Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Хаос на Кавказе


    За первые восемь месяцев этого года было совершено в четыре раза больше террористических актов, чем за весь прошлый год. Погибло 149, а ранено 384 военнослужащих и сотрудников внутренних дел. Потери сепаратистов составляют 167 человек, 298 попало в плен. Эти данные свидетельствуют, что Москва по-прежнему не способна взять под полный контроль «мягкое подбрюшье» России.

    Удовольствие получают лишь туристы-экстремалы

    Десятилетие назад закончилась вторая чеченская война России. Из региона большей частью вывели федеральные войска, восстановление (если и не в душах) закончилось. Столица Чечни, Грозный, по свидетельствам посетивших его репортёров Journal du Dimanche, «своими элитными магазинами, щедро украшенными зданиями и строящимися небоскрёбами напоминает владения шейхов. Но за этими декорациями после десяти лет войны господствует страх и насилие».

    Борьба сепаратистов (террористов, бандитов, боевиков, исламских джихадистов – ненужное зачеркнуть) против федеральных сил не только никак не хочет заканчиваться, но и, согласно выше приведённым данным, как раз обостряется. В этой асимметричной войне более значимые очаги сопротивления ликвидированы годами ранее, в то же время партизанская война, череда террористических актов распространяется на всё большее число провинций, северокавказских республик. Целями являются правоохранительные органы, местные руководители, инфраструктура или любое место со значительным скоплением людей.

    Исполнители террористы

    Вот, лишь несколько из резонансных инцидентов последних месяцев.

    В конце июля в республике Кабардино-Балкария взорвана ГЭС на реке Баксан в 25 МВт. Несколько дней спустя неподалёку расстреляли троих армейских офицеров, а в конце августа в Нальчике, столице республики, вступили в бой с внутренними войсками.

    В Ингушетии произведён взрыв на рынке, и совершено покушение на имама. (В этой республике за последние пять лет убито 400 сотрудников внутренних дел.

    Во время взрыва, совершённого террористом-смертником перед входом на центральный рынок североосетинского Владикавказа, погибло 15 человек, 80 человек ранено.

    В Дагестне взорвано железнодорожное полотно между Манасом и Ачи, а спустя несколько дней между Инчхе и Избербашом. В сентябре террорист-смертник на грузовике, начинённом взрывчаткой, пытался прорваться на территорию военного лагеря в Буйнакске. Это удалось предотвратить, но трое солдат всё равно погибли, 33 человека ранено. Из огнестрельного оружия тяжело был ранен вице-мэр Кизляра, там же похитили, а потом и обезглавили подполковника пограничной службы. В дагестанской столице, Махачкале, застрелили начальника исправительной колонии. На Центорой, родовое село Рамзана Кадырова, напала и поджигала дома группа из 30 человек. В бою погибло 12 повстанцев и 5 милиционеров.

    Это официальные, более-менее достоверные данные. Только о том, сколько в это время сотрудниками федеральных властей и в особенности головорезами местных «пророссийских» князьков (в первую очередь, перешедшего на сторону Москвы после первой чеченской войны Кадырова) было совершено преступлений против мирных жителей, сколько похищено, замучено и убито, нет достоверных данных. Представители правозащитного общества «Мемориал» и местные омбудсмены фиксировали множество таких случаев и сообщали о них компетентным органам, но почти во всех случаях безрезультатно.

    Большая часть боевиков, террористов, смертников, часто женщин, сегодня уже, как правило, берётся за оружие не столько по идейным мотивам, сколько из-за кровной мести между кланами или отдельными людьми, или из-за того, что от отчаяния из-за присутствующих повсюду террора, коррупции, безработицы просто не видно другого выхода. Но, конечно, всё это, как правило, покрыто идеологической глазурью. Их вожди и наставники под разными громкими лозунгами продолжают свою борьбу.

    Эмиром Кавказского Эмирата называет себя чеченец Доку Умаров, которого уже и Соединённые Штаты занесли в список международных террористов. В то время как неоднократно всплывали известия о его смерти, Федеральная служба безопасности в течение многих лет безрезультатно пытается напасть на его след. Велика вероятность, что он стоял за двумя терактами, проведёнными вдали от Кавказа – взрывом «Невского экспресса» и взрывом в московском метро весной этого года. Но, по сведениям повстанческого сайта, чеченские сепаратисты вместо него выбрали нового лидера в лице полевого командира Хусейна Гакаева. В середине октября предположительно уже его люди хотели расправиться с членами грозненского парламента, когда в перестрелке погибло трое и было ранено семнадцать человек.

    Сортир Путина

    Лидеры других группировок – радикально настроенные ваххабиты, называющие себя местными эмирами и провозглашающие священный джихад. В своё время они организовывали захваты заложников в московском театральном центре, а потом и в североосетинской школе в Беслане. Люди, близко знакомые с ситуацией, уже не считают настолько очевидной историю с московскими взрывами домов в 1999-м, повлёкшими многочисленные жертвы: по мнению противников Путина, эти акции организовали его спецслужбы с провокационными целями, чтобы у него был повод нанести удар по сепаратистам, тогда ещё представлявшим более значительную силу.

    В начале десятилетия Путин, помимо прочего, укрепил свою президентскую власть и свою популярность среди россиян как раз тем, что пообещал: «Мы замочим террористов в сортире». Дмитрий Медведев, который якобы и в этом вопросе имеет частично другие взгляды, чем у своего предшественника и заодно возможного наследника, хотел бы иными, более целенаправленными действиями покончить с северокавказскими волнениями.

    Он также не отбрасывает необходимость жёстких мер, но делает акцент не на них. Своим президентским указом в январе он создал отдельный Северо-кавказский федеральный округ, во главе которого поставил не «силовика» (сотрудника силовых структур), а располагающего опытом работы в финансовой сфере специалиста-управленца в лице Александра Хлопонина для того, чтобы, в первую очередь, общественными и хозяйственными инструментами попытаться побороть хаос с пороховым запахом. В то же время и его руки связаны, и не в последнюю очередь из-за того, что ещё не скоро удастся избавиться от таких нахрапистых, своенравных, не чурающихся бандитских методов и этим подкладывающих дров в костёр местного сопротивления приспешников.

    Экстремальный туризм

    На сайте российского правительства недавно появился документ о стратегии социального и экономического развития Северного Кавказа на 15 лет. Важное место занимает в нём план создания ста тысяч рабочих мест, в первую очередь, в лёгкой и пищевой промышленности, сельском хозяйстве, но главным образом в туристической отрасли. Но есть опасность, что туристы (как россияне, так и иностранцы) не будут рваться увидеть пейзажи дикой романтики. Если только они не туристы-экстремалы.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.