Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Права человека и «карательная психиатрия» в Российской Федерации

    26/03/2010

    Иван Маркелов

    «Где же, в конце концов, начинаются всеобщие права человека? Неподалёку от дома, в таких близких и маленьких местах, что их не увидишь ни на одной карте мира. Но эти места — целый мир для отдельного человека: будь то дом, где он живёт, школа или колледж, где он учится, завод, ферма или офис, где он работает... Если все граждане не будут согласованно защищать эти права у себя дома, наши усилия добиться прогресса в широком масштабе будут тщетны», - Элеонора Рузвельт, один из главных создателей Всеобщей декларации прав человека.

    В сегодняшней статье я вновь поднимаю вопрос о существовании в современной России карательной психиатрии. Конечно, сейчас по сравнению с советскими годами сам термин «карательная» звучит, наверное, слишком грубо, да и говорить о массовых случаях использования психиатрии в политических целях, для подавления инакомыслия в стране пока, слава Богу, не приходится, однако ни в коем случае нельзя сказать, что ситуация в России сегодня в области защиты прав человека в психиатрии и психиатрических стационарах, в детских домах для детей с задержкой психического развития стала благополучной.

    Осенью 2008 г. Людмила Михайловна Алексеева, президент Московской Хельсинкской группы сказала в своем интервью «Национальному журналу», интернет-изданию, что карательная психиатрия в нынешней России есть, существует. В первую очередь это карательная психиатрия, которая используется больше в экономических целях, чем в политических, хотя, конечно, и в политических она тоже используется, к сожалению, все больше и больше. Примерно с 2003-2005 года эти случаи нарастают, на мой взгляд.

    Основные претензии граждан, обращающихся к правозащитникам, защищающим права человека в психиатрии, как правило, следующие :

    1) принуждение к даче согласия на госпитализацию и лечение;

    2) не информирование о правах, диагнозе, методах лечения, назначенных препаратах;

    3) ущерб здоровью из-за высоких дозировок препаратов и длительного применения. Очень часто у пациентов возникают серьезные побочные эффекты от лекарственных средств, применяемых в российской психиатрии, например: неусидчивость после назначения нейролептиков (когда пациент даже в туалете, извиняюсь, когда курит или писает, переминается с ноги на ногу), сильное слюнотечение, мышечные спазмы, когда лицо просто перекашивает. Я намеренно не употребляю сейчас медицинские термины, чтобы всем читателям это было понятно. Если есть подобные побочные эффекты, как правило, речь идет о передозировках психотропных препаратов. Длительное применение означает, что лечащие психиатры рекомендовали своим клиентам или даже требовали, чтобы они месяцами, годами, либо даже всю жизнь принимали психотропные препараты с огромным количеством побочных эффектов.

    4) Многочисленные нарушения при недобровольной госпитализации и лечении. Это и применение к пациентам больших доз психотропных препаратов накануне судебного заседания, участие в судебном процессе по недобровольной госпитализации под явным воздействием «психотропного наркоза». Чаще всего, суды проходят формально. Пациента, участника судебного процесса, с материалами дела не знакомят. Что написано в заявлении администрации больницы и в акте освидетельствования, которые направлены в суд, пациенту не известно. Решение он может получить только после выписки. К своему удивлению, такой участник процесса может впоследствии обнаружить в материалах дела, что у него был представитель. И этот представитель, адвокат, назначенный судом, пришел к выводу, что нарушений прав пациента при недобровольной госпитализации не было. Иными словами, госпитализация правомерна!

    5) Есть жалобы на жестокое или оскорбительное обращение, в том числе избиение санитарами, иногда уголовниками на отделении психиатрического стационара.

    6) Летальные исходы из-за халатного отношения.

    7) Недобровольная госпитализация граждан в корыстных целях, в том числе с целью завладения жильем.

    Граждане, обращающиеся к правозащитникам, часто не имеют точной информации об основании госпитализации и проведенном лечении, а при запросах получают формальные отписки.

    В июле 2007 г. интервью с Владимиром Константиновичем Буковским, известным правозащитником, писателем и нейробиологом было опубликовано в интернет-изданиях ォГрани.руサ и ォЧеченпрессサ. Он сказал, что в Российской Федерации возвращаются методы карательной психиатрии.

    «Я регулярно получаю из России сведения об использовании психиатрии в карательных целях», - заявил Буковский в интервью, опубликованном в ИА «Чеченпресс». В частности, на Северном Кавказе, сказал он, два журналиста оказались в «психушках» не по своей воле. «Их упекли туда лишь в силу того, что они занимались расследованиями и опубликовали материалы, которые вызывали очень резкие реакции своего регионального начальства. Аналогичные сведения поступили мне из Башкирии – там тоже людей пытаются пристроить в психбольницу. Более того, у меня есть еще сведения из той же Башкирии, что их региональные ФСБ и УВД вызывались в Москву на специальный брифинг, где им объяснялось, каким образом применять психиатрию вместо прямого политического преследования», - сказал правозащитник. По его словам, такие дела «делаются нагло и открыто». «Методы стары, просты и беспринципны. Давят на соседей и, особенно, на родственников – чтобы те сказали, что человек невменяемый и опасный», - рассказал Буковский.

    Что касается экономического аспекта ситуации с нарушением прав человека в психиатрии, я приведу конкретные примеры, чтобы было более понятно, о чем идет речь. В пресс освещался случай Анны Ионовны Стародумовой, врача-терапевта, пенсионерки, которая была награждена медалью ォЗа доблестный труд в Великой Отечественной войнеサ. У нее был конфликт с дочерью, ее в два часа ночи схватили в ее квартире санитары, отвезли в психиатрическую больницу, жестоко с ней обращались, на ォскорой помощиサ. В психбольнице она заразилась чесоткой, такие там были условия содержания.

    И психиатры из психоневрологического диспансера Анне Ионовне Стародумовой навязывали, что называется, услуги по ее наблюдению. Повторно дочь ее госпитализировала еще раз в психбольницу № 3 СПб. И только благодаря сыну ее смогли выписать. Правозащитники и адвокат отстаивали долго права Анны Ионовны, в конечном итоге она выиграла дело в суде, а ведь дочь хотела лишить ее дееспособности, чтобы завладеть ее комнатой, они жили в двухкомнатной квартире. Хотя изначально Анна Ионовна и собиралась, собственно, оставить свое жилье своей дочери.

    Случай Галины Прокофьевны Б. Это пенсионерка, которая передала в собственность свою квартиру на условиях пожизненной ренты. В конце 2005 г. рентодатель поместила старушку в психиатрическую больницу № 3, там применяли психотропные препараты, женщину хотели перевести в психоневрологический интернат. За нее заступился Лев Шаломович Гиндин, ее давний друг и сосед. Он обнаружил ее в больнице в ужасном состоянии, она находилась под сильным воздействием препаратов, костяшки на пальцах рук были сбиты до крови, постоянно хотела пить, ощущала горечь во рту, похудела, с трудом узнавала Льва Шаломовича. Галина Прокофьевна провела в больнице более двух лет, хотя имела право жить у себя дома. В начале 2008 года она умерла. Естественно, квартира окончательно перешла в собственность рентодателей.

    Владимир Григорьевич Селехов, пенсионер, трудовой стаж – 37 лет. Он обвинялся в публичном оскорблении участкового сотрудника милиции. Свидетели сотрудника милиции давали противоречивые показания на суде, тем не менее, суд назначил две психиатрических экспертизы, сначала Селехова направили на амбулаторную экспертизу, затем на стационарную. На стационарной экспертизе он находился в городской психбольнице № 6 Петербурга, и оттуда Владимира Селехова просто перевели в другое отделение, стали его недобровольно лечить, вводили психотропные препараты. За время лечения он похудел на 20 килограммов, очень ослабел. И когда его выписали, зимой, ему не выдали его личные вещи и отказались предоставить транспорт для транспортировки Владимира Григорьевича домой. То есть, по сути, человеку в легкой одежде пришлось добираться зимой, в мороз, домой после выписки.

    Можно задать резонный вопрос: а как реагировала прокуратура, когда к ней апеллировали пострадавшие? Чаще всего происходит следующее: прокуратура дает поручение Комитету по здравоохранению провести проверку по жалобе. Специалисты Комитета отвечают, что лечение проводилось правильно, нарушений прав пациента не было. Даже, если при поступлении в больницу физическое состояние пациента было в норме, а через неделю он умер. Как нам объясняли юристы, доказать врачебную вину, очень сложно. И здесь мы видим, что права личности не защищены.

    Но когда речь идет о мошенничестве, правоохранительные органы и прокуратура иногда все же принимают меры, как это было в Ленинградской области. 12 сентября сего года интернет-издание ォRegions.ruサ опубликовало сообщение о том, что вступил в законную силу приговор Тосненского суда Ленобласти в отношении медицинских работников Ульяновской психиатрической больницы за мошенничество с квартирой пациентки. Тосненским городским судом Ленинградской области были осуждены главный врач Ульяновской областной психиатрической больницы Виктор Федоришкин, заведующий отделением Денис Лихов и старшая медицинская сестра Ольга Сойкель по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием служебного своего положения, в крупном размере).

    Как сообщила пресс-служба прокуратуры Ленобласти, было установлено, что Федоришкин при помощи своих подчиненных работников Лихова и Сойкель в период с октября 2005 по январь 2006 года обманным путем получили от одинокой пациентки нотариально заверенную доверенность на оформление приватизации ее квартиры и убедили подписать договор купли-продажи квартиры в пользу третьего лица. Сумма от сделки составила 18 тысяч долларов США. Деньги соучастники преступления присвоили и разделили между собой. При этом были оформлены документы о выписке пациентки из психиатрической больницы, хотя фактически она не покидала стационар, находясь под постоянным контролем врачей. Суд назначил наказание Федоришкину в виде 4 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима и лишил его права заниматься врачебной деятельностью на срок 3 года. Лихову назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы условно, Сойкель - в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года для каждого.

    Иск прокурора в счет возмещения ущерба потерпевшей в сумме более 506 тысяч рублей был удовлетворен. Федоришкин не согласился с приговором и обжаловал его в Ленинградский областной суд. Однако, Ленинградский областной суд признал приговор Тосненского суда законным и справедливым и оставил его в силе.

    Тосненский случай не является единственным в своем роде. Так, интернет-издание «Новый регион» 02 декабря 2008 г. в статье Ольги Ивановой сообщило о том, что в Москве осуждены психиатры, поместившие по сговору здоровых женщин в психбольницу. Врачи, которые помогли мужчине поместить в психиатрическую клинику свою жену и тещу, приговорены Преображенским районным судом Москвы к тюремному заключению. По данным следствия, после очередной семейной ссоры супруг решил избавиться от женщин и воспитывать детей самостоятельно. В последующем он вступил в сговор с психиатром станции скорой и неотложной психиатрической помощи Щербаковым и участковым психиатром психоневрологического диспансера №14 ЦАО Москвы Куренковым. Они сфальсифицировали необходимые документы и получили санкцию суда на принудительное медицинское освидетельствование женщин, которое также было ォподстроеноサ. После этого абсолютно здоровых мать и тещу поместили в психиатрическую клиническую больницу № 4 им. П.Б. Ганнушкина. Однако врачебная комиссия больницы не нашла у женщин душевного заболевания и выписала через несколько дней.

    14 октября 2008 г. интернет-издания опубликовали сообщение о том, что рыбинский психиатр был осуждён за квартирные махинации. В Рыбинском городском суде завершилось слушание дела о мошенничестве. На скамье подсудимых оказался заведующий пятым отделением Рыбинской городской психиатрической больницы Александр Чистюнин. Трёх своих пациенток этот доктор обманом лишил их собственных квартир. Очень правильно, на мой взгляд, что целый год, пока шло следствие, психиатр Александр Чистюнин находился под стражей. Свою вину по всем трем эпизодам мошенничества он так и не признал.

    Три рыбинские квартиры перешли в собственность Александра Чистюнина от одиноких пациенток психбольницы. Каждой из них доктор оказывал не только медицинскую, но и, как он сам утверждал, «чисто человеческую» помощь. В результате такой помощи женщины остались без жилья. В паспортах пациенток Чистюнина изменились места прописки. Из реальных рыбинских квартир женщины переселились в неизвестном направлении. Две из трех потерпевших до сих пор находятся в психиатрической больнице. Их и рады бы отпустить домой, вот только возвращаться женщинам больше некуда. Еще одна обманутая умерла несколько лет назад. Елена Баталова, судья Рыбинского городского суда заявила: «По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить Чистюнину окончательно 3 года 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 20 тысяч рублей и лишением права на 1 год 6 месяцев занимать должности в государственных муниципальных учреждениях здравоохранения, связанных с выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима».

    Сторона обвинения посчитала приговор очень мягким. Полностью разделяю мнение сотрудников прокуратуры. Человек, обманывавший доверие людей, о которых он должен был по долгу службы заботиться, не имеет морального права на снисхождение со стороны Закона. Кстати, сотрудники прокуратуры настаивали на семи годах лишения свободы.

    25 сентября 2008 г. веб-версия «Комсомольской правды» сообщила о том, что на Ставрополье осудили врача-психиатра за то, что он брал взятки за ォлиповыеサ заключения.

    Пятигорский городской суд приговорил к одному году заключения условно заведующего диспансерным отделением государственного учреждения здравоохранения "Пятигорский психоневрологический диспансер", признав его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки за действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, сообщило ИА REGNUM со ссылкой на пресс-службу суда Пятигорска).

    Согласно материалам уголовного дела, подсудимый, будучи заместителем председателя врачебной комиссии, одной из функций которой является установка диагноза больным, получил от гражданина 30 тыс. рублей взятки за выдачу медицинского заключения, содержащего недостоверные сведения. Взяточник был задержан сотрудниками милиции на месте преступления. По решению суда врач-психиатр был лишен права занимать руководящие должности в государственных учреждениях здравоохранения в течение года.

    5 декабря 2008 г. информационное агентство ォРос Балтサ сообщило, что в суде Ленинского района Нижнего Новгорода завершается судебный процесс над психиатром и тремя его «подельниками», который начался еще в мае 2007 года. На последнем заседании государственный обвинитель попросила приговорить Лайнгера к 9 годам лишения свободы в колонии общего режима, а его «подельников» — к лишению свободы на срок от 3 до 6 лет.

    В 2002-2004 годах заведующий стационарным отделением психиатрической больницы Нижнего Новгорода N 2 Ян Лайнгер вместе с санитарами Вадимом Раковым, Альбертом Бейбутовым и медбратом Андреем Комплектовым, войдя в доверие к пациентам, убеждали тех приватизировать свои квартиры и продать. Вырученные деньги — около 1 млн руб. (в ценах 2003-2004 годов) — они поделили между собой. Троих пациентов, лишившихся жилья, медики отправили на постоянное место жительства в различные интернаты.

    Следствие установило 12 эпизодов получения Лайнгером взяток от родственников лиц, находящихся на принудительном лечении в больнице. За деньги на несколько дней Лайнгер отпускал в лечебные отпуска лиц, осужденных за убийство. В среднем стоимость одного дня такого отпуска составляла 1000 руб.

    Лайнгеру предъявлено обвинение по 3 эпизодам мошенничества и 12 эпизодам получения взяток. Остальным ォподельникамサ предъявлено обвинение в мошенничестве.

    19-го сентября 2008 г. веб-версия ォИзвестийサ сообщила, что на 25 тыс. рублей оштрафован главный врач второй республиканской психиатрической больницы поселка Балезино (Удмуртия) Владимир Главатских за злоупотребление должностными полномочиями. По данным прокуратуры Удмуртской Республики, в ходе следствия было выяснено, что главврач установил себе доплату за совмещение занимаемой должности главного врача, врача-ординатора и врача-психиатра отделения ГУЗ «2 РПБ », не исполняя при этом данных обязанностей.

    Таким образом, за 6 лет нечестной работы, начиная с 2000 года, Главатских незаконно получил дополнительно более 30 тыс. рублей. Действия Главатских судом квалифицированы как злоупотребление должностными полномочиями. Психиатру назначено наказание в виде штрафа в размере 25 тыс. рублей. Приговор в законную силу пока не вступил.

    «Карательная» психиатрия в отношении детей-сирот особенно недопустима! Именно поэтому Петербургская Гражданская комиссия по правам человека (Международная Гражданская комиссия по правам человека была создана в 1969 г. Церковью Саентологии и почетным профессором психиатрии Томасом Сасом) проводит пикет против таких нарушений 27-го марта недалеко от Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга.

    Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что карательная психиатрия в нынешней России и в Петербурге имеет в большей степени экономический, а не идеологический характер. В связи с этим необходимо отметить следующее.

    8 июля 2008 г. Правительство Санкт-Петербурга вынесло постановление № 828 «О плане мероприятий по развитию психиатрической службы и мерах по предупреждению отрицательных социальных последствий и поведенческих расстройств в Санкт-Петербурге на 2008 — 2011 г.» Данный документ повествует о выделении 3,5 миллиардов (!) рублей на работу психиатрической службы Санкт-Петербурга.

    Сегодня расходование бюджетных средств психиатрической службой не может быть проконтролировано общественностью. До сих пор не создана гарантированная Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» Государственная служба защиты прав пациентов психиатрических стационаров, независимая от органов здравоохранения. На ее создание — нет средств. Однако, постановление № 828 предусматривает выделение значительных средств на закупку психиатрических препаратов для детей и взрослых, имеющих огромное количество побочных эффектов и могущих вызвать зависимость и мысли о самоубийстве. Также мы обращаем внимание на недопустимость выделения 24 миллионов рублей из бюджета Санкт-Петербурга на создание трёх новых отделений для принудительного лечения психических расстройств в психиатрической больнице Святого Николая Чудотворца.

    Принудительное лечение часто является возвратом к практике советской карательной или западной «оправдательной» психиатрии, что неприемлимо для подлинно правового государства. Я убежден, что бюджетные средства могут быть потрачены с пользой на действенные социальные программы (улучшение содержания пациентов в любых, как соматических, так и в психиатрических стационарах, образование, организация досуга, и т.п.). Я также убежден, что, наконец, должна быть создана Государственная служба защиты прав пациентов, независимая от органов здравоохранения в России.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.