ст. 286 «О превышении должностных полномочий»;
ст. 316 «Об укрывательстве преступлений».

Отдельного внимания заслуживает ст. 315 УК РФ «О неисполнении… решения суда…» В нашем случае имеются в виду:
Постановление Конституционного Суда РФ от 17.09. 1993 г. №.17-П, которое признало Постановления ВС СО от 6 и 26. 03. 1993 г. о невозможности совместного проживания осетин и ингушей и создании для ингушей отдельных поселков, противоречащими Конституции РФ. Но в Северной Осетии, вопреки вердикту Конституционного Суда, первый принцип полностью реализован в г. Владикавказе и селах Ир, Октябрьское, Терк, хутор Попов, Чернореченское, Южный, а в качестве отдельного поселка – расистско-нацистской резервации-гетто, построен пос. Новый;

Решение Конституционного Суда РФ от 16 сентября 1993 г. за № 73-р о разграничения территории РИ (оно было принято в связи с Ходатайством Президента РИ Аушева Р.) и Определение Конституционного Суда РФ № 365-О от 5 декабря 2005 г. о признании конституционности территориальной реабилитации. Эти вердикты, как и многие др. правовые документы, давно покоятся на правовой помойке России, размещенной в Северной Осетии.

В) Закон РФ «О противодействии экстремистской деятельности» свидетельствует о разгуле экстремизма в Северной Осетии:
ст. 1, ч. 1 «Об основных понятиях экстремистской деятельности»;
ст. 11 «Об ответственности СМИ за распространение экстремистских материалов и осуществление экстремистской деятельности»;
ст. 14 «Об ответственности должностных лиц, государственных … служащих за осуществление ими экстремистской деятельности»;
ст. 15 «Об ответственности граждан РФ за осуществление экстремистских деяний».

*** Постановления ПВС РФ от 13. 01. 1993 г. и Генпрокуратуры РФ № 18/92642-92 от 8 февраля 1995 г. признали гвардию и ополчение СО «незаконными вооруженными формированиями», в просторечии бандами.
**** Злодеяния этих банд, МВД СО, частей армии и ВВ, а также обвинения в адрес руководства РФ и Осетий описаны в упомянутом Постановлении Генпрокуратуры РФ.
https://spog92.wordpress.com/2013/05/08/

* Госорганы Ингушетии не обеспечили соблюдение следующих статей Конституции РИ по защите прав и свобод беженцев - граждан России ингушской национальности: 16, 17, 20, 34, 39, 42, 44, 45, 51 и 52.
** Книга Притчей Соломоновых, 2 : 13
*** В 2009 г. душа М. Сакалова слиняла: под его руководством был принят закон «О МСУ РИ» N 6-РЗ от 27 февраля 2009 г., перечеркивающий суть Постановления № 62 от 17 марта 2005 г.
**** Имеется в виду статья «Коварством сея гоненье, рознь и беззаконье».
http://www.proza.ru/2016/06/27/1675





* Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.