Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Проблемы терроризма в РСО- Алания и пути ликвидации последствий осетино–ингушского конфликта

    25/10/2010

    Джабраил Габачиев, Председатель Ассоциации адвокатов РСО – Алания за Права Человека

    Об истинных истоках терроризма в Северной Осетии.

    По проблематике терроризма исписано масса научных изысканий и трудов во всем мире и в России тоже. Принято множество правовых актов по вопросам борьбы с терроризмом. Есть и «положительный» опыт уничтожения террористов на основе путинской концепции «мочить в - сортире». Все это так. Но это не останавливает терроризм и не сокращает число смертников. Власти и отдельные спецы объясняют это активизацией внешних сил международного терроризма или исламского фундаментализма. Несомненно, это так. Но, вместе с тем, мало уделяется внимания изучению внутренних движущих сил терроризма. Особо не достаточно изучены вопросы характерных особенностей террористических проявлений по географии и национальным особенностям. Вопреки принятым утверждениям, терроризм имеет свои национальные и религиозные особенности.

    Если проанализировать факты проявления террористических актов, происходящих внутри Российской Федерации, то они коренным образом по своему характеру отличаются от терроризма, которые совершаются в разных точках мира. Российский терроризм, имея свои корни и свою специфику, также имеет свои характерные особенности. На Северном Кавказе, в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино – Балкарии, Карачаево – Черкесии – терроризм внутреннее явление. Мотивация террористов иная, чем в Северной Осетии. У нас в республике - террор – явление привнесенное извне. И как бы многим не хотелось это признавать - террористические акты совершаемые в нашей республике – это следствие не урегулированности последствий осетино–ингушского конфликта октября – ноября 1992 года.

    А, если быть точнее, то негативные последствия политики, которая проводилась в стране в разные периоды: большевизма по ликвидации казачества как класса и последующей, массовой депортации ингушей; отсутствия здравого смысла при принятии закона о «территориальной реабилитации репрессированных народов» и призыва к «суверенизации».

    По большому счету – это последствия, так называемой ленинской национальной политики. Создавая союзное государство и РСФСР по территориально – государственному принципу, большевики заложили «мину» замедленного действия под устои советской, а теперь и российской государственности.

    Самое обидное и непонятное то, что зная это, российское руководство,
    не наученное, горьким опытом развала Союза СССР, не проявило ответственной политической воли, чтобы реформировать ( модернизировать) государственное устройство Российской Федерации.

    Существующее положение вещей с государственным устройством входит в противоречие с отдельными положениями Основного Закона - Конституции Российской Федерации. Учреждение Северо – Кавказского федерального округ -
    половинчатая мера и не может исключать конфликтных ситуаций, не может гарантировать исключения нового осетино – ингушского конфликта.
    Наряду с созданием окружной ветви исполнительной власти, было бы разумным и рациональным создание и представительного органа власти- Северо – Кавказского парламента. Опираясь на волю представителей народов Северного Кавказа, можно успешно решать региональные проблемы.

    К сожалению, сами народы населяющие регион, по прежнему, слабо вовлекаются, в процесс управления делами государственной важности.

    Отсюда, как мне кажется, следует объективный вывод: В эскалации напряженности, в том числе, возникновении осетино – ингушского вооруженности конфликта октября – ноября 1992 года, основная доля вины и ответственности лежит тяжким грузом на центральную власть ( союзную и федеральную). К сожалению федеральная власть до настоящего времени не признала за своей ответственности за ошибки советской власти ( деяния большевиков). Не прияло должных мер к примирению осетин и ингушей, вольно или невольно ставших жертвами безнравственной имперской политики СССР и России.

    Наоборот, федеральная власть, ошибочно расценив этот конфликт, как межнациональный, несправедливо возложила всю ответственность на сами конфликтующие стороны: осетин и ингушей. Естественно, что в такой ситуации, каждая из сторон, пытается обвинить другую сторону. Осетины – ингушей, ингуши – осетин. В результате оба народа оказались без вины виноватыми. Сегодня, проводить новое расследование причин и условий конфликта бессмысленно. Возможно, если возобладает разум и будет учрежден Парламент СКФО, то можно будет, передать на рассмотрение специальной парламентской комиссии, чтобы она дала беспристрастную оценку событиям прошедших лет.

    Истина нужна не только для истории, но и для сегодня живущих, в т.ч. непосредственных участников конфликта. Тогда легче будет достичь достойного примирения. Народы не наказуемы, за грехи отдельных подонков.

    Социально – экономическая проблема

    Сегодня, только ленивый не занимается критикой власти. Но ситуация по ликвидации последствий осетино – инугшского конфликта резко обостряется. Происходит, так называемая, палестинизация осетино – ингушских отношений. С одной стороны, ингушский народ ( уважаю его право и волю на создание своей республики ) желает создать полностатусную республику с определением административных границ по всему периметру, с учетом исторических мест проживания до своей депортации, т.е. 1944 года.

    С другой стороны, исполнение права и желания ингушской стороны, нарушает территориальную целостность Республики Северная Осетия – Алания, посягает на суверенные права её многонационального народа.

    Получается, что как и между евреями и арабами, так и между осетинами и ингушами, основная проблема - земельный вопрос ( или территориальный спор). Но в отличие от Израиля и Палестины, РСО- Алания и Республика Ингушетия – субъекты Российской Федерации и находятся в едином правовом (конституционном) пространстве. Следовательно, решение территориальной проблемы - в совместном ведении обеих республик и федерального центра. Тем ни менее, здесь – то и получилась правовая коллизия. С одной стороны, федеральный закон «О территориальной реабилитации», с другой стороны – конституционное положение по которому изменение административной границы возможно с согласия субъекта федерации. Спор не разрешенный даже на уровне международного права.

    В Кремле в качестве компромисса ввели понятие – мораторий, на новую «перекройку» административных границ ( а сколько их было за ХХ век?). Мораторий – это режим ожидания для сторон. Осетины и ингуши не могут долго терпеть режим не определенности. Думается, что Конституционный Суд Российской Федерации правомочен разрешить эту коллизию и внести определенную ясность. Внутри единого государства правовая неопределенность, всегда чревата опасными последствиями.

    Как показывают события, дольше терпеть с мораторием не согласна ингушская сторона, а потому не вносит изменения в свою Конституцию, по которой Пригородный район РСО – Алания де–юре продолжает быть включенным в состав Республики Ингушетия. Подобное состояние вещей правомерно настораживает осетинскую сторону, что спор о территории, рано или поздно, может реанимироваться. Значить, осетины, будут жить в постоянном страхе и тревоге. В свое время, автор настоящего письма, предложил идею объединения двух республик в один субъект федерации. Но, это тоже, как оказалось, не выход из положения.

    Надо отдать должное, в этом вопросе, здравый смысл проявил Президент Ингушетии Ю.Б. Евкуров (на словесном уровне), поддержанный Главой республики РСО – Алания Т. Мамсуровым. Снимая территориальные притязания, решить вопрос о возвращении беженцев и вынужденных переселенцев из числа лиц ингушской национальности в места прежнего проживания. Но и здесь проблемы. Нет гарантий, что территориальные притязания не могут возобновиться при другой власти. Тем более, что это желание главы республики юридически не оформлено волеизъявлением ингушского народа. И, вряд ли таковое может случиться. А тем временем, с учетом роста народонаселения Ингушетии, будет актуализироваться вопрос расширения жизненного пространства. Следовательно, надо делать так, чтобы земля перестала быть основным источником благосостояния. К примеру, благосостояния граждан Японии, Сингапура, Гонконга, мало зависит от множества земли. Россия, необъятная и богата страна, а люди бедные по сравнению с названными субъектами. Поэтому, считаю, единственно разумным решением проблемы – это создание осетино – ингушского ТЕХНОПАРКА - кремниевой долины. Использовать известные разработки профессора И. К. Хузмиева по этой проблематике.

    Кроме земельного вопроса, есть и другая проблема. Известно, что вследствие конфликта, ингушская часть населения Северной Осетии была искусственно отстранена от процесса приватизации государственной ( общенародной) собственности ( следует признать, что ингушская часть своим трудом на заводах и фабриках, колхозах и совхозах внесла значимый вклад в накопление этой самой собственности в Северной Осетии). Представители ингушского меньшинства также были отстранены от участия в работе в органах власти всех уровней и ветвей в РСО – Алания.

    Отстранение от приватизации – это несправедливость, которая остается не компенсированной. Хотя следует отметить, что и абсолютное большинство населения республики, также оказалась обделенной от передела собственности (обманутой приватизационными чеками).

    Естественно, что Северная Осетия не имеет ресурсной возможности, возместить ингушам эти материальные и моральные потери. По той же причине, Республика Ингушетия не имеет реальной возможности, компенсировать потери беженцам и вынужденным переселенцам. Нужны реальные деньги или материальные ценности, не очередные бумажные аферы. К примеру – земельные наделы. Земля, эта самая большая ценность, которая и в РСО – Алания, и в Республики Ингушетия, не стала еще товаром. Предметом сделок. Думается, что между осетинами и ингушами, можно совершить справедливую сделку с землей, сделав ее товаром.

    Эта проблема, тяжким бременим лежит на ингушах. Отсутствуют рабочие места в ингушских поселениях или поселениях совместного проживания в правобережной части Пригородного района. Интеграция лиц ингушской национальности в экономику и социальную инфраструктуру Северной Осетии остается проблемной так как, в самой республики произошел массовый приток мигрантов – осетин из других регионов: внутренних районов Грузии, Южной Осетии, республик Средней Азии.

    Проблемой остается вовлечение ингушей в предпринимательскую деятельность и в крестьянско - фермерскую сферу деятельности из – за ограниченности финансовых ресурсов и земельных ресурсов.

    Существовавшая в советские времена практика выезда на сезонные работы в иные регионы ( отходничество), в которой ингуши и осетины были активно вовлечены, также существенно сократилась. Намечаемые меры Правительства по оргнабору трудовых ресурсов в другие регионы России, не может оправдать ожидаемые прогнозы. Перемещение на постоянное место жительство семьями требуют колоссальных материальных и финансовых затрат, которых нет в тощем федеральном бюджете. Поэтому, разумней и рациональней решать проблему в пределах СКФО. Одно точно, что создавшаяся напряженность в социально – экономической сфере, не терпит отлагательства. Ее нужно решать сегодня, завтра может быть поздно. Главное из – за того, что люди устали ждать и потеряли веру в способность властей взять под контроль ситуацию.

    Известны новые инициативы руководства России на выделение 7-8 миллиардов на обустройство беженцев и вынужденных переселенцев ингушей и осетин в Пригородном районе. Но не известно и другое. Кем, и как будут они израсходованы? Зная аппетиты чиновников на «распил» таких средств, у адресатов помощи, возникают оправданные тревоги. Предлагаемый вариант учреждения Дирекции в Москве - не разумно. Чиновник, находясь, хоть в «небесной канцелярии» не откажется от привычки - воровать. Почему бы в таком случае, не перевести эту денежную помощь на личные счета нуждающихся. Ведь известно, что только хозяин способен распорядиться с умом своей собственностью ( деньгами).

    При решении земельного вопроса, также крайне важно учитывать, что из 8 тыс. кв. км. территории Северной Осетии, 50% горные территории, где проживает всего не более 5 -7 тысяч человек, т.е. около 1% населения республики. Это явная перенаселенности равниной части территории. Не лучше обстоит земельный вопрос и в самой Ингушетии. Зато на территории в 4 тыс. кв. км. в Южной Осетии, осталось проживать порядка 15-20 тысяч человек. Думается, что решение проблемы в разумной миграционной политике.

    Нарушения конституционных прав и свобод

    Не следует умалчивать и о другой проблеме. Фактически закрытый доступ ингушской части населения, особенно молодежи, проживающих в поселениях на территории Северной Осетии, к учебе в учебных заведениях г. Владикавказа.

    К другим культурно – просветительским, медицинским, культурным, спортивно - развлекательным и другим центрам и заведениям.

    С 1992 года, федеральная власть им взамен ничего не дала. Назрань, как был крупным сельским поселением, таковым и осталось. Не оправдались надежды на скорое строительство г. Магаса, как равноценной столицы по насыщенности культурно – развлекательными и иными центрами.

    Следующий вопрос, это доступность к государственной и муниципальной службе. На Кавказе свои особенности в этом деликатном вопросе. Декларации о равноправии граждан недостаточно. Нужен закон РСО – Алания «О национальных меньшинств» ( ингушей, кумыков, армян, грузин), т.е. тех, чье представительство составляет более 3% ( критической численности).

    Возникающие не редко проблемы с органами правоохранительной системой, в том числе, судами, требует пропорционального участия в них национальных меньшинств, чтобы обеспечивать право гражданина на рассмотрение его дела по выбору. Нет больше представителей ингушской части населения в исполнительных и представительных органах власти. При сегодняшнем уровне коррумпированности чиновничества – это важный подход для создания государственных гарантий конституционных прав и свобод. Именно в структурах власти, наиболее полно проявляются дискриминационные меры и подходы, чем на бытовом уровне.

    Можно определенно сделать вывод, что в РСО – Алания в отношении ингушской части населения слабо действуют конституционные гарантии соблюдения общепризнанных принципов и норм международного права закрепляющие права и свободы граждан Российской Федерации. Так: в ч. 1 ст. 21 Конституции РФ Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» ч.1 статьи 27 Конституции РФ ( ч.1 ст. 27 Конституции РСО – Алания) о том, что: Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

    Отсюда следует, что у ингушской части население правомерный вопрос: Кто ввел мораторий на не соблюдение конституционных прав и свобод для лиц ингушской национальности в РСО – Алания. Разве эти факты
    и обстоятельства не основание для недовольства и мотивации террора?


    Об истоках осетино–ингушского конфликта.

    Здесь мне могут возразить, что федеральная власть в лице высших руководителей страны , давно определилась с характером и оценкой осетино – ингушского конфликта.. Парламент Северной Осетии в свое время дал правовую и политическую оценку этому конфликту, определив его «ингушской агрессией», что по логике права означает –внешнее проникновение агрессора. Хотя больше подходило определение – попытка насильст -венного отторжения части территории РСО – Алания ( решение политического вопроса насильственным путем).

    Другая, совершенно противоположная оценка событий и у ингушской стороны. Это событие они квалифицируют как проявление геноцида по отношению к ингушской части населения.

    Федеральный центр расценил конфликт, как – межнациональный. Эта была удобной для него оценкой, хотя в действительности, конфликт был спровоцирован самой федеральной властью принятием необдуманного, не проработанного закона «О территориальной реабилитации» и желанием воспользоваться конфликтом, чтобы решить проблему чеченского сепаратизма ( они надеялись вовлечь в конфликт чеченцев на стороне ингушей). Не получилось и все свалили с «больной на здоровую голову». Отсюда три крайности в оценке событий октября – ноября 1992 года, хотя достаточно одной – истинной.

    Каждая сторона давала оценку с учетом своих интересов, пытаясь представить себя в лучшем свете. До настоящего времени нет этому конфликту должной, понятной правовой оценки. Оценки – справедливой, чтобы каждая
    из сторон вовлеченных в конфликт, не была обременена несправедливостью.

    В связи с этим могу однозначно утверждать, что сами народы: осетины и ингуши, в своем абсолютном большинстве не были виновны в развязывании событий октября – ноября 1992 года. Они и сегодня хотят жить в мире.

    Думается, что для объективной оценки событий тех времен, имеются безупречные юридические основания для признания вины властей: федеральной и республиканской. Конституция РФ ч.1 ст. 20 провозглашает: Каждый имеет право на жизнью Часть 1 ст. 21 Конституции РСО – Алания закрепляет, что: Жизнь и достоинство личности охраняются государством. Отсюда вывод: Власть в лице своих первых лиц ( Б.Н. Ельцина и А.Х. Галазова ) – гарантов конституций не обеспечило ПРАВО НА ЖИЗНЬ своим гражданам. И осетинам и ингушам.

    Второй вопрос: Часть 2 статья 80 Конституции РФ декларирует, что: Президент Российской Федерации является гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина…» Часть 2 ст. 80 Конституции РСО – Алания, также закрепляет, что: Глава Республики Северная Осетия – Алания является гарантом Конституции РСО – Алания, прав и свобод человека и гражданина…». Отсюда вывод: первые лица России и Северной Осетии не исполнили должным образом свои конституционные обязанности и полномочия.

    Такая объективная юридическая оценка событиям октября – ноября 1992 года устроит и осетинскую и ингушскую сторону. Такая оценка снимет тяжелый груз взаимных обвинений в начале конфликта ( в футболе важно, кто забил первый гол, а для войны главнее знать причины и повод, а не то, кто сделал первый выстрел).

    Тем более, если учитывать, что компетентными органами не было проведено расследования условий и причин конфликта. Не были установлены виновные лица. Не было и судебных приговоров в отношении виновных. «Верхам»- не нужны били судебные процессы, ибо сами были первыми виноватыми.

    О проблемах урегулирования последствий конфликта

    Одна и главная из них: Как решить проблему примирения кровников? Известно, что в ходе осетино – ингушского конфликта октября – ноября 1992 было убито – 583 человека, из них: 407 ингуша, 105 осетина, 17 военнослужащих. Было ранено более 650 человек с обеих сторон. Уничтожено около 3. 000 домов ингушей и безвестно пропало с обеих сторон несколько сот человек ( точных данных нет, а имеющиеся разнятся). Примерный ущерб от вооруженного конфликта составил порядка 50 миллиардов рублей. До настоящего времени, многие родственники, как с осетинской, так и с ингушской стороны, не знают места захоронения погибших ( убитых) своих близких. Поэтому надо учитывать неписанные законы горцев: пока каждый из них не будет установлен и не предан земле по обычаям наших народов – примирения невозможно достичь. И это следует признать сторонам и власти ( много захоронений известны, но люди совершившие эти расправы боятся ответственности и мести), поэтому проводить работу по поиску этих захоронений следует делать корректно.

    В то же время, за период после осетино – ингушского конфликта, на территории Северной Осетии было совершено 19 террористических акта, в которых погибло – 476 человек и около 1300 человек получили ранения.

    По количеству жертв – 1059 человек убитыми и около 1950 человек раненными, напряженность отношений между осетинами и ингушами, сравнима с военными действиями. Война эта продолжает до настоящего времени приобретя форму терроризма. Сколько еще надо жертв осетинам и ингушам, чтобы понять, что нужен – мир?

    Второе: Государство, в лице федеральной власти, которое не исполнило своих конституционных обязанностей по созданию механизмов обеспечения права на жизнь – обязано организовать «выкуп крови» ( по обычаю кавказских народов). Возместить моральный вред родственникам погибшего ( убитого). Эта сумма, с учетом действующих компенсационных выплат за погибшего в террористическом акте, может обойтись российской казне порядка – 1,5 миллиарда рублей ( сумма не такая обременительная для государства, которая тратит на содержание неэффективных сил правопорядка в СКФО в разы большие суммы). Без компенсации морального вреда – потерпевшие остаются потенциальными кровными врагами. При этом не только одни родственники но, и два наших народа в целом ( хотим мы этого признать или нет, в данном случае действуют законы предков о «круговой поруки»).

    Родственники погибших, социальная база непримиримой вражды между осетинами и ингушами и потенциальные сторонники мести – террора. Кто с ними обсуждал вопрос примирения кровников? НИКТО !!!

    Вопрос компенсации имущественного вреда.

    Федеральное правительство выделило со времени окончания конфликта многомиллиардные бюджетные средства ( деньги российского налогоплательщика) на оказание государственной помощи семьям, потерявшим жилье в ходе конфликта октября – ноября 1992 года. Но они расходовались крайне не эффективно. Распределением этих средств занимались федеральные чиновники ( представительство Президента РФ, Миграционная служба с местом дислокации в г. Владикавказ) и чиновники органов местного самоуправления ( не редко споры рассматривались судами).

    Ни секрет, и это следует признать, что потерпевшие, чтобы получить
    господдержку, в большинстве случаем были вынуждены давать чиновникам значительные суммы откатов ( от 30 до 50 % положенных сумм выплат). Естественно, что многие из получивших господдержку, на оставшиеся суммы не имели возможности решить свои жилищные проблемы. Не считая того, что компенсация за утерянное имущество вынужденным переселенцам и беженцам не выплачивалось никогда.

    До настоящего времени, значительной число беженцев и вынужденных переселенцев, не может получить этих крох господдержки под разными надуманными предлогами. В основном из – за юридического несовершенства и противоречивости законов и подзаконных актов).

    В вопросах ликвидации последствий осетино – ингушского конфликта, сложилась непонятная ситуация с расходованием бюджетных средств. Так: На компенсационные выплаты сотрудникам МВД, МЧС и другим структурам федеральной власти РСО – Алания и Ингушетии и другим силовым структурам, поголовно, вне зависимости от их прямого участия в ликвидации последствий осетино – ингушского конфликта было израсходовано порядка 20 миллиардов рублей, а на выплаты непосредственным потерпевшим, на восстановление или строительство 3.000 разрушенных домов, на порядок меньше. Кроме того, первой категории лиц, выслуга лет за период участия в операции с 1992 по 2004 годы составила – один год к трем.

    Отсюда вывод – осетино – ингушский конфликт, принесла трагедия нашим народам, а государственным чиновникам и силовикам, одни – материальные выгоды. И как такую мораль совместить с заботой о пострадавших?

    Аморальность власти в вопросах возмещения ущерба породила очередной парадокс, силовые структуры и отдельные чиновники от которых зависит ликвидация последствий осетино – ингушского конфликта, заинтересованы в его не урегулированности и даже в сохранении напряженности или в его возобновлении.

    Поэтому получается, что противников достижения согласия и мира между осетинами и ингушами, достаточно много. И все они практически чиновники федерального уровня.

    Проблемы коррупции и гражданское общество

    Поголовная коррумпированность российского ( осетинского и ингушского тоже) чиновничества – уродливость системы государственной власти - главный тормоз решения проблем на Северном Кавказе и причина терроризма. Не ваххабизм, как любят выражаться представители правоохранительной системы, а их коррумпированность, делает их прямыми соучастниками терроризма на Северной Кавказе. При этом эти соучастники, не только остаются безнаказанными, но и еще поощряются верховной властью ( не законом).

    Как осетинскому, так ингушскому обществу подобное положение вещей, достаточно хорошо известно. Поэтому власть и лишена поддержки широких слоев населения в борьбе с терроризмом. Что еще хуже, так это сами террористы не чувствуют нетерпимости самого общества ( после трагедии в Беслане на митинг в осуждении терроризма на площади Свободы в г. Владикавказ приняли участие порядка полторы тысяч человек . В тоже время в столицах Европы, были организованы демонстрации антитеррора в которых приняли участие сотни тысяч человек. А в Москве – единицы.). После последнего теракта в г. Владикавказа, на митинг против террора собралось порядка 400 человек, а не десятки тысяч, как рассчитывали организаторы.

    Отсюда следующий вывод: У нас пока нет ответственного гражданского общества и его зрелых институтов ( их количество в СССР было не меньше, но они работали по команде партии). Теперь они, продолжают остаться инертными, безмолвными, безучастными.

    Вообще – то, характерная особенность в России состоит в том, что зрелые институты гражданского общества в равной мере опасны, как для террористов, так и для коррумпированного чиновничества. Именно гражданское общество может лишить социальной и моральной поддержки, как террористов, так и коррупционеров.

    Понимая это Президент Российской Федерации Д.А. Медведев, фактически объявил войну этим двум явлениям, но тоже без поддержки гражданского общества - не выиграть войну.

    По оценкам некоторых российских правозащитников в Республике Ингушетия, институты гражданского общества считаются зрелыми, но они ведут борьбу только против власти, а точнее за передел власти и собственности. В РСО – Алания этих самых институтов гражданского общества, хоть «пруд – пруди», но они полюбовно сосуществуют и с коррумпированной властью и не протестуют против терроризма. Примиренческая их позиция – другая причина проявлений терроризма в Северной Осетии.

    Поэтому, и у нас установилась дилемма: Или сохранение застоя или активизация борьбы с коррумпированной властью и терроризмом. Власти РСО – Алания не готовы адекватно реагировать, как на противодействие терроризму, так и на борьбу с коррупцией. Беда в том, что сохранение подобного статус – кво устраивает и власть и террористов.

    Отсюда следующий закономерный вывод: Борьба с терроризмом в России сводиться лишь к запугиванию собственных граждан, чтобы на этом фоне ужесточать авторитарные устои государства.

    А насчет мести, как мотивации террора в Северной Осетии, вспомним, как проговорился сенатор от Республики Ингушетия И.Костоев после захвата заложников в Беслане. Он его расценил, как акт мести за «геноцид» ингушей в 1992 году. Он - то, как бывший заместитель Генерального прокурора РФ знал, что говорил.

    В медицине, правильный диагноз помогает скорому излечению болезни, а ошибочный – ведет к смерти. В медицинской науке и практике известно, что даже при одинаковом диагнозе, лечение зависит от цвета кожи: белых, черных, желтых и красных, лечатся разными лекарственными препаратами. Биологические свойства организма у них разные. То же самое, можно сказать о терроризме. Терроризм в России, имеет не только окраску религиозного и политического экстремизма, но и национальность!

    У нас же в России, терроризм пытаются лечить одним способом - «мочит в сортире». Хотя, практика борьбы ( или видимости борьбы) с терроризмом, показывает, что следует кардинально менять идеологию противостояния терроризму! Мы, привыкли рассуждать о терроризме только со своей «колокольни», но не учитываем и не изучаем его «колокольню».

    На месте уничтоженных бандитов, за них уже мстят их дети. В Чечне и Ингушетии, уже новое поколение идет в леса, чтобы мстить за своих отцов и братьев, убитых федералами. К примеру, в ингушском обществе, членам семей и родственникам 407 убитых в ходе осетино – ингушского конфликта, само общество, не запретило кровную месть. В осетинском обществе, кровная месть – не действует. Это факты. Во всем мире, даже в Израиле, не исключают с переговоров с террористами. Думается, что и в России, в том числе, между осетинам и ингушами пора переводить предмет спора на язык диалога, вести прямые переговоры, достигать компромиссов, а не вставать в позу. В конечном счете, экстремисты, террористы, ваххабиты – тоже граждане России. И у них есть причины и мотивация. Но у нас никто не изучает проблему терроризма изнутри. Пора создать, хотя бы в рамках СКФО специальный Центр ( институт) по изучению причин и условий терроризма и экстремизма с учетом особенностей менталитета кавказских народов. Вести борьбу с терроризмом по – умному, по науке.

    Понимаю, что готовых рецептов по ликвидации последствий осетино–ингушского конфликта в природе не существует. Вместе с тем, убежден в том, что решение этой проблемы, нельзя перекладывать на плечи будущих поколений. У них нет опыта совместного проживания на территории единого субъекта федерации – Северной Осетии. Они вырастают в условиях взаимной вражды и ненависти. Раньше были частые совместные браки и совместные дети. Теперь это единичные случаи. Рушатся устои кровного родства.

    Понимаю и то, что предлагаемая мною концепция восстановления мер доверия между осетинами и ингушами, не найдет широкой поддержки, в осетинском обществе в особенности, и даже враждебность. Не понимания со стороны власти, которая боится не непопулярных мер. У власти нет ресурса и достаточной политической воли, что «разрубить гордиев узел». В свое время, трусость Президента РСО – Алания А. Галазова, боязнь потерять власть, бездарность и безнравственность, побудила его возглавить националистическое, с примесью провинциального фашизма, движение под лозунгом – невозможности проживания с ингушами в Северной Осетии. Теперь осетинский и ингушские народы, пожинают «плоды» преступного режима первого президента РСО – Алания А. Галазова.

    Дорожная карта – доверие и согласие

    В осетинском и ингушском обществах давно ведутся заочные дискуссии на тему, кому исторически принадлежала правобережная часть Пригородного района. В нее включаются и околонаучные деятели, и СМИ.

    В частности, когда отдельные осетинские ученные: историки и археологи, утверждают, что на спорных территориях жили осетины , то это верно. Когда ингушская сторона утверждает, что это исконно ингушские земли, тоже – верно. Но, когда спрашиваешь осетинских ученных мужей, а куда подевались осетины? Они не ведают. А, ведь историческим фактом является, что на этой спорной территории, действительно совместно, в одних населенных пунктах вместе проживали осетины и ингуши. Но осетины, в процессе совместного проживания, ассимилировались с ингушами. Сегодня, около ста фамилий в Ингушетии, считают свои корни осетинскими. Они, до последнего времени, до событий 1992 года устраивали фамильные кувды. Старейшины помнили, что их деды разговаривали на осетинском языке.

    По кавказским традициям и обычаям признавали себя кровной родней. Выходцами из одного очага. В ходе же конфликта, «полукровки» проявляли наибольшую жестокость, чтобы доказать остальным, свою - ингушность. Это законно биологии. В условиях мира, они больше настроены на восстановление мер доверия, чтобы доказать осетинам свою - осетинность.

    Спрашивается: почему не используется этот мощный фактор и ресурсный потенциал родственных связей в процессе примирения наших народов? Это уже из епархии всеосетинского «Стыр Ныхаса». Аналогичное общественное объединение есть и у ингушского народа.

    Уверен, что и в настоящее время нет препятствий, нет вражды между рядовыми осетинами и ингушами, для проживания в совместных населенных пунктах. Тому пример селения Чермен и в других населенных пунктах совместно проживания осетин и ингушей. А, если говорить о селении Тарском (родине Президента РИ), то там в октябре – ноябре 1992 года, удалось избежать человекоубийств.

    Но, проблема в том, что и осетины и ингуши, живут в этих селах одинаково бедно. А, у бедняка, всегда в его проблемах, бывает виноватым сосед, если даже он родной брат. Поэтому, было – бы разумным и выгодным, создать привлекательный климат для совместного сожительства. Благо для этого существует правовая база - Конституция Российской Федерации – глава 2 права и свободы человека и гражданина, которая завершается ст. 64, в которой четко определено: положения настоящей главы составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией.

    Кто, в таком случае, изменил на территории РСО –Алания, субъекте федерации, установленные Основным законом государства положения, касающиеся прав и свобод человека и гражданина? Если никто, то это правовой беспредел и в республике необходимо наведение надлежащего конституционного порядка ? Этим вопросом задаются не только ингуши, но и осетины. Как в таком случае они должны реагировать и верить в силу власти и чем она может объяснить свой правовой нигилизм.

    Решив этот основополагающий вопрос, можно приступить к определению ее механизмов. Выскажусь в тезисной форме по вопросу восстановления мер доверия и согласия между осетинами и ингушами.

    Первый этап: естественный инициировать диалог на уровне институтов гражданского общества, граждан – однофамильцев и односельчан по поиску и сближению позиций сторон. То есть, с восстановления мер доверия.

    Конечно, хорошо, когда встречаются главы республик и другие чиновники, но эффективно, но эффекта от этого мало. Необходимо, чтобы диалог переходил и на более «низкий» уровень. И, главное, чтобы диалог был между заинтересованными лицами, открытым ( публичным) и доступным. Важно, чтобы с началом диалога, одновременно запретить по строгой карой наказания всяческие призывы и публикации в СМИ, которые бы вели к осложнению межнациональных отношений. Случаи и факты ущемления прав ингушской части населения по национальному признаку должны получать строгую оценку и соответствующее реагирование власти и общества. Если это допущено СМИ то, должно ставиться вопрос о его закрытии, если чиновником, то он, вне зависимости от статуса и занимаемого положения изгоняться из государственной службы. Если деяние содержит состав преступления, то решаться вопрос о привлечении к уголовной ответственности.

    Важно также, чтобы от переговорного процесса были отстранены заинтересованные в нагнетании напряжения силы, «ура патриоты» из числа беженцев и вынужденных переселенцев, которые заняли ингушские дома, разграбили их собственность, и которые повинные в злодеяниях в ходе осетино – ингушского конфликта. Таковых следует отстранять и с ингушской стороны от переговорного процесса.

    Второй этап: разделить на этапы по времени, вопросы возвращения по населенным пунктам: г. Владикавказ и правобережной части Пригородного района. Надо сузить территорию спора, а следовательно сократить численность тех, кого необходимо примирять.

    Известно, что в свое время, при укрупнении районов, в состав Пригородного района вошел и Архонский ( Гизельдонский) район, который и образовал правобережная часть Пригородного района. Чтобы конкретно определиться с зоной совместного проживания рационально поделить район на три муниципальных округа: Сунженский МО, Архонский МО и Черменский МО. В последний округ включить поселения совместно проживания осетин и ингушей. На базе Черменского МО учредить приграничную зону экономического благоприятствования со всеми и иными преференциями, характерными для подобной зоны. По аналогии с Технопарком, создать Агропарк. Учредить в этом МО округе свои смешанные муниципальные органы избираемыми непосредственно населением округа. Поставить им во главе двух начальников: осетина и ингуша (дуумвират).

    Принять республиканский закон на уровне Парламента РСО – Алания об отмене моратория на частную собственность на землю. То есть распространить на территорию Черменского МО положения части 1 статьи 36 Конституции Российской Федерации о том, что: Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. В этом случае, спор об административных границ между двумя субъектами федерации, перейдет на более низки уровень территориального спора. На уровень межевых споров между собственниками земельных наделов, которые правомочны решать суды).

    Уверен, что при строгом соблюдении требований закона, баланса интересов двух общинного населения, возможно восстановление мер доверия. Создание привлекательной для проживания и занятия предпринимательством Агропарка – зоны благоприятствования будет означать появление общего интереса и существенной выгоды от совместного проживания.

    Материально обеспеченные, состоятельные осетины и ингуши, будут лучше понимать друг – друга, и им есть, что терять в случае конфликта.

    Фонд доверия

    Крайне важно установление грантов для тех, кто проявит желание участвовать в совместных осетино – ингушских проектах, которые бы аккумулировались в Фонде доверия. Управление Фондом должно осуществляться совместными осетино – ингушскими неправительственными организациями. Точный формат Фонда можно будет определить после поэтапного начала процессии примирения.

    Совместный инвестиционный фонд

    Совместный инвестиционный фонд может быть основан для поддержки совместных осетино – ингушских предприятий, а также предприятий действующих в местах совместного проживания осетин и ингушей, с целью выдачи уставного капитала. Совместный инвестиционный фонд будет способствовать такой бизнес – деятельности, которая ставит целью содействие местному экономическому развитию, занятости и коммерческим связям между населением территорий совместного проживания осетин и ингушей. Частный инвестиционный Фонд будет совместно финансироваться донорскими организациями и бизнес структурами и пользоваться услугами региональных торговых палат.

    Агентство сотрудничества

    Агентство сотрудничества может быть учреждено для содействия отношений между осетинами и ингушами на территории РСО – Алания и Республики Ингушетия. Практическая реализация плана примирения потребует дополнительных функций, которые не могут совмещать существующие государственные структуры. Агентство должно быть создано под контролем Министерства по делам национальностей РСО – Алания, как отдельное юридическое лицо публичного права – Агентство сотрудничества, деятельность которого будет способствовать осуществлению программ, финансируемых государством.

    Агентство сотрудничества будет помогать организациям, расположенным на территории совместного проживания, в поиске партнеров с целью улучшения бизнес – среды оказывать поддержку местным властям, а также обеспечить соответствие деятельности в рамках проекта и бизнеса законодательству Российской Федерации. Агентство создаст возможности для потенциальных партнеров в Южном федеральном округе, России в целом и за рубежом.

    Финансовый институт

    Для нормального функционирования действующих на территории совместного проживания осетин и ингушей в РСО – Алания гуманитарных организаций и организаций развития так же, как бизнеса, необходимо осуществление финансовых операций. Возможен вариант проведения таких операций на один из банковских учреждений, действующих на территории РСО – Алания.
    В нем станет возможным открытие и обслуживание счетов, осуществление денежных перечислений и других правовых операций.

    Интегрированная социально – экономическая зона

    Интегрированная социально – экономическая зона, оснащенная инфраструктурой, необходимой для ведения бизнес деятельности и социального обслуживания, возможно создать в Черменском МО и создаст спрос на продукцию и услуги, как в РСО – Алания и Республики Ингушетия, так и за их пределами.

    Интегрированная социально – экономическая зона сформирует определенную сеть, включающую как поставку сырья, необходимого для производства продукции, так и создание, упаковку, контроль качества и дистрибуцию конечной продукции. В качестве основного ориентира возможно выбрать сельское хозяйство, т.к. большинство совместно осетины и ингуши проживают в сельской местности. Это, естественно, не будет исключать развитие другой выгодной бизнес деятельности. Указанная инициатива также предусматривает анализ нужд; поставку фермерско – крестьянским и индивидуальным хозяйствам семенного материала и обеспечение им технической поддержки ( профессиональное обучение, поставку техники для обработки земель, хранение и обеспечение материально – технической базы).

    В рамках интегрированной системы будет необходимо создать определенную инфраструктуру для переработки и фасовки сельскохозяйственной продукции. Для предприятий, действующих в рамках системы интегрированной инфраструктуры и занятого на них населения необходимо создания льготной налоговой среды.

    Интегрированная социально – экономическая будет способствовать развитию деловых связей внутри РСО – Алания и Республики Ингушетия и органами, которые призваны оценивать соответствие производимой продукции сертификации подготовленной на экспорт продукции, которая будет производиться внутри зоны и вывозить за ее пределы.

    Гуманитарная помощь

    План – Дорожная карта поддерживает усилия организаций, направленные на улучшение бытовых условий, защиту жизни и сохранение человеческого достоинства населения проживающего в зоне. Сформированные в рамках Плана действий новые инструменты призваны помочь указанным организациям преодолеть различные барьеры при осуществление своей деятельности.

    Сюда также модно отнести стихийные бедствия. Как известно. Они причиняют вред населению Северной Осетии и Ингушетии. План – Дорожная карта включает превентивные меры, призванные уменьшить вред, вызванный экологическими катастрофами или эпидемиями в наших республиках.

    - Проведение совместных исследований общих угроз в регионе, в том числе в области предотвращения последствий землетрясений, селей и оползней, а также инфекционных заболеваний, передающихся человеку от животных.
    - Создание совместных механизмов быстрого реагирования ( для проведения спасательных и реабилитационных операций).
    - Проведение совместного обучения контингента, осуществляющего спасательные т реабилитационные операции в рамках региональных структур МЧС России.

    Измерения ориентированные на человека

    План – Дорожная карта основывается на сотрудничестве не только по практическим вопросам, которое может принести материальную выгоду, но также способствует восстановлению связей, играющих существенную роль в процессе примирения и таким образом уже представляющих ценность. Он должен основываться на мероприятиях по восстановлению доверия и неформальном диалоге между гражданскими общественными организациями.

    План поддерживает следующие инициативы:
    - Участие в семейных мероприятиях: празднование дня рождения, свадьбы, похороны, посещение могил и религиозные церемонии;
    - Содействие встречам и визитам смещенных семей, однофамильцев;
    - Содействие встречам старейшин, молодежи, женских организаций;
    - Обмен журналистами, писателями, артистами, художниками и т.п.
    То есть, профессиональный обмен;
    - Содействие обменным мероприятиям в сфере культуры, искусства и спорта;

    - Учреждение совместной комиссии по поиску без вести пропавших, комиссий по перезахоронению останков погибших в период осетино – ингушского конфликта, до и после него.

    Сохранение культурного наследия и самобытности.

    План – Дорожная карта включает мероприятия, которые будут более активно служить целям сохранения осетинского и ингушского культурного наследия и идентичности в России. Это также подразумевает защиту ингушского языка как языка национального меньшинства ( ч.3 ст. 15 Конституции РСО – Алания» В Республике Северная Осетия- Алания народам, проживающим на ее территории, гарантируется право сохранения родного языка, создание условий для его изучения.

    - Издание книг об ингушской культуре на ингушском и русском языках;
    - Содействие изучению ингушского языка в школах. Учреждение отделения ингушского языка и литературы в Северо – Осетинском государственном Университете и Северо – Осетинском педагогическом институте;
    - Открытие уголков ингушской культуры в музее г. Владикавказа;
    - Содействие радио и телевещанию в РСО – Алания на ингушском языке;
    - Содействие, в свободном отправлению богослужения путем обеспечения свободного перемещения духовных лиц. Координация деятельности всех религиозных общин с ингушским мусульманским духовенством.
    - Беспрепятственное распространение информации. Создание совместного осетино – ингушского Интернет – портала.

    Права Человека

    Республика Северная Осетия – Алания заинтересована в защите прав населения вне зависимости от их национальной принадлежности и религиозных убеждений. Планом – Дорожная карта должна быть предусмотрено ряд мероприятий, целью которых является углубление знаний населения в области прав человека и их защиты, в том числе, по устранению в обществе правового нигилизма.

    - В целях осуществления мониторинга защиты прав граждан, возможно привлечение международных организаций по защите прав человека и НПО, работающих в сфере защиты прав человека/
    - Содействие соответствующей просветительской деятельности по вопросам прав человека на территориях совместного проживания осетин и ингушей, пострадавших в результате конфликта; издание и перевод информационных буклетов и проведение семинаров.
    - Поддержка групп, работающих по вопросам социального права и права собственности в местах, пострадавших в результате конфликта.
    - Установление договорных отношений между адвокатскими сообществами
    (Ассоциациями) РСО – Алания и Республики Ингушетия.

    Молодежная активность

    Молодежь по обе стороны конфликта не помнит Северную Осетию до конфликта. План – Дорожная карта подразумевает проведение спортивных, культурных и развлекательных мероприятий, с тем, чтобы воссоединить молодежь осетинской и ингушской национальностей, разобщенную прекращением совместного сожительства в Северной Осетии, являющегося их совместной маленькой Родиной, укрепить дружбу между ее представителями и способствовать восстановлению взаимопонимания между будущими поколениями.

    - Проведение концертов и театральных представлений с участием молодых осетинских и ингушских исполнителей.
    - Проведение спортивных соревнований, совместных спортивных сборов и тренировок молодых осетинских и ингушских спортсменов.
    - Учреждение летних лагерей для осетинских и ингушских детей.
    - Разработка совместных программ молодых лидеров для будущей Северной Осетии.
    - Участие ингушской молодежи в предусмотренных для РСО – Алания молодежных грантовых программах.


    Наука и образование

    Известно, что деятели науки и образования лиц ингушской национальности, которые трудились в высших и средне специальных учебных заведениях и школах, также как и студенты и учащиеся, после конфликта октября – ноября 1992 года, были вынуждены прекратить свою деятельность во Владикавказе и покинуть территорию РСО – Алания. К настоящему времени, в сельских поселениях, где компактно проживают ингуши, открыты средние школы, в которых учатся ингушские дети и преподают учителя – ингуши. Но в городе Владикавказе, доступ ингушским детям стал не возможным.

    В целях восстановления до конфликтного доступа лиц ингушской национальности к учреждениям образования, необходимо создание в рамках Министерства науки и образования РСО – Алания и государственных учреждений высшего и среднего специального и профессионального образования, учредить межведомственные комиссии и рабочие группы для подготовки учебников для начальных классов и специальной литературы для воспитателей детских садов на ингушском языке ( возможен вариант их приобретения и распространения из Республики Ингушетия).
    - Устранение дискриминационного признака и восстановление практики доступа преподовательско – профессорского состава и студентов лиц ингушской национальности в ВУЗы и средние специальные учебные заведения РСО – Алания.
    - Обеспечение специального финансирования ( грантов) для совместных исследовательских проектов.
    - помощь сельским в местах совместного проживания осетин и ингушей, библиотекам печатными материалами, электронными ресурсами, опытом в сфере инфраструктуры и менеджмента.

    Здравоохранение

    Льготы в сфере здравоохранения, предусмотренные для граждан Северной Осетии, одинаково распространяются также на ингушскую часть населения, которые имеют открытый доступ к лечебным учреждениям республики

    Вместе с тем, следует отметить, что среди врачебного персонала больниц и поликлиник, а также профессорско – преподавательского и студенческого состава в Северо – Осетинской медицинской академии, в медицинском колледже, отсутствуют лица ингушской национальности. А, это уже проявление признака дискредитации по национальному признаку.

    С целью устранения этого позорного для Северной Осетии фактов дискриминации по национальному признаку, необходимо в Министерстве здравоохранения РСО – Алания, в медицинской Академии и медицинском колледже, в больницах и поликлиниках, учредить специальные межведомственные комиссии и рабочие группы по устранению причин и условий дискриминационных мер. Чиновников и руководителей, допускающих подобные факты, отстранять от должности с лишением права занимать эти должности.

    Экономика, торговля

    Не урегулированность последствий осетино – ингушского конфликта в продолжение 18 лет создает определенные трудности с доступом ингушской части населения и продукции ( особенно сельскохозяйственной) изготовленной производителями из числа лиц ингушской части в торговые центры, объекты торговли. В частности, рынки и торговые объекты в г. Владикавказ, в ввиду их территориальной близости и более низких цен и большей насыщенности товарами и продукцией, более привлекательны для деловых людей и потребителей из числа лиц ингушской национальности, как собственно проживающих на территории Северной Осетии, так и Ингушетии в целом.

    Однако в доступе ингушам в возможность реализации своей продукции, в открытии на территории Владикавказа и на его рынках, торговых объектов принадлежащим на праве собственности для лиц ингушской национальности ограничен. Отсюда выбора рынка, как объекта террористических посягательств. В большинстве случаев, эти дискриминационные меры, связаны с большим риском как для бизнеса и предпринимательской деятельности, так и их жизням и здоровью. В основном это связано, с беспределом торговой и рыночной ( базарной) мафии, которая контролируется выходцами из Южной Осетии и внутренних районов Грузии. Мафия эта настолько всесильная, что контролирует доступ товаров с помощью перекупщиков, диктует свои цены, не допускает конкуренции и свободной торговли, что также тяжким ценовым бременем ложится на тощем кошельке потребителя. Рынок ( базар) – это барометр искажений в межнациональной политике. Монополия одних, вызывает справедливое недовольство других.

    Это в целом влияет на ценообразование, на положение горожан.

    В этих условиях, не закрывать следует рынки в центре г. Владикавказа надо, как это рекомендует сделать руководитель ФСБ России по РСО – Алания для обеспечения безопасности и предотвращения террористических актов, а
    наведения надлежащего правопорядка и дисциплины ( избежать терактов на рынках в окраинах, никто не в состоянии, зато создадутся большие неудобства для потребителей ( покупателей). Было бы разумней, создать условия для доступа ингушей на рынке не только в качестве покупателей, но и продавцов, сбытчиков продукции. Только так можно избежать терактов. Но, силовые структуры привыкли идти по пути наименьшего сопротивления. Подход силовиков по принципу: нет человека, нет проблем, мы уже испытали. Он – ошибочен и вреден и ничего общего с пресечением терроризма не имеет. Если быть откровенными, то это проявление профессиональной некомпетентности руководства ведомства.

    Необходимо содействие совместному осетин и ингушей производству, в том числе, путем привлечения начального капитала для совместных предприятий, торговых тоже, как в местах совместного проживания, и в особенности в городе Владикавказе.

    Коммуникация и инфраструктура

    Практика работы контрольно – пропускного пункта на границе между Ингушетией и Северной Осетией ( Черменский круг) свидетельствует о том, что это важный пункт для мздоимства и унизительных процедур для законопослушных граждан, как для ингушей, так и для осетин.

    Но, этот КПП, как и другие, абсолютно не эффективен для продвижения (провоза) оружия, взрывчатых веществ и наркотиков. Продажность милицейских чиновников, делает их прямыми соучастниками террористических актов.
    Отсутствие какой либо ответственности нижних чинов, подтверждают версию о коррумпированности и «верхов». «Низы» делятся с «верхами» собираемыми поборами. Не наказуемость за поборы, сделала их традиционным видом бизнеса и предпринимательства в сфере деятельности милиции.

    В связи с этим, именно в этом случае, надобно убирать не эффективные КПП, унижающие достоинство граждан и нарушающие конституционные права на свободу передвижения внутри Российской Федерации.

    Еще на памяти, когда численный состав МВД Северной Осетии ограничивался 1 -2 тысячами руководимый министром – полковником. Сегодня, численность сотрудников дошло до 10 тыс. голов во главе с двумя генералами ( для сведения, в период ВОВ, МВД возглавляли капитаны и майоры, а обстановка была куда сложней). Если еще такая орава поставлена на «подножий» корм, то поборы не удивительны, при мизерных окладах.

    Реабилитация школ, библиотек, объектов соцкульбыта и лечебных учреждений на территории поселений совместного проживания осетин и ингушей, с соблюдением санитарно – гигиенических норм, позволит улучшить состояние зданий.

    Связь между ликвидацией последствий конфликта в Северной и Южной Осетии

    Общеизвестным и установленным фактом явилось то, что созданию напряженности и началу вооруженного осетино – ингушского конфликта способствовала связь определенной, экстремистски настроенной группы из числа лиц ингушской национальности с бандами фашиствующего режимом З. Гамсахурдия в Грузии. Связи эти проявлялась не только на идеологическом уровне, но и в части снабжения экстремистов оружием и иным сняряжением.

    Другое – это проведение политики геноцида в отношении осетинского национального меньшинства в Грузии , что породило массовое беженство осетин из внутренних районов Грузии и Южной Осетии тоже. Часть беженцев и вынужденных переселенцев первоначально обосновывались у своих родственников и знакомых в Пригородном районе РСО – Алания, где проживали беженцы первой «волны» - 20 –х годов. Создавалась напряженная обстановка.
    У ингушской части населения возникали тревоги и боязнь, что происходит сужение их жизненного пространства. В конечно итоге, так и произошло.

    Домовладения, квартиры, земельные участки, оставленное беженцами - ингушами имущество - перешло к новым «хозяевам». Сегодня на месте проживания ингушей, родилось новое поколение осетин, которым не ведомо,
    что на их месте законно проживали ингуши.

    Отсюда следует, что процесс возвращения ингушей в места прежнего проживания, тесно связан с проблемой возвращения беженцев - осетин в места прежнего проживания, во внутренние районы Грузии и Южной Осетии.

    Здесь позиция руководства Южной Осетии пока не понятна. С одной стороны, постоянные призывы Президента РЮО Э. Кокойты ( а этом вопросе его поддерживает публично и Глава РСО – Алания Т. Мамсуров), к соотечественникам вернуться на Родину, с другой стороны отсутствие условий для их возвращения. Россия выделяет постоянно много миллиардные средства на эти цели, по высказыванию Премьера Правительства России, объем помощи достиг более 26 миллиардов рублей. Однако эффективности в решение социально – экономических вопросов по восстановлению жилья, созданию рабочих мест и т.п. нет. Ясно, что деньги в основном разворовываются, «пилятся» не доходя до адресата. Подобной политикой привлекательного образа РЮО, вряд ли удастся создать.

    Более того, руководство РЮО в категорической форме отказывается
    от существенной адресной помощи Евросоюза через Правительство Грузии лицам, пожелавшим вернуться в Южную Осетию, в том числе, для развития бизнеса и предпринимательства.

    Руководству РЮО и РСО- Алания, грузинской стороной официально был передан для обсуждения План действий по Стратегии вовлеченности однако югоосетинская сторона проявляет явное нежелание участия в диалоге по этой проблематике ( в нашем плане – Дорожная карта, использованы отдельные положения Плана действий, приемлемые и для нашего случая).

    Из содержания Плана действий по Стратегии вовлеченности следует, что оттуда изъяты политические вопросы, в том числе, по статусу республики. План подразумевает укрепления мер доверия и механизмы решения проблем на уровне чисто человеческих отношений. Тех вопросов, которые руководство РЮО сам не в состоянии решить. Главная из них, возвращение своих собственных граждан – осетин, из Северной Осетии в Южную Осетию. На свою историческую родину. По той банальной причине, что помощь из Запада будет поступать в адресном порядке и ее невозможно будет «распиливать» южные осетины отказываются от помощи. Зато, югоосетинское чиновничество радуется поступающей помощи из России, которую можно разворовывать, и разбазаривать в сговоре с федеральными чиновниками. Отсюда и продолжающийся исход населения с Юга и по настоящее время. Растрата основного ресурса любого государства – человеческого. РЮО – обезлюдела народонаселением.

    И когда, глава РСО – Алания Т. Мамсуров ставит вопрос о возвращении осетинских беженцев и вынужденных переселенцев в места прежнего проживания, то происходят- кривотолки. Хотя, понятно, что каждый из нас, обязан жить в доме у себя, а не засиживаться в гостях.

    Считаю, что изложенные мною взгляды на проблему терроризма в РСО- Алания и пути ликвидации последствий осетино – ингушского конфликта, ни суть истина в последний инстанции. К истине может привести - Диалог. Для начала обсуждения, думается изложенного достаточно.






    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.