Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Нужно ли защищаться от экстремистского окружения?

    01/04/2010

    Дэвид Беланишвили

    В связи с трагическими событиями на Кавказе (террористические акты в Дагестане) предлагаю небольшой обзор нескольких новостей российских правозащитных организаций по теме.

    Правозащитный центр «Мемориал» разослал своим подписчикам Бюллетень «Права человека на Северном Кавказе: зима 2009-2010». В связи с этим интересно привести факты и сделать посильный анализ.

    Веб-сайт «Мемориала сообщает, к примеру, что 14 марта 2010 года около 16:00 в дом Хашуевых, проживающих по адресу: Чеченская Республика, г. Шали, ул. Есенина, 2, пришли сотрудники Шалинского РОВД и стали расспрашивать о Магомеде Махмудовиче Хашуеве, 1976 г.р. Милиционеры потребовали рассказать, где он находится. Не получив ответа, сотрудники РОВД забрали у жены Магомеда Хашуева мобильный телефон и уехали.

    Магомед Хашуев преподавал в медресе в г. Шали, до этого обучался мусульманскому богословию в Сирии. Женат, имеет двоих детей – полутора и двух с половиной лет. Родственники говорят, что в феврале 2010 года Магомед взял отпуск и уехал из республики закупить религиозную литературу. Он заранее, 11 февраля, проинформировал о своей поездке муфтия и имама мечети.

    15 марта сотрудники Шалинского РОВД оцепили улицы Есенина и Набережная, где расположены дома Хашуевых (дом №2 по ул. Есенина и №74 по ул. Набережная). Возглавлял операцию некий Хаким-хьаж, представившийся как заместитель начальника Шалинского РОВД. Во время операции в домах находились только женщины: 74-летняя мать Магомеда, его жена, сестры, – и маленькие дети. Милиционеры заперли их в одном доме. Затем во дворы каждого из домов загнали по автомобилю УАЗ, заперли ворота и начали обыск. Женщин из дома не выпускали. Во второй половине дня приехали "силовики" (в том числе федеральные, среди них была женщина) с миноискателями и овчарками. Они обыскали дома, подвал, крыши и огороды, но ничего не нашли.

    По разговорам, которые вели между собой сотрудники РОВД, родственники Хашуева поняли, что у них есть сведения, что Магомед является "амиром" (главой одного из подразделений) незаконных вооруженных формирований. Эту информацию милиционеры получили от ранее задержанного Эми Эдиева. По некоторым данным, Эдиева пытали, заставив давать ложные показания.

    16 марта на рассвете загорелся строящийся дом Хашуевых на ул. Набережная. Благодаря бдительности соседей и оперативности пожарных, огонь удалось потушить. Вероятно, это был поджог: на месте происшествия обнаружена бутылка с остатками солярки.

    17 марта к Хашуевым приходил участковый и заявил, что Магомед должен срочно приехать домой, иначе у семьи появятся новые проблемы.

    Единственный ли это случай такого рода? Определенно — нет. Вот сообщение «Мемориала» о случае Фарида Бабаева. 26 февраля 2010 года в Верховном суде Республики Дагестан продолжились судебные слушания по делу об убийстве лидера дагестанского отделения партии "Яблоко", общественного деятеля и правозащитника Фарида Бабаева.

    4 июня 2009 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации отменила вердикт коллегии присяжных и приговор в отношении Расиля Мамедризаева и Сифирали Сефирмирзоева. Дело было возвращено на новое рассмотрение в другом составе коллегии присяжных.

    Повторное рассмотрение дела началось в конце августа 2009 года. В октябре суд заслушал показания свидетелей, видевших обвиняемых на месте преступления до или сразу после убийства Бабаева. Два засекреченных свидетеля подтвердили, что незадолго до убийства видели во дворе дома Фарида Бабаева человека, очень похожего на одного из подсудимых.

    Свидетельница заявила, что она обратила внимание на молодого мужчину, потому что он долго стоял в луже и делал вид, что разговаривает по мобильному телефону. По словам свидетельницы, она успела отвести ребенка в детский сад, а неизвестный все еще продолжал разговор. По показаниям другой свидетельницы был составлен фоторобот, очень похожий на Мамедризаева.

    Однако в ноябре 2009 года обвинение столкнулось со сложностью доставки в суд основного свидетеля, проходящего под псевдонимом "Акаев". В ходе предварительного следствия "Акаев" сообщил, что сразу после того, как был убит Фарид Бабаев, он шел вдоль его дома и видел Мамедризаева с пистолетом в руках. Об этом "Акаев" в тот же вечер рассказал своему родственнику - сотруднику милиции, который написал рапорт и сообщил следственным органам о наличии свидетеля убийства. Эти показания являются главным доказательством вины Мамедризаева. В ходе первого судебного процесса "Акаев" повторил свои показания, но сообщил, что на него оказывают давление, и настойчиво просил судью обеспечить защиту ему и членам его семьи.

    В ходе второго процесса допрос "Акаева" был назначен на 5 ноября. Однако несмотря на то, что на его показаниях держится обвинение, свидетель не явился ни на то заседание, ни на последующие.

    В начале декабря государственный обвинитель сообщил коллегии присяжных о том, что свидетель "Акаев" с семьей уехал в Узбекистан и не сможет лично дать показания. В связи с этим судья Ирафилов Закир постановил зачитать показания "Акаева", данные на предварительном следствии. На заседании 14 декабря в зале суда неожиданно появилась адвокат свидетеля "Акаева", которая, по словам братьев Фарида Бабаева, перед началом заседания активно общалась с родственником обвиняемых.

    Адвокат объявила, что ее клиент пришел в суд и готов дать показания лично. "Акаев" в "черной комнате" опроверг свои первоначальные показания, заявив, что не находился у дома Бабаева в день убийства и ничего о деле не знает. На вопрос адвокатов Бабаева о том, почему "Акаев" изменил показания и в связи с чем ранее просил защиты у суда, свидетель не ответил.

    Родные Фарида Бабаева неоднократно обращались в следственные органы с просьбой защитить ключевого свидетеля и его семью, используя механизмы программы защиты свидетелей. Очевидно, это не было сделано. Ранее адвокаты обвиняемых ходатайствовали о рассекречивании "Акаева". Среди аргументов было и то, что его "и так уже все знают".

    Еще одним испытанием для родных Фарида Бабаева стала неожиданно объявленная 1 декабря замена государственного обвинителя, который работал по делу с первого судебного разбирательства, знал все детали и был настроен жестко отстаивать линию обвинения. Судья Эфендиев дал новому государственному обвинителю один день на ознакомление с материалами уголовного дела, которые составляют 10 томов. Только после бурного протеста потерпевших и ходатайства самого нового государственного обвинителя, ему было предоставлено несколько дней для ознакомления с материалами.

    ПЦ "Мемориал", впрочем, выразил надежду на то, что виновные в убийстве Фарида Бабаева, будут наказаны.

    Хорошо известно, что эффективно бороться с терроризмом можно только тогда, когда не существует широкого числа людей, готовых поддерживать террористов. Но в тех случаях, когда существуют убийства, запугивания мирных граждан на Северном Кавказе, когда обращение в правоохранительные органы и суд не гарантирует восстановления нарушенных прав, тогда количество людей поддерживающих терроризм будет неуклонно расти.

    Именно поэтому жизненно важно создать безопасное окружение на Северном Кавказе, ситуацию когда элементарные права человека: право на жизнь, безопасность, защиту от пыток и жестокого обращения будут соблюдаться.

    Международная Гражданская комиссия по правам человека, светская негосударственная организация, созданная в 1969 г. профессором психиатрии Томасом Сасом и Церковью Саентологии, писала в своей публикации «Хаос и террор», что в СССР, Северной Корее, других тоталитарных марксистских странах использовалось учение «психополитики», теории массовой обработки сознания с помощью угрозы голода, войны, беспорядков в обществе и т.п.

    Это учение было основано на сомнительных психиатрических теориях И.П. Павлова, советского психофизиолога. Нельзя допустить, чтобы «психополитика» использовалась кем бы то ни было на Северном Кавказе, ибо этот регион итак представляет из себя «пороховую бочку», такая там «смесь» народов, вероисповеданий и др.

    Сегодня негосударственные правозащитные организации могут настаивать на том, чтобы было проведено международное объективное расследование террористических актов в Москве. Если будет выявлено, что те или иные психиатры, психологи ответственны за организацию массового манипулирования сознанием граждан с целью спровоцировать террористические акты, то эти люди должны нести ответственность за содеянное ими наряду с рядовыми исполнителями и организаторами терактов.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.