Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Русская совесть под пятой путинизма

    20/05/2012

    Нийсон Лич

    Грех против человека – это
    преступление против Господа.

    Библия, Числа, 5:6.

    Где лгут и себе и друг другу,
    и память не служит уму,
    история ходит по кругу
    из крови – по грязи - во тьму.

    Игорь Губерман


    Совесть немецкого народа через Покаяние прошла очищение от нацизма. Совесть русского народа покоится на самом дне невиданного в мировой истории «Бабьего Яра» под завалами десятков миллионов жертв коммунистического террора. Ельцинско-путинская «демократия» возвела над «Бабьим Яром» русской совести курган из тел тысяч истребленных ингушей и 250 тыс. чеченцев.

    Есть ли возможность для Русской совести выбраться из-под этих нагромождений миллионов трупов, наваленных сталинизмом–путинизмом в «Бабий Яр» и на, воздвигнутый над ним, курган?!.. Заправляющая в России клика, одержимая фантомными припадками имперского величия и реваншизма, приговорила совесть русского народа к разложению, пригвоздив ее гулаговским кайлом ко дну «Бабьего Яра». Она, пропитанная тошнотворным трупным смрадом, заражает миазмами гниения всё и вся вокруг. Для закрепления успеха путинизм систематически и методично проводит зачистки русской души от мук совести, продолжая набрасывать на курган над «Бабьим Яром» все новые и новые жертвы, непрекращающегося и поныне, геноцида народов Северного Кавказа.

    В этих мертвящих совесть условиях, вполне естественно и органично, что русскому народу претит идея покаяния России за преступления тоталитарного режима, в том числе и Катынскую бойню. Бремя ответственности за мертвецкий сон русской совести целиком и полностью ложится на путинскую власть и ее Зомби-СМИ, ибо, «если есть побрякунчики, будут и поплясунчики».*

    Власть, изнутри разлагая Русскую империю, творит все для сохранения преемственности поколений от сталинизму к путинизму. Она не заинтересована в реабилитации жертв Катыни. Это обусловлено тем, что следующим логическим и правовым шагом может и должно стать признание преступности коммунистической партии и ее идеологии, а также уже двадцать лет продолжающегося истребления народов Северного Кавказа и реваншистского вторжения в Грузию в 2008 г.

    Итак, как же Святая Русь скатилась в «Катынь»? 5 марта 1940 г. Политбюро ЦК ВКП (б) приняло секретное постановление, которому с полным основанием можно дать кодовое название «О расстреле русской совести». Оно стало партийным сигналом для НКВД к ликвидации выстрелом в затылок польских военнопленных под Катынью. Преступная связка ВКП (б) – НКВД, вступившая в 1939 г. в сговор с нацизмом, произвела 15 тыс. выстрелов в затылок политической, интеллектуальной и культурной элите польского народа. Это без учета тех поляков, которые были уничтожены в других концлагерях Советско–Русской империи. Как явствует из записки председателя КГБ Шелепина Хрущеву в 1959 г. всего, только в тот период, было убито около 22 тыс. поляков.

    Почему польскую элиту убивали выстрелом именно в затылок?!.. Ответ очевиден и чудовищен своей простотой и циничной расчетливостью гражданских и военных преступников из ВКП (б) – НКВД. Во-первых, с целью экономии патронов, которые нужны были советской власти для отстрела, в геометрической прогрессии плодящихся, «врагов народа» и «контрреволюционных элементов», «вредителей» и «социально чуждых элементов». Во-вторых, выстрел в затылок исключал даже гипотетическую вероятность для жертвы остаться в живых и стать одновременно и очевидцем, и, обличающим Катынскую расправу, свидетелем.

    В апреле 1990-го, советское руководство впервые официально признало факт массового истребления польских военнопленных. Перипетии возбужденного уголовного расследования завершились 21 сентября 2004 года. Из 183-х томов уголовного дела 116 были признаны содержащими государственную тайну, часть из них позже была рассекречена. На 16 мая 2011 г. польской стороне было передано только 148 томов дела. Основной, разоблачительный пласт уголовного дела продолжает незаконно оставаться скрытым от общественности в недрах Главной военной прокуратуры РФ и архивах.

    ГВП прекратила уголовное дело № 159 («Катынское дело»), не усмотрев в факте расстрела 22 тыс. поляков признаков политических репрессий. При этом «действия ряда конкретных высокопоставленных должностных лиц СССР квалифицированы, как превышение власти, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств, уголовное дело в их отношении прекращено на основании п. 4 ч. 1. ст. 24 УПК РФ за смертью виновных». То есть, события в Катыни были квалифицированны ГВП как общеуголовное преступление.

    Таким образом, истребление 22 тыс. поляков расценено всего лишь как «превышение власти», а не результат политического террора коммунистической партии, захватившей власть в Стране Советов. И это несмотря на то, что сама Главная военная прокуратура признает в своем Постановлении, что «превышение власти имело тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельствах».

    Есть «тяжелые последствия и особо отягчающие обстоятельства» военного преступления – расстрела 22 тыс. человек, но дело необходимо прекратить, дабы не было особо тяжких последствий для власти и собственности русских реваншистов, в новейшее время продолжающих коммунистическую практику политических репрессий.

    Именно, исходя из этих соображений, российская система власти и так называемого правосудия отказала наследникам жертв Катыни в реабилитации их близких под предлогом «смерти виновных». Их имена засекречены, также как и часть материалов уголовного дела, само постановление ГВП и до минимума ограничен доступ к архивам. Так, российской властью совершенно незаконно поставлен чекистско-полицейский и чиновничий заслон реабилитации жертв Катыни.

    Как видим, русская вертикаль всевластья и коррупции через ГВП разродилась юридической эквилибристикой. С одной стороны, расстрелянных поляков Катыни не признали жертвами политических репрессий и не реабилитировали скопом, да и виновные в трагедии, признаваемой правящей кликой, единогласно решили скончаться как раз накануне окончания расследования. С другой стороны, конкретные, отдельные жертвы Катыни также не подлежат реабилитации, так как, якобы, отсутствуют материалы, доказывающие, что они действительно являются потерпевшими от военного преступления русского государства.

    Факт засекреченности обстоятельств Катынского дела является вопиющим попранием закона «О государственной тайне». Согласно статье 7 этого закона не подлежат «отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина», не говоря уже о военных преступлениях. Эта статья предусматривает, что «должностные лица, принявшие решения о засекречивании перечисленных сведений несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность». Статья 26 также говорит о такой же ответственности за нарушение должностными лицами указанного закона. Причем контроль за обеспечением защиты государственной тайны, т.е. за соблюдением данного закона, возлагается на Президента и Правительство РФ (ст. 30), прокурорский же надзор – на Генерального прокурора РФ (ст. 32).

    Такой принцип «засекреченности» обстоятельств политического террора коммунистического государства запрещает также и Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 г. Он вменяет государству обязанность «обеспечить полный доступ к архивам судов, военных трибуналов, прокуратуры, органов государственной безопасности, внутренних дел и другим архивам, находящимся на территории РФ» (ст. 19).

    Таким образом, круг высокопоставленных государственных лиц, причастных к бесцеремонному неисполнению этого и других законов и «превышению власти» в расследовании Катынского дела сомкнулся вокруг «Бабьего Яра» русской совести и ощетинился в круговой обороне. Российская власть и ее ручное правосудие в данном случае выступает в роли экстремистского сообщества охранителей русского народа от Покаяния.

    Истинная цель прекращения уголовного дела без реабилитирующей составляющей отражена в ч. 3 статьи 24 УПК РФ: «Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования». Кого же ГВП так ревностно оберегает от уголовного преследования своим постановлением, начертанным чернилами беззакония и циничности? Ответ на этот вопрос скрыт в правовой базе Русской империи и международном праве.

    Правовые документы, принятые СССР и РФ, со всей определенностью утверждают, что политические репрессии были актом произвола, беззакония и массового насилия тоталитарного государства.** В этих законах и декларациях государство в лице СССР и РФ берет на себя правовые обязательства по реабилитации жертв политического террора коммунистического режима. Правопреемником СССР является Российская Федерация. О своем правопреемстве она не преминула официально сообщить мировому сообществу после развала СССР.***

    Какое отношение имеют все перечисленные правовые акты к «расстрелу русской совести» под Катынью? Прямое и непосредственное. Это преступление против человечности и военное преступление было совершенно коммунистическим режимом, а российское государство взяло на себя правовые обязательства по реабилитации жертв политического террора.

    Заделом процесса реабилитации жертв политических репрессий стало Постановление Политбюро ЦК КПСС от 05.01.1989 г. Оно признало существование в СССР сталинского периода «практики беззакония, массовых репрессий и произвола». По установке Политбюро ЦК КПСС и предложенному им проекту Президиум ВС СССР принял Указ «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий...» от 16 января 1989 г. Данный Указ, в целях ликвидации последствий беззаконий 30 – 40-х гг., отменил внесудебные решения «троек НКВД – УНКВД», «особых совещаний НКВД - МГБ - МВД СССР» и постановил: «считать всех граждан, которые были репрессированы решениями указанных органов, реабилитированными».

    Во-вторых, этот указ получил свое развитие в Законе РФ «О реабилитации жертв политических репрессий». Он также узаконил безусловную реабилитацию жертв тоталитарного режима. Этот правовой принцип имеет прямое отношение и к жертвам Катынской трагедии, потому что действие этого Закона «распространяется на иностранных граждан, подвергшихся политическим репрессиям на территории РФ с 25 октября 1917 г.» (ст. 2).

    Они подлежат реабилитации и в силу «назначения уголовного судопроизводства» российского государства. В соответствии с УПК РФ оно должно обеспечивать «защиту прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений; реабилитацию каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию» (ст. 6, пп. 1.1, 2).

    Факт «необоснованности уголовного преследования» и массовой расправы с польскими военнопленными признается сегодня как самим российским государством, так и международным сообществом. В частности, Европейский суд по правам человека четко определил расстрел поляков под Катынью как военное преступление, не имеющее сроков давности и счел необоснованным засекречивание материалов расследования Катынского дела.****

    Следовательно, перл ГВП «о прекращении уголовного дела № 159 в связи со смертью виновных» относится к разряду юридических небылиц, так как правопреемником СССР является российское государство, а правопреемницей и наследницей ВКП (б) официально величается КПРФ. Постановление ГВП, игнорирующее принцип правопреемства от СССР к РФ, является неуклюжей попыткой увести российское государство от юридической ответственности за реабилитацию жертв Катыни.

    Во-вторых, ГВП стремится не допустить ничего, что могло бы спровоцировать признание преступности коммунистической партии и ее идеологии. Осуществляется это с хладнокровным и циничным пренебрежением ко всем вышеупомянутым законам и декларациям Советского Союза и России, в которых государство берет на себя безусловное правовое обязательство по реабилитации жертв политических репрессий.

    Ни в одном из этих документов не предусмотрен принцип отказа от реабилитации граждан РФ и иностранцев, репрессированных тоталитарным режимом, ввиду «смерти виновных». Напротив, государство безоговорочно реабилитирует жертвы политических репрессий и обязуется провести мероприятия по их социальной поддержке и выплате компенсаций им или их наследникам.

    Для успешной реализации этого обязательства государство обязано было раскрыть общественности все материалы, касающиеся обстоятельств политического террора в отношении как своих граждан, так и иностранцев. Только таким образом была бы перекрыта возможность отказа в реабилитации из-за, якобы, отсутствия доказательств политических репрессий. В целях затруднения процесса реабилитации вокруг правовых актов о ней было сооружено государственное заграждение надуманных и противоречащих законам РФ подзаконных ведомственных ограничений и запретов. Прорываешься через чекистско-полицейский частокол «нельзя» в архив, но вместо документов о репрессиях близких получаешь ответ в духе В. Путина: «Хочешь реабилитацию? Получи колом по башке…»

    ГВП своим постановлением попирает не только российские законы и Конституцию, но и международное право, действовавшее на момент «расстрела русской совести» под Катынью. Исходя из него, российское государство в лице ГВП не имела права прекращать Катынское дело с такой юридически не выверенной формулировкой. В Гаагских конвенциях о военнопленных (1907 и 1929 годов) ответственность за судьбу военнопленных возложена на «воюющую сторону», т.е. государство, захватившее их в плен. Военнопленных воспрещается убивать. Об их судьбе страна, захватившая их в плен, должна извещать противную сторону, что русская власть соизволила сделать только спустя 50 лет после Катынской трагедии.

    В этих Конвенциях нет юридической благоглупости о том, что в случае смерти конкретных виновных в расправе над военнопленными необходимо прекращать уголовные дела. Ответственность за меры репрессий против них возлагается, прежде всего, на государство, страну, правительство, а не отдельные лица, воинские части или полицейские подразделения. Тем самым, следуя правовому содержанию Гаагских конвенций, Российская Федерация, как правопреемник Советского Союза, ответственна за его преступления. *

    Главная военная прокуратура, исходя из анализа положений сталинской Конституции 1936 г., законов СССР и их реализации на практике, также не сочла нужным в своем постановлении сделать заключение о неконституционности, незаконности присвоения себе государственных – законодательных, исполнительных и судебных, функций коммунистической партией. Это было необходимо сделать, невзирая даже на то, что реальная политика тоталитарного государства никогда не соответствовала духу и букве сталинской конституции, составленной по принципу: на бумаге пишем политическую муть, а на деле – хватаем, пытаем, гноим в концлагерях и расстреливаем…**

    Такое заключение с неизбежностью подвело бы ГВП к выводу о том, что главным виновником Катынской трагедии является государство в лице ВКП (б). И российское государство от имени ГВП, в таком случае, по принципу правопреемства и законам РФ, обязано было реабилитировать жертвы Катыни. С юридической и моральной точек зрения, нет ничего более нелепого, чем факт признания самим государством совершенного им расстрела 22 тыс. польских военнопленных, но, с другой стороны, оно само же в ранге правопреемника отказывается нести за него ответственность…

    Зная все эти правовые документы, путинщина тем не менее отвергает возможность их реализации и нарушает несущие, фундаментальные принципы уголовного права: о вине, законности, справедливости, гуманизме и неотвратимости ответственности (статьи 3 – 7 УК РФ).

    На основании изложенных выше доводов и аргументов со всей очевидностью следует признать, что Постановление ГВП является знаменем неокоммунизма. Оно водружено ГВП над «Бабьим Яром» русской совести и олицетворяет собой приверженность российской власти идеям правового беспредела, политического террора и захватнических войн.

    Только ли к иностранным гражданам – жертвам произвола государства, такое безнравственное и внеправовое отношение в «демократической» стране – Российской Федерации?!.. Нет, еще за девять лет до Постановления ГВП по «делу о Катыни» Генеральная прокуратура РФ установила, непревзойденное в мировой юридической практике по своей правовой нелепости и нелогичности, аморальности и циничности, «достижение».

    Сия надзорная государева контора 16 февраля 1995 г. приняла постановление: «уголовное дело № 18/92б42-92 производством прекратить за отсутствием в деянии состава преступления». Речь идет о преступлениях против человечества и военных преступлениях, совершенных русско-осетинской Государственной ОПГ в Пригородном районе Северной Осетии в октябре – ноябре 1992г.

    В Постановлении черным по белому констатируется, что здесь «погибло 618 человек, ранено 939 человек, не менее 1200 человек подверглись незаконному лишению свободы. Уничтожено или повреждено около 3000 жилых домов, похищено свыше 1500 единиц автотранспортных средств. Причинённый ущерб составляет свыше 50 млрд. рублей, в том числе ингушскому населению около 38 млрд. рублей».

    Далее следует совершенно алогичный, незаконный и наглый вывод: (!) «на основании изложенного, руководствуясь п. 2 ст.5 и ст. 209 УПК Российской Федерации уголовное дело № 18/92б42-92 производством прекратить за отсутствием в деянии состава преступления».

    Ранее я уже писал по этому поводу: «Есть списки гражданских и военных преступников из Республиканской гвардии, Народного ополчения Северной Осетии и «миротворческого» батальона из Южной Осетии. Поименно известны командированные из Москвы гражданские и военные преступники от рядовых до командующих, вплоть до царя-батюшки. Сотни погибших, захваченных в заложники ингушей, причинен огромный материальный ущерб, но… состава преступления нет».


    Виновники Катынской бойни в процессе следствия все до единого человека, в том числе и те, кто непосредственно стрелял в затылок польским военнопленным, по воле ГВП и надзирающей за ней власти, как уже было сказано, скоропостижно «скончались». Хотя мы и не можем проверить достоверность этого факта, так как списки виновных, от организаторов до конкретных исполнителей-палачей, Постановлением ГВП и другими подзаконными актами засекречен.

    Напротив, вдохновители, организаторы и исполнители этнической зачистки Пригородного района Северной Осетии от ингушей до сих пор живы и здравствуют. Кто-то из них, за исключением Б. Ельцина и Е. Гайдара, продолжает пребывать на государевой или военной службе, бизнесе или науке, или же вкушает свой, заслуженный геноцидом ингушей, пенсионный куш.

    Еще более устрашающую картину правового нигилизма и безнаказанности, захвата власти и ее упрочения, грабежа и мародерства в непомерно крупных размерах мы видим в развязанной впоследствии захватнической войне против Чеченской Республики Ичкерия и геноциде ее народа. Истребление чеченцев по своей массовости и садизму не уступает политическим преступлениям Русского Коммунизма.

    Стоит также проследить позицию и других, кроме ГВП, сторон российского государства, прикоснувшихся к бойне в Катыни своей аморальностью и приверженностью беззаконию. Государственная дума РФ 26 ноября 2010 г. приняла заявление «О Катынской трагедии». Она (!) признает, что Катынская трагедия – это «акт произвола тоталитарного государства». «Осуждая террор и разделяя скорбь с польским народом», депутаты Госдумы РФ «от имени российского народа протянули ему руку дружбы», но отказали в реализации уже принятых их предшественниками правовых актов о реабилитации жертв произвола советского государства.

    Депутаты – верноподданные холопы Президента Всея Руси, не соизволили произнести ни единого слова о прощении, извинении или покаянии, не говоря уже о реабилитации жертв Катыни. Да и зачем Госдуме говорить о ней, если расстрелянные поляки, как верещат депутаты, «уже с исчерпывающей очевидностью реабилитированны самой историей». То есть, выходит, что, если жертвы Катыни реабилитировала история, то с какой стати им – депутатам, ее – историю-то, дублировать. Хотите «наше глубокое сочувствие» - кушайте на здоровье, а реабилитацию - ни-ни!

    Наследники и правопреемники палачей жертв Катыни числом в 57 голов, представляющие в Госдуме фракцию КПРФ, все дружно проголосовали даже против такого, с юридической точки зрения невежественного и незаконного, а с позиций нравственности постыдного, заявления Парламента РФ. Этот факт не вызывает удивления, потому что их коммуно-нацистское нутро, жаждущее реванша, отрезало им путь к законности и человечности, ибо «на то свинье дано рыло, чтоб оно рыло».***

    Министр иностранных дел РФ С. Лавров заявил, что российская «правовая база (!) затрудняет принятие соответствующих решений о юридической реабилитации. Однако мы ищем пути их формулирования и такие решения будут приняты. Вопрос должен быть решен таким образом, чтобы удовлетворить семьи польских офицеров и одновременно сохраниться в правовом поле России».


    Господину Лаврову нет никакой надобности лихорадочно метаться в безграмотных поисках «путей формулирования» юридической реабилитации, потому что они уже проложены российским законодательством. Русь авторитарная должна просто вернуться в свое же, уже более 20-ти лет, официально существующее правовое поле и в пределы международного права из своих блужданий по сталинско-путинским юридическим закоулкам и тупикам.

    Господин Лавров, думать надо, прежде всего, не о том как «удовлетворять семьи польских офицеров», а о Совести и Законе. Однако у вас, вашего Хозяина и ваших подельников из правящей пены огромные проблемы дефицита как Совести, так и Закона. Вернее будет сказать, что эти понятия и вы несовместимы.

    В. Путин на встрече с польским коллегой Дональдом Туска в Смоленске в апреле 2010 г. торжественно провозгласил: «Этим преступлениям (в Катыни – Н.Л.) не может быть никаких оправданий, в нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима. И такая оценка не подлежит никаким ревизиям».

    Действительно, В. Путин, как юрист экстра-класса знает, о чем говорит. Но знает только с позиций демагогии: «В наших силах сохранить, восстановить правду и историческую справедливость. Не может быть стерта память о мученической смерти невинных жертв и спрятана память о преступлениях и палачах».

    В реальности же путинизм, отвергая правовую базу, оккупированного им государства, проводит «ревизию злодеяний тоталитаризма», преподнося Польше весь тот набор произвола и беззакония, безнравственности и циничности, о котором уже говорилось выше. В целях «восстановления исторической правды» путинщина скрыла полную правду о жертвах Катыни, отказалась от их реабилитации, «спрятав память о преступлениях и палачах» под чекистско-полицейский колпак государственной тайны.

    Но Путина понесло: «Десятилетиями циничной ложью пытались замарать правду о катынских расстрелах, но такая же ложь - возлагать вину за эти преступления на российский народ».

    Но это уже чистой воды шулерство с передергиванием фактов и циничной подменой понятий. Польша возлагает вину за Катынь, прежде всего, на русскую коммунистическую власть, которая превратила свой народ в пушечное мясо, в орудие глумления над нравственностью. Польша и близкие жертв Катыни предъявляют свои претензии и иски именно российской власти, но не русскому народу. А путинизм всей мощью государственной машины принуждения и насилия и имперско-реваншистской пропагандой отвел русскому народу роль отказника от Покаяния и «сантехнического набора» по зачистке Кавказа от помыслов о свободе и независимости, от законов и жизни. В конечном же счете, цель отказа от реабилитации жертв Катыни и такой национально-истребительной политики – это окончательное закрепощение русского народа.

    И, шествуя далее курсом неосталинизма, В. Путин заявил: «России и Польше надо избежать тупика непонимания и вечного сведения счетов. Мы не имеем морального права оставить будущим поколениям груз взаимного недоверия».

    Дешифровка «донесений» резидента ФСБ, внедрившегося в Кремль, выдает их истинное, практическое значение: «Русскую совесть реабилитировать нельзя, недопустимо, дабы это не привело к провалу спецоперации по удержанию власти и дележу государственного пирога. Ее необходимо выкопать из «Бабьего Яра», чтобы насиловать и четвертовать, а затем снова закопать еще глубже. Только так удастся загнать народы Польши и России в «тупик непонимания, вечного сведения счетов и груза взаимного недоверия», что позволит нашим прямым и косвенным преемникам и наследникам сохранять власть и собственность».

    Реабилитация нужна не только жертвам Катыни, сгинувшим в «Бабьем Яру» коммуно-нацизма, и их близким. Она, прежде всего, жизненно необходима, трепыхающейся в кровавых и цепких объятьях сталинизма - путинизма Русской совести. Вырваться из них она сможет только через Покаяние, которое должно осуществиться не под давлением польской стороны, а по христианскому движению русской души. Об этом не понаслышке «знает» и вещает и сам «дорогой» Владимир Владимирович: «Интеграция на европейском пространстве в рамках единых христианских ценностей крайне востребована».

    В реальности же Владимир Окаянный недостижимо далек от своих звонких демагогических деклараций – посланий крепостному люду Святой Руси. Процесс Покаяния не предполагает выдвижения встречных выпадов и исков, как это делает Русская власть и ее Зомби-СМИ. Ни одно из Священных Писаний и общечеловеческая мораль не выдвигает условием покаяния грешника (преступника) покаяние перед ним других грешников.

    Каждому человеку и народу предначертано самому влачить на себе груз своих грехов и преступлений против Господа и Совести. Здесь, в земной жизни, от Них можно отмахнуться. Перед Судом Божьим и Историей от ответа не уйти и ответственности не избежать, но через Покаяние человек и народ и при их жизни могут прийти к прощению грехов, ибо сказано: «Покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши…»****

    Во всех религиозных конфессиях, в том числе и христианской, уделяется большое внимание проблеме Покаяния за свои грехи. В соответствии с ними оно состоятельно при наличии следующих составляющих:
    осознание греха;
    признание в нем;
    отказ от каких-либо оправданий;
    мольба о прощении у Господа и жертвы твоего греха;
    отречение от его совершения в будущем;
    Вершиной покаяния является воздаяние жертве твоего произвола и насилия в правовом и финансовом выражении.

    Как мы уже убедились, Русская власть и, закабаленный ею, русский народ не прошли через перечисленные этапы Покаяния, за исключением признания факта расстрела 22 тыс. польских военнопленных. Хотя следует отметить, что и это признание власть, агонизирующего Советского Союза, была вынуждена выдавить из себя под давлением международной общественности.

    Почему под «крышей» одной статьи объединены такие вроде бы, географически и по времени далеко отстоящие друг от друга примеры преступлений тоталитарного государства. Потому что Катынь – это один из преступных плацдармов Русского Коммунизма, с которого осуществлялись все последующие акты геноцида советского и «демократического» периодов. Потому что они – звенья единой тоталитарной цепи политических репрессий Русской власти против граждан СССР и иностранцев, народов – узников Гулага, оккупации стран Прибалтики, Восточной Европы, части Грузии и геноцида народов Северного Кавказа (1992 – 2012 гг.).

    Если бы удалось объединенным нравственным и политическим, правовым и дипломатическим натиском названных государств и их народов вырвать любое из этих звеньев, то цепь преступлений против человечества, опутавшая Россию, была бы разорвана со всеми вытекающими из этого последствиями…

    Резюмируя можно сказать, что в соответствии с религиозно – нравственными представлениями о покаянии и законами РФ жертвы Катыни подлежат безоговорочной реабилитации. Но будут ли они реабилитированы в обозримом будущем? Покается ли «Святая» Русь за преступления против человечества и военные преступления, совершенные ею за последние 95 лет и, в частности, за Катынские злодеяния?..

    Не ведаю. Зато совершенно определенно знаю, что Совесть и Законы для Русской власти не более чем демагогическая мишура. В этом, комментируя майские митинговые страсти в Москве сего года, весьма конкретно признался Д. Песков - ретранслятор заветных помыслов В. Путина: «Печень митингующих надо размазать по асфальту».

    Вполне по-сталински, и посему: «бурные продолжительные аплодисменты» и далее курсом произвола, политического террора и… неизбежного обрушения «вертикали». Кстати, «размазать печень митингующих по асфальту» гораздо экономичнее, чем переводить патроны, стреляя им в затылок. Вот такое в России творческое развитие идей и практики Русского Коммунизма.

    Я же ухожу на время от, изъевших душу, блужданий по памятным местам сталинизма - путинизма и завершаю данную статью – отповедь, пощечиной русской власти от Игоря Губермана:

    Не вижу в русском рабстве неумытом
    ни избранности признак, ни величия…

    18 апреля – 20 мая 2012 г.



    Примечания
    * Русская пословица
    ** Здесь приведен перечень этих правовых документов:
    а) Постановление Политбюро ЦК КПСС № 145, п. 39 «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30–40-х и начала 50-х годов» от 05.01.1989 г.
    б) Указ Президиума ВС СССР № 10036-XI «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30 – 40-х и начала 50-х годов» от 16 января 1989 г.;
    в) Декларация ВС СССР «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» от 14 ноября 1989 г.;
    г) Закон РФ № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 г.;
    д) Закон РФ № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 г.;
    е) Постановление ВС РСФСР от 18 октября 1991 г.
    ж) Постановление Конституционного Суда РФ от 30 ноября 1992 г. N 9-П («Дело КПСС»);
    з) 3аявление Государственной Думы ФС РФ «О Катынской трагедии и её жертвах» от 26 ноября 2010 г.;
    и) Определение Конституционного Суда РФ от 18 апреля 2000 г.;
    к) Постановление ЕСПЧ по делу Катыни от 16 апреля 2012 г.

    *** Этот факт отражен в следующих документах:
    а) Ноты МИД РФ от 3 и 13 января 1992 г.;
    б) Заявление членов ЕС и Совета Европы от 23 декабря 1991 г., принимающее к сведению, что права и обязательства бывшего СССР «будут продолжать осуществляться Россией»;
    в) Многочисленные договоры России с бывшими странами СССР

    **** Постановление Европейского суда по правам человека по «Катынскому делу» от 16 апреля 2012 г.

    * 1. Гаагская IV Конвенция от 1907 г.:
    а) статья 3: «Воюющая Сторона … ответственна за все действия, совершенные лицами, входящими в состав ее военных сил»;
    б) статьи из Приложения к Конвенции:
    ст. 4 - «Военнопленные находятся во власти неприятельского правительства, а не отдельных лиц или отрядов, взявших их в плен»;
    ст. 23 – «Воспрещается: в) убивать неприятеля, который безусловно сдался».

    2. Гаагская III Конвенция о содержании военнопленных от 27 июля 1929 года:
    а) статья 2 – «Военнопленные находятся во власти неприятельской державы, но отнюдь не отдельной воинской части, взявшей их в плен. Меры репрессий в отношении их воспрещаются».
    б) статья 8 – «Воюющие стороны обязаны в кратчайший срок извещать друг друга о всех пленных через посредство справочных бюро».

    ** Сталинская Конституция 1936 г.:
    а) ст. 30 - «Высшим органом государственной власти СССР является Верховный Совет СССР»;
    б) ст. 32. – «Законодательная власть СССР осуществляется исключительно Верховным Советом СССР»;
    в) ст. 64. – «Высшим исполнительным и распорядительным органом государственной власти СССР является Совет Народных Комиссаров СССР»;
    г) ст. 102. – «Правосудие в СССР осуществляется Верховным Судом СССР, Верховными Судами союзных республик, краевыми и областными судами, судами автономных республик и автономных областей, окружными судами, специальными судами СССР, создаваемыми по постановлению Верховного Совета СССР, народными судами». Как видим, здесь нет упоминания никаких Политбюро ЦК ВКП (б) и порожденных им «троек» и «особых совещаний» НКВД-МГБ…
    д) ст. 111. «Разбирательство дел во всех судах СССР открытое, поскольку законом не предусмотрены исключения, с обеспечением обвиняемому права на защиту».

    *** Русская пословица
    **** Деяния Апостолов, 3:19






    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.