Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама
  • Http://vashclimate.ru/

    http://vashclimate.ru/ монтаж кондиционеров установка кондиционеров заказать монтаж.

    vashclimate.ru


Разное

Оружие ... хранит в себе правду о неправде

14/12/2015

Хамзат Фаргиев

Нет, так же как у хлеба или пламени,
у разума и правды двойников.
Нафи Джусойты

Все рушится. Все падает во тьму
Под черным ураганом выселенья...
Кязим Мечиев


Осетинский писатель Михаил Булкаты говорит об оружии - средстве умерщвления человеческой плоти. Но в основании его мысли лежит другая фундаментальная истина: человек, прежде чем пустить в ход оружие, подвергается воздействию более страшной и разрушительной его разновидности – пропагандистского натиска государственной лжи, изуродующей человеческое сознание. Она засевает его семенами бессердечия, злобствования, злокозненности, алчбы, жестокости и ненависти к человеку и народам - из них-то и произрастают злодеяния. Рассуждая о идеях просветителей Осетии, ученый Р. Фидарова поясняет, что служит первоосновой такого явления: «Злая воля рождается в результате дикого невежества, ослепляющего разум, губящего душу».*

Роль «ослепителя разума и губителя души» осетинского народа успешно сыграла пропагандистская деятельность его власть имущих в конце 80-х – начале 90-х гг. XX века. Данный факт подтверждается Генпрокуратурой РФ, которая установила, что они разжигали «межнациональную рознь и ненависть, ведя диалог с ингушской частью населения только с позиции силы ... избрав путь превосходства силы и непримиримости (нетерпимости), насаждения негативных стереотипов о «ленивых» и «коварных» ингушах, оскорбляющих действий в (их) отношении».**

Это утверждение Генпрокуратуры заслуживает более детального рассмотрения. Диалог галазовщины – геббельсовщины, с ингушами «только с позиций силы» явился ярчайшим показателем ее морального убожества, ее отступления от канонов религии и духовного наследия своего же народа. Осетинский историк С. Айларова пишет, что «требование и оправдание насилия во имя общего блага — показатель нездоровья общества, его замкнутости, застойности».*** Естественно, таковым его делает власть и ее обслуга из числа деятелей культуры и науки.

Эта политика также совершенно не соответствовала представлениям осетинских просветителей конца XIX – начала XX вв. К. Хетагурова, А. Гассиева, Г. Баева, Г. Цаголова, Г. Дзасохова. Они жестко отстаивали идеи «гуманизма, патриотизма, несовместимые ни с национализмом, ни с великодержавным шовинизмом» и «пропагандировали идеи дружбы и уважительного отношения между представителями различных народов ... Северного Кавказа».****

Напротив, власть Осетии исходила ядом неприязни и ненависти к ингушам. Но их яростное сопротивление территориальной реабилитации ингушей обернулось и против всех этносов, депортированных Российской империей советского образца – аккинцев, балкарцев, калмыков, карачаевцев, крымских татар, немцев Поволжья, чеченцев и др. Но особенно изуверски этот каток ненависти Российского государства, выкатившийся из Москвы и Владикавказа, прошелся по чеченцам.

В чем конкретно проявилось противодействие осетинских властей и ее «научно-культурной» обслуги гуманному акту реабилитации репрессированных народов?
Во-первых, вся мощь «законодательной» и исполнительной власти Северной Осетии была направлена против принятия закона «О реабилитации репрессированных народов», на настраивание своего народа против его исполнения и подготовку силовой расправы над ингушами.

Во-вторых, как вспоминает А. Галазов в своей книге «Пережитое»: «Закон был принят почти единогласно. Кроме наших двух депутатов (Т. Д. Батагова и Г. С. Козаева – Х.Ф.), за него проголосовали все члены Верховного Совета».*

В-третьих, ельцинщина-галазовщина провела спецоперацию по дискредитации Закона, залив его кровью этнической чистки 1992 г.

В-четвертых, Парламент СО в 1995 г. обратился в Конституционный суд РФ с запросом о неконституционности «территориальных» статей 3 и 6 Закона. Демарш провалился, но аморальный выпад депутатов осетинского народа против реабилитации навсегда отложился в памяти репрессированных этносов.

В-пятых, осетинская власть всем противникам Закона из других субъектов с благословения и нескрываемой поддержки федерального центра преподнесла пример негуманного и антиконституционного отношения к «наказанному народу», превратив г. Владикавказ и Пригородный район в загон для дискриминации ингушского населения.

Так, грех немилосердия, паскудства, коварства, жестокости, смертоубийства и беззакония, совершенный власть имущими, лег тягчайшим бременем позора на весь осетинский народ.

Каковы были истоки политики осетинских властей по «насаждению негативных стереотипов о «ленивых» и «коварных» ингушах, оскорбляющих действий в (их) отношении»? Из свидетельства великого Коста она предстает продолжением политики самодержавия в отношении всех народов Кавказа. Он писал, что «немало достается и осетинам. Газета («Терские ведомости» - Х. Ф.) их рекомендует то необыкновенно культурной нацией ... то причисляет к общему типу кавказских «дикарей-хищников», к которым не может привиться никакая культура. Больше всего, однако, достается ингушам». Их «умственное развитие стоит на низкой степени», и все они – «кандидаты на виселицу, воры и хищники», готовые «пустить пулю в ближнего своего из-за угла, не разбирая ни пола, ни возраста». Однако, «по мнению газеты, туземцы Кавказа если не все, то большею частью — «кандидаты на виселицу», и потому, конечно, церемониться с ними нечего».**

Вот такую же злокозненную, коварную, незаконную и антибожескую пропаганду и соответствующие ей злодеяния и взяла на вооружение галазовщина – бесовщина, и ее прислуга при потворстве и руководстве «демократическо-правового» Российского государства. Их преемники во власти не свернули с этого бесовского пути и продолжают попирать Конституцию РФ, законы и те идеалы, которые были так дороги истинному гуманисту Осетии Коста Хетагурову и его сподвижникам.

Мнение Генпрокуратуры о том, что власть Осетии «избрала путь превосходства силы», нуждается в уточнении. В действительности, галазовы и прочие нечестивцы полагались не на превосходство силы собственного духа, неустрашимости, мощи своего оружия, техники и воинского искусства. Готовя и проводя геноцид ингушей, осетинские власти опирались на политическую, экономическую, финансовую поддержку и военное соучастие Российского государства.

По завершению этнической чистки, 10 ноября 1992 г. А. Галазов, выступая перед Парламентом СО, заявил: «Мы отстояли честь и независимость республики благодаря героическим действиям народного ополчения, гвардии, МВД, добровольцев из Южной Осетии».*** И выразил благодарность заправилам «героических» преступлений против человечности: зампредседателю ВС генералу Ст. Суанову, командующему ополчением Б. Дзуцеву, командиру гвардии Эльбрусу Бароеву и прочей нечисти. Естественно, таким образом Галазов воздавал благодарность и себе, ибо 27 октября 1992 г. он возвел себя в ранг главноначальствующего этих бандформирований (постановления ВС СО ССР - №№ 317 и 318, подчинявшие их Председателю Совета Безопасности и Верховного Совета).

Этим выступлением А. Галазова был дан старт пропагандистской кампании по сокрытию от осетинского народа истины и прославлению вершителей этноцида. Ее можно охарактеризовать словами осетинского поэта Камала Ходова:

И ложь в обыденность возведена,
А те, кто мысли заменяет вздором,
Свои же прославляют имена.
(Из стихотворения «Пушкин»)

Только лживым вздором и можно было выдать творцов преступлений против человечности за героев осетинского народа. В действительности, как свидетельствует Генпрокуратура РФ, члены осетинских незаконных формирований вместе со своими главарями из высших эшелонов власти выступали в роли бандитов.

Между Верховным Главнокомандующим вооруженными силами РФ Ельциным и главноначальствующим бандформированиями Осетии А. Галазовым существовало четкое разделение «труда». В обязанности российской армии и ВВ входил артобстрел и захват ингушских сел, а осетинских бандформирований – изуверское убийство части мирного ингушского населения, в том числе женщин, детей и стариков, и изгнание всех оставшихся из Пригородного района и г. Владикавказа. «Героизму» бандформирований сопутствовал, вершимый ими же, разбой, грабеж, мародерство, захват заложников и уничтожение ингушских домов.

Таким образом, в огне этнической чистки 1992 г. сбылась наиболее худшая часть ожиданий и опасений Коста в его размышлениях о нравственном стержне человека:

Что миру несет он с собой, –
Насилье и зло ли достойно накажет,
Иль вызовет правду на бой?
Безумных ли пиршеств он будет кумиром,
Купаясь в слезах и крови?
Поднимет ли знамя свободы над миром
Во имя Христовой любви?

«Безумное пиршество насилья и зла, слез и крови» 1992 года творилось не «во имя Христовой любви». И вершилось оно на глазах и под носом у российской армии и ВВ. На их языке и устами «государева ока» оно именовалось «локализацией конфликта и разъединением противоборствующих сторон». Именно такая картина представлена Генпрокуратурой РФ: «ополчение и силы МВД СО», входили в ингушские села только «ПОСЛЕ» того, когда их «полностью занимали части Минобороны РФ и внутренних войск» или же они «наступали ВСЛЕД ЗА ними».

Пристального внимания достоин вывод Генпрокуратуры РФ о захвате ингушей в заложники, дающий более полную картину «подвигов» бандформирований Осетии. Во-вторых, следуя логике и аналогии, из него вытекают другие общеизвестные выводы, но они более значимы, потому что исходят от «государева ока». Итак, Генпрокуратура РФ свидетельствует: «Свыше 1200 заложников (мужчин, стариков, детей и женщин)» было захвачено «в период с 31. 10 по 6. 11. 92 г.» не в итоге «самоуправных действий Дзуцева Б., а четко проводимой политики государственных органов СО ССР. Все руководство республики знало» о захвате заложников. «Члены ОНО (ополчения – Х. Ф.) еще до конфликта заранее узнавали адреса ингушей ... и уже (!) 31. 10. 92 г. начали (их) планомерный захват в городе. Работники милиции СО ССР составляли списки всех доставляемых заложников».

Таким образом, следствие установило: «захват заложников был не инициативой отдельных лиц, а частью государственной политики», потому что он осуществлялся «от имени государства (СО ССР) с ведома и молчаливого согласия высших должностных лиц республики ... Совета безопасности и совместно» (!) с МВД СО.

Если рассуждать, исходя из логики и аналогии с захватом заложников, то и все остальные вышеназванные преступления бандформирований Осетии, включая и ее МВД, являлись «частью государственной политики», потому что они осуществлялись «с ведома и молчаливого согласия высших должностных лиц» СО. Допускать, что все они, в том числе МВД и МБ, не ведали о «подвигах» своих подчиненных, было бы крайней степенью наивности.

Данный вывод подтверждается самой Генпрокуратурой РФ: «В этот же период в г. Владикавказе уничтожено путем взрывов и поджогов свыше 60 домов ингушей, как правило, уничтожению предшествовало их ограбление. Также незаконно захвачено и разграблено около 500 квартир». Причастность государственных органов к присвоению этих 500 квартир не вызывает никаких сомнений: ведь г. Владикавказ для проживания ингушей полностью закрыт по сей день. Значит, государственные органы незаконно и аморально оформили их на новых хозяев – погромщиков в ранге «героев» Осетии...

Соучастниками всех вышеупомянутых преступных деяний являлась армия и ВВ РФ. Именно они, захватывая ингушские села, обеспечили безопасность, полный простор и свободу кровавому загулу осетинских бандформирований. Естественно, что все это вытворялось «с ведома и молчаливого согласия высших должностных лиц» РФ, ибо армия и ВВ по определению не могут действовать без приказа. Поэтому совершенно правомерно признать, что высшие должностные лица РФ, солдаты и офицеры армии и ВВ были соучастниками бандформирований Осетий.

Описывая все эти преступления, Генпрокуратура РФ приводит еще одно весьма ценное показание, четко доказывающее алогичность, незаконность и аморальность ее Постановления: «Заседания Совета безопасности республики проходили в помещении штаба народного ополчения СО». В его работе участвовали А. Галазов, Ст. Суанов, главы МВД и МБ Г. Кантемиров и Ю. Бзаев, Б. Дзуцев, Э. Бароев, Председатель Правительства С. Хетагуров, А. Дзасохов. Это «факт доказывает, что руководство республики основную ставку сделало не на силы МВД и МБ, а на ОНО и гвардию». И далее - самое главное: «Штаб ОНО ... в последние дни октября стал фактически штабом всех вооруженных формирований республики, здесь решались любые вопросы...»

Генпрокуратура РФ, дав такое признательное показание в своем Постановлении, в его завершающей части «неожиданно» разразилась совершенно противоположным выводом: «Не получено данных о наличии единого центра, организовавшего массовые беспорядки на территории Республики Северная Осетия, руководившего отдельными преступными группами и лицами, совершившими самостоятельные преступления».

Генпрокуратура РФ лжет!.. По ее же свидетельствам, разбросанным на полях ее Постановления, как уже неоднократно отмечалось, таким центром, организовавшим и осуществившим этноцид 1992 года, являлся Кремль и его подельник - Владикавказ.

Так, по злонамеренной воле ельцинщины-галазовщины ингушский народ угодил в мясорубку этнической чистки в соответствии с имперским принципом коллективной ответственности, как это уже не раз бывало в истории всех народов Кавказа. Об этом с болью и гневом писал Коста: «преступник-ингуш не единолично является юридическим и нравственным ответчиком за свое преступление, а в совокупности со всеми, кто имеет несчастье быть членом не только одной с ним семьи и одного общества, но даже и одной нации. Ты ингуш, значит - хищник, вор и убийца».****

Единственная вина и преступление ингушского этноса в 1992 г., как и всех других депортированных народов, состояло и состоит в любви к Родине, отнятой Российским государством, и требовании законности.

Государственная власть России категорически не желает учитывать исторический опыт, в соответствии с которым еще ни одной империи не удалось усидеть на штыках подавления порабощенных народов и преследования их за любовь к Отечеству. Такой политикой любая империя сама – своими штыками, обеспечивала и приближала свой конец, как когда-то монголы на Руси. Соответственно, и форпостные злодеяния властей Осетии служат не упрочению Российского государства, а ускорению его распада...


Примечания

Название статьи - слова М. Булкаты из его повести «Семь черных бумаг».
Пояснение. Постановление Президиума Верховного Совета РФ (13. 01. 1993 г.) признало народное ополчение и гвардию СО «незаконными вооруженными формированиями». Генпрокуратура РФ также считает их таковыми. Значит, они суть бандформирования.

* Фидарова Р. Я. История осетинской этики. Монография в 2-х томах. Владикавказ. 2012, т. 2. с. 116.
** Постановление Генеральной прокуратуры РФ о прекращении уголовного дела № 18/92642-92 в отношении государственных и общественных деятелей Северной Осетии и Ингушетии, а также в отношении должностных лиц РФ по событиям октября-ноября 1992 года от 8 февраля 1995 г. за подписью помощника Генпрокурора РФ Чуглазова Г. Т. https://spog92.wordpress.com/2013/05/08/
*** Коста и мировой историко-культурный процесс. Сб. статей. Владикавказ, 2014, с. 40. С. А. Айларова «Проблема «интеллигенция и народ» в творчестве К. Л. Хетагурова».
**** Там же, Э. Ш. Гутиева. «Коста Хетагуров и общественно-культурная среда Осетии», с. 73.
*http://www.darial-online.ru/2001_4/galazov.shtml
**http://hetagurov.ru/tvorchestvo/proza/publicistika/Vladikavkazskie_pisma_(IA_tak_davno_ne_pisal...-).htm
*** Доклад Председателя ВС Галазова А. Х. на 18-й сессии ВС СОССР 10 ноября 1992 г. http://terskiykazak.livejournal.com/717238.htmlГазета "Северная Осетия", 11.11.1992 г.
****http://hetagurov.ru/tvorchestvo/proza/publicistika/Vladikavkazskie_pisma_(-IA_tak_davno_ne_pisal...-).htm




* Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции


Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.