Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Блокируется ли активность национальных меньшинств в Дагестане

    07/02/2011
    Кавказский дневник
    Нино Двали

    Число заказных убийств в Дагестане постоянно растет

    Лидер дидойского меньшинства Магомед Гамзатов был найден мёртвым 5 февраля. По заявлению родственников, Гамзатов был убит (причиной смерти называют отравление), что связано с его непримиримой гражданской позицией.

    По словам одного из односельчан, Ризвана Шейхульисламова, Магомед не жаловался на здоровье. «В день смерти его никто не видел, а вечером нашли мёртвого на работе. У умершего отмечались симптомы отравления. Родственники считают, что его отравили представители определённых структур, но от конкретизации воздерживаются» - заявил он.

    Пресс-служба министерства внутренних дел Дагестана воздержалась от комментариев по поводу причин смерти М.Гамзатова.

    Если вспомним последний период деятельность Гамзатова, то становится ясно, что своими действиями и высказываниями он действительно представлял опасность для определённых сил. Чем он отличался от остальных защитник интересов дидойского меньшинства и почему мог стать мишенью?

    Впервые имя Магомеда Гамзатова стало известно широкой общественности в декабре 2010 года, после того, как он приехал в Грузию и обратился к парламенту с просьбой помочь решению проблем дидойцев. По словам Гамзатова, он на протяжении многих лет боролся за восстановление прав своего малочисленного народа (дидойцев). Он не раз ставил вопросы, касающиеся национальных интересов дидойцев и улучшения их социально-экономического положения, как перед федеральным российским правительством, так и перед республиканскими властями Дагестана. Хотя, проблемами дидойцев в правительстве никто не заинтересовался. Гамзатов считал, что из-за коррупции во власти, отсутствия финансирования и поддержки дидойцев, на их проблемы в Российской Федерации никогда не обращали должного внимания.

    Гамзатов привёз в Грузию 14 тысяч подписей дидойцев. Эти подписи были собраны 2 года назад среди жителей 46 деревень Цунтинского района. В протоколе написано, что подписавшие его лица доверяют Гамзатову решение своих политических и социальных проблем. Во время своего визита в Грузию, Гамзатов встретился с председателем комитета по делам соотечественников за рубежом Нугзаром Циклаури и другими грузинскими парламентариями. По заявлению Циклаури, действующий в Тбилиси Центр по изучению иберийско-кавказских языков со вниманием отнесётся к проблеме дидойского языка, он так же не исключил возможности издания в Грузии букваря и учебника грамматики для дидойского народа. Председатель комитета особо подчеркнул, что на данном этапе Грузия может помочь только в распространении объективной информации о проблемах дидойцев и донесении её до международных организаций.

    До приезда в Грузию, в августе 2010 года Гамзатов побывал в Москве, где он обратился к Уполномоченному по правам человека при президенте Российской Федерации. Среди вопросов, жизненно важных для дидойцев, проживающих в Цунтинском районе, Гамзатов называл следующие: признание дидойцев народом, пострадавшим в результате репрессий, выделение им компенсаций для постройки домов в Цунтинском районе (для справки: в 1944-57 годы, вовремя депортации чеченцев, дидойцев насильственно переселили во Веденский район Чеченской республики, а для того, чтобы этот народ не смог вернуться обратно, дома в Цунтинском районе были сожжены. Из-за этого, после репатриации чеченцев, только часть дидойцев смогла вернуться в родные деревни. Из 40 тысяч дидойцев только 14000 проживают на родной земле, остальные разбросаны по территории Дагестанской республики); изменение названия Цунтинского района и переименование его в Дидойский район; право обучения дидойцев в начальных классах школы на родном языке, а в старших классах – изучение дидойского языка как отдельного предмета.

    Как отмечал Гамзатов в своём интервью, его с этими документами направили в министерство по национальным вопросам Дагестана, однако он безрезультатно ждал ответа.

    За визитом Гамзатова в Грузию последовал большой резонанс в местных и федеральных средствах массовой информации, в то время как до этого все его инициативы игнорировались. Руководство Цунтинского района и представители общественности на специально устроенном митинге протеста и в заявлениях, сделанных для СМИ, выразили своё негативное отношение по поводу визита Гамзатова в Грузию. На специально устроенных митингах в нескольких деревнях были сделаны заявления, что малочисленный дидойский народ исторически входит в группу аварских народов, и у него нет каких-либо претензий.

    В связи с этим, министр Дагестанской республики по вопросам национальностей, религии и внутренним связям Бекмураз Бекмуразов, в интервью изданию «Кавказский узел», довольно резко высказался по поводу визита Гамзатова в Грузию и факту его обращения за помощью к парламенту Грузии. По его словам, «Гамзатов не является жителем Цунтинского района, и он не имел права делать подобные заявления. Жители района не знали, что Гамзатов от их имени обратился к правительству Грузии. Кроме того, Гамзатов использовал подписи, собранные два года назад совершенно по другому поводу».

    Несмотря на начало информационной войны против Гамзатова, после возвращения в Дагестан, он продолжал активно бороться за права дидойцев. За месяц до смерти, 4 января, по инициативе Магомеда Гамзатова состоялась встреча дидойцев, на которой были рассмотрены причины и результаты его визита в Грузию.

    Во время встречи была принята резолюция, в которой отмечалось, что действия Магомеда Гамзатова не противоречили Конституции и законам Российской Федерации. Согласно второму пункту резолюции, дидойцы будут продолжать работу на республиканском и федеральном уровне для решения проблем своего народа.

    На встрече прозвучали заявления, в которых отмечалось, что дидойцев объединили в группу аварцев с целью усиления последних. Как впоследствии выяснилось, прозвучало заявление – «Чем мы хуже других малочисленных народов – рутульцев, агульцев, цахурцев, у которых есть свои представители в правительственных органах». В тот же день было решено обратиться за помощь к международным организациям.

    Следует отметить, что за несколько дней до убийства, Гамзатов сделал заявление, что хотел бы встретиться с жителями нескольких деревень Цунтинского района, но местное руководство не пустило его ни в одну из этих деревень.

    Несмотря на то, какое заключение сделает экспертиза в связи со смертью Гамзатова, условия гибели и события, произошедшие за последнее время, дают повод предполагать, что его смерть была желанна для определённых политических кругов. Для этнически многообразного Дагестана заявления этнических меньшинств всегда воспринимались особенно болезненно. Смерть Гамзатова при невыясненных обстоятельствах (хотя, можно сказать, что всё и так ясно), усугубит синдром страха среди представителей других национальных меньшинств, посмевших выразить какой-либо протест.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.