Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Двенадцать лет назад - розы Аджарии

    06/05/2016

    Гела Васадзе

    В ту ночь шестого мая 2004 года в Батуми были счастливы все, или почти все. Серебристый самолет уносил в направлении столицы северного соседа многолетнего главу Аджарии, который за время своего правления успел изрядно всем поднадоесть. Сложно сказать, о чем думал Аслан Абашидзе, покидая тот край, где много лет его слово было законом, а при упоминании его имени принимали почтительное выражение лица. Наверняка и о том, где он ошибся и почему не сумел удержать власть, которая еще вчера казалась столь непоколебимой, но, наверное, больше о том, как он устал от тех бед, которые навалились на него за последний неполный год.

    Беды Абашидзе начались в 2003 году, летом он потерял не просто супругу, но самого близкого человека в жизни. Скоротечная саркома убила Магули Гогитидзе всего за несколько недель, и это была та потеря, от которой аджарский лев так и не оправился. А ведь впереди были парламентские выборы, наверное, самые важные выборы в его жизни. Машина запущенная уже давно работала, предвыборная инфраструктура была создана, региональные отделения получали деньги, в целом все шло своим чередом. И если ли бы не досадная провокация со стороны «маргинальных» националов, «Союз Возрождения» вполне мог бы рассчитывать на серьезное число голосов своих сторонников. Однако, все изменилось после октября 2003 года. Как только по всем общенациональным каналам телевидения Грузии были показаны кадры жестокого избиения на улицах Батуми, даже те сторонники Абашидзе, которые всерьез видели в лидере Аджарии альтернативу абсолютно импотентской власти Шеварднадзе, задумались о том, чем грозит воцарение аджарского льва в Грузии. С этого момента рейтинг Национального движения рос прямо пропорционально падению рейтинга Союза Возрождения.

    Ситуация, сложившаяся после выборов, позволила Аслану Абашидзе почувствовать себя главным игроком на грузинской политической сцене. Еще бы, сам старый лис приехал к нему на поклон, покорно предлагая передать власть старому противнику. Это уже после многие будут говорить о том, что Шеварднадзе подставил Аслана, тогда действо, разворачивающееся перед грузинской публикой, выглядело совсем иначе. В начале 90-х годов Грузию можно было смело включать в книгу рекордов Гиннеса по количеству политических партий на душу населения. Ситуация мало изменилась и десять лет спустя, однако, далеко не всем политическим партиям было под силу вывести на улицу людей. В 2003 году реально собрать многотысячный митинг могли только две политические силы – «Единое Национальное движение» и «Союз Возрождения Грузии». Абашидзе наглядно продемонстрировал старому лису свою силу, собрав огромный митинг возле Батумского университета. Тысячи экзальтированных людей размахивая синими флагами то ли партии, то ли региона (флаги отличались лишь количеством желтых звезд), в едином порыве скандировали «Бабу! Бабу!» (дедушка на грузинском). И хотя Эдуарда Амвросиевича в узких чиновничьих кругах также называли дедушкой, кому именно из двух дедушек предназначались эти восторженные крики, понять было не сложно. Были ли искренни эти люди в своем восторге, позволю предположить, что да. На протяжении многих лет Аслан Абашидзе был для них символом мира и стабильность там, где они живут. За это они готовы были простить своему вождю все. Пройдет совсем немного времени, и практически на том же месте соберется другой митинг, митинг с требованием ухода Аслана. Но в тот день глава Аджарии мог с полным основанием чувствовать себя триумфатором.

    Конечно, решение Абашидзе направить своих людей на альтернативный митинг в Тбилиси было крупной политической ошибкой. И дело даже не в том, что большинство из приехавших тогда в Тбилиси, совсем не горели желанием стоять на холодном, продуваемом всеми ветрами проспекте Руставели. Оказавшись в Тбилиси, сторонники Аслана Абашидзе очутились в ситуации, аналогичной русской армии, взявшей Париж в 1814 году. Встречаясь со своими тбилисскими друзьями и родственниками, тратя «командировочные» в хинкальных в окрестностях проспекта Руставели, большинство участников проаслановского митинга пропитывались революционным духом гораздо быстрее, нежели жители столицы. Люди, в основном молодежь, реально видели другой мир, мир в котором нет места «бабу» и его присным, мир полный идей свободы. Многие все еще стояли на митинге, боясь потерять работу, и даже по прежнему кричали лозунги «Союза Возрождения», но это были уже другие люди. Спустя несколько дней они вернутся в Батуми и с горящими от восторга глазами станут рассказывать всем о празднике революции, в котором им посчастливилось участвовать. А для Аслана Абашидзе наступят черные времена.

    То что, Аслан Абашидзе вряд ли сумеет остаться на своем посту при новом президенте Грузии понимали все. Весь вопрос был в том, как уйдет Аслан и удастся ли избежать кровопролития. На протяжении многих лет, краеугольным камнем в обосновании существования режима Аслана Абашидзе было то обстоятельство, что он представлял собой лучшую альтернативу тбилисской власти. События ноября 2003 года перевернули все с ног на голову. Сопротивление началось в буквальном смысле снизу, спонтанно, уже в декабре 2003 года на некоторых домах в приморском поселке Гонио появились первые флаги «Национального движения». Правда полиция срывала их, но флаги появлялись снова и снова. Уже в декабре 2003 года в Тбилиси была создана общественная организация «Наша Аджария», куда вошли представители Национального движения, Республиканской партии, Христианско-демократической партии и практически все оппозиционные Аслану Абашидзе силы. Организация арендовала офис на проспекте Чавчавадзе, в самом центре Тбилиси. Этот офис стал своего рода политическим клубом, куда приезжали все недовольные Абашидзе люди. Председателем движения стал Коба Хабази, известным многим еще со времен национально-освободительного движения и зверски избитый в октябре 2003 года. Вскоре был создан и альтернативный парламент Аджарии – Дарбази, там председательствовал депутат парламента от «Союза граждан Грузии», профессор философии Михаил Махарадзе. Это был четкий сигнал всем оппозиционерам – ваше прошлое не имеет значения, главное, какую позицию вы займете сегодня.

    И потянулись в Тбилиси старые партийные кадры и общественные деятели из Батуми, серди которых, был и наш старый знакомый Иосеб Химшиашвили. По сути «Наша Аджария» состояла из двух неравных частей – политического клуба, где собирались гости из Батуми, ругающие Аслана и мечтающие о том времени, когда он будет изгнан, и небольшой, но слаженно работающей командой, которая обрабатывала всю поступающую информацию. Очень скоро ячейки «Нашей Аджарии» появились едва ли не в каждом квартале Батуми и в каждом селе региона. От желающих стать координаторами данной организации отбоя не было. Координатор получал мобильный телефон и определенную сумму для пополнения баланса. Задача координатора состояла в передаче информации обо всех более или менее значимых событиях. Система работала больше на энтузиазме, который бил через край, государственного финансирования не было. Вся революционная деятельность «Нашей Аджарии» финансировалась частными лицами, наиболее крупным из которых был председатель Торгово-промышленной палаты Грузии Джемал Инаишвили.

    Естественно не осталась в стороне и вторая часть власти, речь идет о команде Зураба Жвания. В январе 2004 года была создана организация «Демократическая Аджария», во главе с вице-спикером парламента Грузии Эдвардом Сурманидзе. У команды Жвания были очень серьезные корни в Аджарии, ведь все неправительственные организации, созданные тогда еще председателем парламента Грузии имели свои филиалы в регионе. С финансированием тоже было все получше нежели у «Нашей Аджарии», да и фигура молодого, но уже успевшего пройти все ступени чиновничьей иерархии Эдварда Сурманидзе смотрелась куда внушительнее, нежели фигура бородатого бунтаря Хабази. Естественно две организации быстренько объединили под названием « Объединенная оппозиция – Наша Аджария», но реального объединения так и не произошло. Даже тогда, когда «Наша Аджария» перешла из тесной квартиры в огромный офис на улице Хетагурова, демократы предпочли оставаться в своем уютном офисе в высотке возле парка Ваке, являясь на заседание Правления оппозиции шумной толпою человек в двенадцать, на очень дорогих иномарках, что вызывало ухмылки у «пролетариев» от «Нашей Аджарии».

    А между тем в самом регионе происходили крайне интересные события. Первым испытанием на прочность власти Аслана Абашидзе стали выборы президента Грузии, состоявшиеся 5 января 2004 года. До выборов, казалось бы, что основная интрига состояла в том – придет или не придет на избирательный участок Аслан Абашидзе. Ведь от этого зависело, будут или нет голосовать все остальные чиновники, да и бюджетники вообще. Аслан проголосовал за пятнадцать минут до закрытия участков, но уже тогда было ясно, народ на выборы пошел, и пошел независимо от участия в голосовании аджарского льва. Сложилась весьма комичная ситуация, на избирательных участках в Батуми очереди были утром и перед самым закрытием. Но только утром в них стояли гордые улыбающиеся люди, ну а вечером трусливые чиновники, старающиеся угадать настроение Хозяина. Но так или иначе политическая активность населения на выборах президента Грузии показала, что власть Аслана Абашидзе далеко не так прочна, как пару месяцев назад. Следующим испытанием была церемония инаугурации президента. Несмотря на то, что по просьбе Аслана Абашидзе визит Михаила Саакашвили в Батуми и парад военных моряков были перенесены с десяти на семь часов утра, огромная толпа горожан с розами в руках пришла на набережную приветствовать своего президента. Сложно было понять мотивацию этих людей, действительно, как объяснить, что заставило немного чудаковатого торговца книгами Важу Таварткиладзе кричать в камеру телекомпании «Рустави 2» на французском языке – «Господа, у нас здесь диктатура! Это средневековье!». Многотысячную толпу не смогли удержать заслоны спецназовцев, Миша вошел в нее как триумфатор, ну а Аслану не оставалось ничего, как ретироваться с места событий. В регионе моментально было объявлено чрезвычайное положение.

    История противостояния новых властей с аджарским львом, это история противостояния креативного напора и беспрецедентной наглости с чередой бесконечных ошибок и просчетов. Пример Абашидзе хорошо показывает бесполезность любых денег при неэффективной системе управления. С каждым днем ситуация все более и более ухудшалась для Аслана и его сторонников. Грузия жила предвкушением возвращения Аджарии, возвращения Аджарии, которая, в сущности, никуда и не уходила. За время с января по май Аслан Абашидзе бессчетное число, раз летал в Москву, пытаясь выторговать себе защиту от Тбилиси. Но тщетно, реально режим Аслана надоел всем не только внутри страны, но и за рубежом. Капризный и непредсказуемый диктатор, клявшийся в дружбе Кремлю, не мог предложить российскому руководству ничего из того, что могло бы его действительно заинтересовать. Отсутствие общих границ с Российской Федерации делало Аджарию чем-то вроде чемодана без ручки для Кремля. В то время когда из России периодически раздавались голоса многочисленных друзей Аслана Абашидзе, общий тренд был понятен – Москва сдает аджарского льва. Однако у Аслана Абашидзе было немало друзей не только в Москве.

    Отдельно хотелось бы остановиться на истории с визитом Вальтера Швиммера. Этого европейского чиновника в Батуми встретили митингом оппозиции, и тут у властей Аджарии не выдержали нервы – оппозиционеры были жестоко избиты, а офис «Нашей Аджарии» разгромлен. Многие участники митинга были арестованы. Реакция европейского чиновника была более чем странной – он заявил, что не видит особых проблем в соблюдении прав человека в Аджарии, однако, совсем иной была реакция официального Тбилиси. Президент Грузии потребовал наказания виновных в избиении оппозиционеров и немедленного освобождения всех политзаключенных, а заместитель министра государственной безопасности Гиги Угулава в прямом эфире телекомпании «Имеди» прямо призвал Аслана Абашидзе уйти в отставку. В результате этого случая оппозиция в Аджарии только активизировалась.

    Следующим этапом противостояния была неудавшаяся попытка президента Грузии приехать в Батуми как раз в тот период, когда Аслан Абашидзе находился в Москве. Президента остановили на административной границе у реки Чолоки, пригрозив применить силу, если кортеж продолжит движение. Это был, пожалуй, самый опасный момент противостояния, стороны были готовы открыть огонь, и только чудом удалось избежать подобного развития событий. Позднее в результате многочисленных консультаций удалось достичь договоренности между центральными и региональными властями, согласно которой регион обязывался перечислять в центральный бюджет доходы от таможни и порта, для контроля над которыми были назначены спецпредставители президента. 16 марта 2004 года президент с триумфом въехал в Батуми, где его встретила восторженная толпа сторонников.

    Важной вехой в свержении Аслана Абашидзе стали парламентские выборы в марте 2004 года. Центральные власти решили прибегнуть к интересному методу срыва выборов в Аджарии. Зная, что неизбежны многочисленные нарушения в ходе голосования и подтасовки, активистам и наблюдателям на местах было дано задание писать как можно больше жалоб и протестов с каждого участка, чтобы потом, у Центральной избирательной комиссии была возможность отменить результаты выборов. Параллельно в Аджарию, в гости к Аслану Абашидзе прибыл премьер-министр Грузии Зураб Жвания, который просидел в кабинете главы Аджарии до глубокой ночи. Таким образом, Аслан Абашидзе был лишен возможности давать ценные указания своим сторонникам по ходу выборов, а те не привыкли действовать без указки вождя, что вызвало в предвыборном штабе «Возрождения» полный хаос. Как итог результаты выборов были убийственны для Аслана, в Батуми и в Хелвачаурском районе победу одержало «Единое национальное движение», а «Возрождение» сумело безоговорочно победить лишь в двух из пяти районов Аджарии, впрочем, и результаты выборов в этих районах были аннулированы ЦИК Грузии из-за многочисленных нарушений.

    История свержения Аслана Абашидзе, это история работы огромной пропагандисткой машины, противостоять которой у лидера автономии не было ни сил, ни возможностей. Чем активнее вели себя сторонники президента, тем больше ошибок совершали власти автономии. Репрессии уже не помогали, так как почти всем было ясно – конец режима близок. Против Аслана Абашидзе были использованы все мыслимые и немыслимые пиар-технологии, от распространения слухов о его амурной связи с молодой оперной певицей, перехода в католичество, и опубликования гаданий ясновидящей из Германии, которая предрекала Аслану страшные беды в мае 2004 года, до надписей на фасадах домов и запусков воздушных шаров с надписью « Аслан уходи». Конфликты вспыхивали постоянно, не проходило и дня, чтобы координаторы «Нашей Аджарии» не сообщали о столкновениях сторонников президента с репрессивным аппаратом автономии. Каждый из этих случаев тиражировался в средствах массовой информации, а также по отдельным каналам предоставлялась посольствам и правозащитным организациям. Шла настоящая информационная война, и подлинными героями этой войны были журналисты. Впоследствии говоря о революции в Аджарии будут незаслуженно забыты такие имена, как Мзия Амаглобели, Этер Турадзе, Нестан Цецхладзе, Котэ Сталинский, Вахтанг Комахидзе. Особую роль в освещении событий в Аджарии сыграли информационные агентства «Новости Грузия» (Александр Имедашвили) и «Интерпрессньюс» (Коба Бенделиани). Несколько раз у режима не выдерживали нервы. Учитывая, что кадровый состав властных структур в Аджарии был далек от совершенства, система держалась на честном слове.

    Отдельное слово необходимо сказать о переходах из стана Аслана Абашидзе в стан президента. Если зимой 2004 года, это были единичные случаи, то к апрелю такие переходы приняли характер массового бегства от Хозяина. В офисе «Нашей Аджарии» не успевали организовывать пресс-конференции с бежавшими из Батуми известными сторонниками Аслана Абашидзе, назову только наиболее громкие имена бывший мэр Батуми Аслан Смирба и один из авторитетов, на который опирался режим Аслана Абашидзе, Алик Давитадзе. Вообще истории с этими переходами бывали весьма забавны, так один из наиболее известных активистов молодежного крыла «Союза Возрождения» Леван Качарава намеренно спровоцировал свое избиение бывшими товарищами, и оказался героем всех выпусков новостей. Правда, его комсомольский стиль пришелся не ко двору в «Нашей Аджарии», костяк которой состоял из националов. В апреле начались переходы, которые были особенно опасны для режима Абашидзе. В Тбилиси стали бежать военные. На протяжении многих лет 25 бригада грузинской армии была фактически личным войском Аслана Абашидзе. Так вот в апреле кадровый состав бригады таял на глазах, в Поти ушел и катер береговой охраны.

    Вместе с тем внутри объединенной оппозиции уже вовсю шла борьба, которая по накалу страстей не уступала борьбе с Асланом Абашидзе. То что Аслан уйдет было ясно всем, а вот кто возглавит Аджарию после ухода Аслана, не было ясно никому. Естественно основная борьба шла между двумя сопредседателями объединенной оппозиции – Кобой Хабази и Эдвардом Сурманидзе. Однако, тем кто в апреле 2004 года обратил внимание на сообщение о задержании киллеров, присланных Асланом Абашидзе в Тбилиси, для ликвидации лидеров оппозиции, угадать имя будущего главы Аджарии было совсем несложно. Целью киллеров были лидеры объединенной оппозиции Коба Хабази и Эдвард Сурманидзе, а также генеральный директор Грузинской железной дороги Леван Варшаломидзе. Причем тут железная дорога спросите вы. Конечно, абсолютно не причем. Просто личному другу президента еще по университетской скамье необходимо было сделать хоть какую-нибудь политическую рекламу в связи с Аджарией.

    Итак, к маю 2004 года в Аджарии революция созрела, было понятно, что достаточно одной искры, чтобы вспыхнул пожар. Такой искрой стало желание Наты Имнадзе, дочери Нодара Имнадзе, убитого заместителя председателя Верховного Совета Аджарии, входившей в правление Объединенной оппозиции, устроить митинг в годовщину гибели отца митингом возле здания суда. В принципе митинг был небольшой, да и проводился он не в центре города, но уж слишком болезненной для Аслана Абашидзе была тема митинга, поэтому расправились с митингующими даже не жестко, а именно жестоко. На самом деле, данный митинг был самодеятельностью чистой воды и спутал все карты организаторам революции роз в Аджарии. Режим перешел к открытым репрессиям, были задержаны многие активисты оппозиции, мост через Чолоки был взорван спецназом Аслана Абашидзе, подготовленным российским генералом Неткачевым. В Тбилиси появились подозрения, не действует ли Ната Имнадзе заодно с Асланом Абашидзе. Так или иначе ситуация начала выходить из-под контроля, в различных местах Батуми начали собираться митинги в знак протеста против действий властей, которые также разгонялись. Так или иначе, к середине дня 4 мая центральные власти поняли – медлить дальше нельзя.


    Можно ли собрать многотысячный митинг за два с половиной часа? Оказывается можно, при условии, что технология митинга давным давно отработана до мелочей, а все население заряжено на борьбу. Это был именно тот случай, когда актив «Нашей Аджарии» обзванивал координаторов на местах с сообщением о времени и месте митинга, вместо обычного для такой ситуации удивления, был восторг. История этого противостояния также имела своих героев, это и те люди, которые выстояли ночь перед университетом, несмотря на стрельбу в воздух, бряцание щитами и прочие страшилки спецназа Аслана Абашидзе. Те кто стояли у взорванного моста на реке Чолоки, несмотря на беспорядочную стрельбу все тех же спецназовцев, находящихся в состоянии наркотического опьянения, и те, которые подошли к Чолоки с другой стороны с флагами Грузии, показав, что мы единый народ, народ, жаждущий перемен. Несомненно, это премьер-министр Грузии Зураб Жвания, первым перешедший вброд реку для переговоров с министром внутренних дел Аджарии Джемалом Гогитидзе, и сумевшим договориться с ним о проходе людей. Это жители высокогорной Аджарии, чьи автобусы были обстреляны на пути в Батуми, и которые пешком все-таки добрались до города. Героями в те дни стали почти все жители Батуми не побоявшиеся выйти на улицу и сказать нет режиму Абашидзе.

    Поздней ночью 6 мая у входа в свою резиденцию появился пока еще глава Аджарии Аслан Абашидзе в компании министра иностранных дел России Игоря Иванова и нескольких телохранителей. Журналисты обступили смертельно уставшего аджарского льва, тот повернулся к горстке своих сторонников, и сказал «Сюда идет огромная военная сила. Я не хочу кровопролития. Идите на... дому» (стиль сохранен - Г.В.). Через некоторое время серебристый самолет унесет Аслана Абашидзе вместе с семьей в столицу чужого северного государства, где он так часто бывал в последнее время. В эту ночь в Батуми были счастливы все, или почти все.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.