Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Всадник Апокалипсиса на бледном коне

    03/09/2010
    Иван Маркелов

    В сегодняшнем мире множество проблем, но, наверное, четыре из них наиболее ужасающие: терроризм, сексуальные преступления, рост межнациональной и межрелигиозной розни и связанные с этим преступления, «рост» заболеваемости психическими расстройствами.

    Воистину, перечисленные выше проблемы являются четырьмя всадниками Апокалипсиса сегодняшних дней. И, вот он, один из этих всадников на бледном коне: так называемый рост заболеваемости психическими расстройствами, особенно у детей.

    Сегодня в мире все большей проблемой становится рост подростковой наркомании. Мало кто задумывается, однако, о ятрогенных (связанных с психиатрическим воздействием) причинах возникновения наркомании. С введением Международной квалификации болезней 10-го пересмотра в нашей стране появились и новые, имеющие отношение к поведению детей, психиатрические «диагнозы» - такие, как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).

    Синонимом этого термина является «расстройство с недостатком внимания из-за повышенной активности (РНВПА)». Что же это такое? ADD, ADHD (Attention deficit disorder, Attention deficit hyperactivity disorder), а по-русски СДВГ/РНВПА и СДВ/РНВ (синдром дефицита внимания/расстройство с недостатком внимания) - это два «заболевания», которые весьма популярны на Западе. СДВ - расстройство с недостатком внимания, СДВГ - расстройство с недостатком внимания из-за повышенной активности.
    Критерии для СДВГ состоят из 14 пунктов, включая «затрудняется играть тихо», «часто и чрезмерно говорит» и «часто теряет вещи». В 1987 году СДВГ был добавлен к Диагностическому и статистическому учебнику душевных расстройств (DSM). В течение одного года диагноз был поставлен полумиллиону американских детей.
    К 1997 году эта цифра возросла до 4,4 миллионов. (Диагностическое и статистическое руководство умственных расстройств 3R, Американская психиатрическая Ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, 1987 г., стр. 50; Theodore J. La Vaque, д. ф., «Дети, наркотики и СДВ…”, интернет).

    Доктор Фред А. Боман (младший), невропатолог-педиатр и член Американской Академии неврологии, с которым я лично знаком, утверждает, что СДВГ и прочие “психические патологии” детства, а также “исследования снижения способностей” являются “исскуственными изобретениями” и “мошенничеством на все 100%”. (Буклет Международной Гражданской комиссии по правам человека “Психиатрия- обман детей и отравление их наркотиками. Ради прибыли”, стр. 10-11).

    Он подчеркивает, что психиатрические критерии СДВГ обманывают родителей, внушая им, что их дети имеют психическую патологию, требующую лечения сильнодействующими лекарствами. Диагноз СДВГ был рожден голосованием в АПА (американской психиатрической ассоциации) в 1987 г. Т.е. собрались маститые дяди и тети и большинством голосов приняли решение, что это психическое расстройство существует.

    Представьте себе, если бы собрались авторитетные хирурги, и они бы голосованием решали, есть ли у больного аппендицит. Подобное немыслимо в хирургии, но в психиатрии – это норма жизни!

    Исследования, проведенные в США врачами-неврологами, выявили, что учителей и детей ужасающим образом обманывают, когда называют детское поведение болезнью. Часто школьный психолог или психиатр говорят родителям активных детей, что их дети страдают СДВГ.

    При этом ссылаются на «заболевание» мозга или химический дисбаланс в мозге. Психиатры и психологи утверждают также, что это хорошо распознаваемая медицинская проблема, требующая длительного медицинского лечения. Доверяя этим специалистам, родители соглашаются на лечение психиатрическими препаратами. При этом детям прописываются психиатрические стимуляторы, приводящие к наркотической зависимости.

    Для миллионов детей США, Англии, Канады, Австралии выдуманные психиатрами «расстройства поведения» стали настоящей трагедией. Педиатр Мэри Энн Блок, автор книги «Больше никакого СДВГ», говорит, что не существует никакого надежного способа выявления таких «расстройств». Препараты, назначаемые в случае этих «расстройств», могут привести к употреблению запрещенных наркотиков.
    Психиатр и невролог Сидни Уокер III, автор книги «Трюк с гиперактивностью», утверждает: «Гиперактивность – это не заболевание. Это трюк, придуманный врачами, у которых нет ни малейшего представления о том, что на самом деле не так с этими детьми».

    В 1997 г. Международный комитет по контролю наркотиков при ООН потребовал от правительств всех стран проявлять «предельную бдительность с целью предотвратить слишком частую постановку диагноза «Синдром дефицита внимания» и его «лечение, неоправданное с медицинской точки зрения».

    В 2000 г. Совет Европы подписал Предложение о принятии резолюции под названием «Прекращение постановки ошибочных диагнозов детям», призывающее изучить вопрос неверной диагностики СДВГ и принять все возможные законные меры с целью «сократить уровень злоупотреблений психиатрическими наркотиками среди детей».
    В российских СМИ недопустимо часто стала появляться информация о СДВГ с рекомендациями обследования и лечения гиперактивных детей. Зачастую эти статьи публикуются с подачи недобросовестных психиатров, заинтересованных в продвижении на российский фармацевтический рынок психостимуляторов (изменяющих сознание препаратов, часто вызывающих в дальнейшем зависимость).

    Если у читателя охраняется еще вопрос, почему продвижение в России лжедиагноза СДВГ представляет опасность, то пусть он не сочтет за труд ознакомиться со следующими фактами. Вот что говорит Президент Международной Гражданской комиссии по правам человека Джен Истгейт: “Процедуры удержания и стеснения психически больных пациентов являются самым ярким показателем варварства психиатрических методик, которые психиатры предпочитают называть терапией или лечением.

    В проявлении жестокости, с которой пациенты подвергаются “процедурам” стеснения, психиатры не делают скидок даже для детей и подростков, как того, казалось бы, ни требовало чувство сострадания”. И вот два конкретных примера: “Я задыхаюсь”, - прошептала 16-летняя Рошель Клейборн, которая находилась в психиатрической клинике Техаса в 1997 г. Однако никто не внял ее мольбам.

    Как писала газета “Хартфорд Курант” в 1998 г. “Рошель Клейборн уложили лицом на пол, а санитар крепко держал ее за запястья выкрученных за спину рук”. Девушку заставили принять психиатрический препарат. В какой-то момент она вдруг затихла. Кровь тонкой струйкой стекала из уголка ее рта. Обмякшее тело завернули в одеяло и бросили в изолятор. Никто не увидел, как она умерла.

    Мансель Уотин 29 лет из Новой Зеландии умер в психиатрической больнице Харрингтона после применения к нему мер стеснения.
    Провденное по этому случаю правительственное расследование показало, что Мансель Уотин погиб от перекрытия дыхательных путей, отбиваясь от работников больницы, которые пытались его связать. Десять (!) медсестер удерживали молодого человека, связав его лодыжки пижамой. Затем они потащили его вниз по коридору и бросили в изолятор, где он и умер. Транквилизатор был введен уже в мертвое тело.

    А что же происходит в России? Вот выдержки из сообщений по задокументированным Гражданской комиссией по правам человека Санкт-Петербурга случаям, опубликованным в СМИ в прошлом:

    1. 20 февраля 1999 г. в Гражданскую комиссию по правам человека обратилась Аджарова Зульфия Шарифовна (Ф.И.О. изменены) по поводу того, что ее сын Андрей при прохождении призывной комиссии не был признан годным к прохождению воинской службы, т.к. по мнению психиатра он социально незрел и инфантилен.
    Психиатр предложила матери положить сына на обследование в психиатрическую больницу СПб. От стационарной экспертизы Аджаровы категорически отказались, но мать была вынуждена пойти на компромисс и согласилась на диагноз «пограничное состояние», что повлекло отсрочку от армии. Аджарова З.Ш. считает сына вполне зрелым для своего возраста: сын с 7 лет самостоятельно ездит по городу по своим делам, с 15 лет готовился к службе (год занимался в атлетическом клубе), два года занимался кикбоксингом, в компании сверстников считается одним из лидеров.

    На «пограничное состояние» родители согласились, чтобы сына не преследовали по закону за уклонение от службы, т.к. без подписи психиатра о годности это невозможно, и чтобы не помещать сына в стационар на психиатрическую экспертизу, без которой психиатр не давала допуска. Аджаровы не хотели предпринимать каких-либо действий до следующей комиссии. Эти люди дали согласие на публикацию их истории без упоминания их фамилий.

    2. В феврале 1999 г. в ГКПЧ СПб обратилась с заявлением Долгих А.В. (Ф.И.О. изменены) с просьбой снять с учета в ПНД своего сына 4-х лет Долгих Михаила (Ф.И. изменены). Мальчику в 3 года поставили диагноз задержка психического развития (ЗПР) после тестирования в психоневрологическом диспансере (ПНД), это тестирование было обязательным (!) для поступления дет.сад. Мать не проинформировали о том, что означает диагноз, каковы последствия, однако заявили, что в случае отказа ребенок не будет принят в дет.сад.

    Через 2 месяца мать решила перевести сына в дет.сад с логопедической группой и снять ребенка с учета, т.к. не видела необходимости в наблюдении у психиатров. В ПНД врач О.С. опять протестировала мальчика и отказалась снять с учета. В заявлении мать указала, что сын знает буквы, различает цвета, у него отличная память, он спокойный, уравновешенный и очень любознательный.

    Единственная проблема – не выговаривает некоторые буквы. Гражданская комиссия по правам челвоека СПб оказала помощь в составлении заявления на имя главного врача ПНД от имени Долгих Г.В. (Ф.И.О. изменены). Мальчик был снят с учета.

    3. В феврале 1999 г. в ГКПЧ СПб обратилась Толстых Виктория Евсеевна (Ф.И.О. изменены) с жалобой на психиатров из детской психиатрической клиники (ДПК), отказывающихся выписать ее дочь Василису (Ф.И.О. изменены). Девочка поступила в ДПК по рекомендации психолога, якобы для обследования. Матери было сказано, что в любой момент она может дочь забрать. Причина направления - конфликты со сверстниками, отставание в обучении. Василису сразу же стали «лечить».
    Из-за больших доз возникли побочные эффекты, которые были ярко выражены, возникла аллергическая реакция – девочка в течение месяца находилась в реанимационном отделении педиатрического института. Попытка матери забрать девочку из психиатрической больницы закончилась судом и решением о недобровольном лечении.
    Толстых В.Е. после обращения в Гражданскую комиссию по правам человека и в большей степени моральной поддержке (от активных действий с нашей стороны В.Е. Толстых отказалась до «крайнего случая») предприняла еженедельные «атаки» (разумеется в пределах дозволенных законом) на психиатров, что привело к выписке Василисы через 2-3 недели, в течение которых психиатры снижали дозы психотропных препаратов.

    4. Большова Г.Б. (Ф.И.О. изменены) обратилась с аналогичной ситуацией. В детской психиатрической клинике (ДПК) находился ее сын Коля (Ф.И. изменены). У него были проблемы в обучении, вызванные перерывом из-за соматического заболевания, переживания из-за нескладывающихся отношений с девушкой.
    Костя был госпитализирован по настоянию психиатра ПНД, куда за консультацией обратились Большовы, т.к. в высказывании подростка о том, что жить без этой девушки не хочет, было усмотрено «суицидное намерение». Коля с первых же минут нахождения в ДПК был подвергнут «лечению».

    Из-за передозировок возникли ярко выраженные побочные эффекты. Был выписан через несколько месяцев после длительной «борьбы» матери с психиатрами, включая заявления в судебные инстанции, суды, обращения в прессу, еженедельные «беседы» с психиатрами о выписке в «срочном порядке».

    И вновь цитата Джен Истгейт: “На первый взгляд кажется очевидным, что психиатрическая “помощь” и убийство пациентов – это две несовместимые вещи. Вряд ли кто-либо предполагает, что в психиатрических больницах пациентов ждет смерть. Однако именно это происходит каждый день в глухих стенах психиатрических больниц по всему миру под бдительным оком психиатров.

    Психиатрические приемы усмирения и стеснения есть ничто иное как “нападение и физическое насилие” во всех отношениях, за исключением одного: эти методы узаконены. И поэтому каждый год умирают тысячи людей”. Именно поэтому так опасно, что в Российской федерации активизировались психиатры, продвигающие свои сверхприбыльные псевдодиагнозы: СДВ и СДВГ.

    «Очевидно, этот бизнес приведения в порядок умов… себя не контролирует и не имеет стимула к прекращению всевозможных неэтичных и мошеннических методов», - еще в 1992 году писала член палаты представителей США Патрисия Шредер. И если это было очевидно для США 14 лет назад, то это еще более очевидно для России сегодня.

    Ситуация с СДВ и СДВГ позволяет обоснованно предположить, что некоторые детские психиатры вмешиваются в личную жизнь граждан, нарушая право на неприкосновенность частной жизни, жестоко обращаются со своими несовершеннолетними пациентами, активно способствуют нарушению других прав юных граждан России. Все это, по моему глубокому убеждению, является грубым нарушением статей 3, 5 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека.






    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.