Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

Разное

Выборы в Гардабани

29/01/2016

Гела Васадзе

В конце января в Грузии неожиданно случились выборы. Нет, не досрочные выборы, о вероятности которых так много говорилось пару месяцев назад, когда власти пытались захватить самый популярный в стране оппозиционный канал “Рустави 2”, а выборы главы администрации Гардабанского района, прежний руководитель района скоропостижно скончался, вот и пришлось проводить новые выборы.

В отличие от мажоритарных выборов в Сагареджо, которые бойкотировались всей оппозицией в знак протеста против недостаточных изменений в избирательный кодекс Грузии, главная оппозиционная партия Грузии, Единое Национальное движение, приняло решение принять участие в данных выборах и на то были серьезные основания. Во-первых, ситуация в стране резко изменилась, правящая коалиция, не выполнившая ни одного из своих предвыборных обещаний, на фоне резко ухудшившегося социально-экономического положения населения, фактически является политическим банкротом. Кроме того, данные выборы были практически генеральной репетицией парламентских выборов, которые состоятся осенью этого года. Так что подобная проверка сил явно не была бы лишней.

Понятно, что выборы главы администрации отдельного района не самый комфортный вариант для оппозиции. За новейшую историю Грузии оппозиция не сумела победить ни на одних из промежуточных выборов. Невольно вспомнилась история выборов в парламент по мажоритарным округам в Сабуртало (район Тбилиси) и Самтредия весной 2003 года, которые кандидаты от оппозиционного тогда Единого Национального движения Гиви Таргамадзе и Звиад Дзидзигури проиграли с треском. Что было осенью знают все. Впрочем это так, случай из истории. В Гардабани же случилась совсем другая история.

Что такое Гардабанский район

Входящий в регион Квемо-Картли, по своему территориальному устройству, пожалуй, самый “нелогичный” район Грузии. Нелогичен он с той точки зрения, что в него входит как зона компактного проживания азербайджанцев, так Марткопская зона, состоящая из кахетинских сел, непосредственно граничащих с регионом Кахети. Казалось бы, зачем включать в Гардабанский район аппендикс, который явно является кахетинским? Нелогичность тут мнимая, вернее тут логика национальной политики еще времен советской власти, когда для того, чтобы в Грузии не было района, где большинство населения составляет этническое меньшинство, район разбавили достаточно большой территорией, не имеющей никакого отношения к нему. Наследие Советов не решились поменять ни партаппаратчик Эдуард Шеварднадзе, ни реформатор Михаил Саакашвили. Про нынешних и говорить нечего.

Добавим к этому еще один момент, для решения той же “проблемы” в район активно переселялись экологические мигранты из Сванети, причем как вы сами понимаете, в зону компактного проживания азербайджанцев. Понятно, что отношения между вновь прибывшими и аборигенами не заладились. Самое интересное, что и те, и другие активно обвиняли власти в поддержке “оппонентов”. Впрочем, тот факт, что при националах многое делалось для поддержки этнических меньшинств, обусловил практически тотальную поддержку нынешних властей проживающими в Гардабанском районе переселенцами.

Кроме этого в Гардабанском районе живут беженцы из оккупированных территорий, в основном из Самачабло (Южная Осетия). Их немного, но есть одно место, которое произвело на меня жуткое впечатление. Это территория бывшего военного городка в Вазиани. После того, как несколько корпусов, стоящих на продуваемом всеми ветрами холме, покинули советские военные, в эти корпуса заселили беженцев и забыли о них. Отсутствие элементарных санитарных условий, тотальная безработица и полное безразличие властей, вплоть до того, что в последнее время коммунальные службы очень часто “забывают” вывозить из городка мусор, создали картину полной безнадеги. Люди, живущие там не просто нищие, а вопиюще нищие, впрочем и в близлежащих селах ненамного лучше.

В отличие от Вазиани и нескольких подобных депрессивных мест, общая ситуация в “азербайджанской” и “кахетинской” зонах, а также зоны поселка Телети, примыкающей к Тбилиси с юга, гораздо лучше. Конечно, нельзя назвать население этих мест богатым, но трудолюбие крестьян вполне компенсируют многие бытовые неудобства сельской местности, а некоторые семьи являются вполне зажиточными по меркам Грузии.

Настроение населения

Из тех встреч с населением, на которых присутствовал я можно было сделать только один вывод - народ крайне недоволен нынешними властями. Но недовольство было разным. В “кахетинской” зоне все разговоры были о том, что по сравнению с временами националов торговля стала меньше, доходы упали, да и инфраструктура сильно ухудшилась. В “азербайджанской” зоне ко всему этому обязательно прибавляли проблему возросшего криминала и появившиеся моменты обострения межнациональных отношений. Причем криминал выделялся как главная проблема.

Казалось, что у мечтателей нет ни единого шанса выиграть в местах. где ими так сильно недовольно население. Но, было понятно, что это только впечатление. Хороший показатель - наличие предвыборных плакатов на улицах. В “кахетинской” зоне плакатов, как целых, так и порванных было приблизительно поровну. Исключение составляли села Сартичала, откуда много местных выходцев работает в системе исполнительной власти и полиции, там явно доминировали плакаты “Мечты”, и в селах Норио и Марткопи, из этих мест был кандидат от Единого Национального движения, поэтому целых плакатов оппозиции там было больше. Впрочем о кандидатах следует поговорить по подробнее.

Кандидаты

То, что личность кандидата очень важна, это непреложная истина. Логика Нацдвижения, выдвинувшая своим кандидатом Бесика Кахабришвили вполне понятна. Кахабришвили выходец из “кахетинской” зоны, долгое время проработавший на различных административных должностях в администрации Гардабанского района. На местных выборах 2013 года Кахабришвили получил более 27%, что в общем то было немало для того времени. Правда за несколько дней до выборов власти выкинули компромат, в котором напомнили избирателям, что в пору молодости кандидат оппозиции был судим за разбой. Но в его родных местах утверждают, что тогда, в период правового беспредела парня просто подставили.

Логика националов была вполне понятна, в “кахетинской” зоне у кандидата есть авторитет, а в “азербайджанской” зоне у нас итак сильные позиции. На самом деле эта вполне логичная позиция не выдержала проверку, обезличивание выборов в “азербайджанской” зоне несомненно сыграло свою роль.

У “Мечты” с кандидатами было совсем плохо. Сначала пошли разговоры о том, что кандидатом от партии власти будет известный политолог Мамука Арешидзе, который проиграл выборы в качестве кандидата по мажоритарному округу Гардабанского района в 2012 году. Однако Арешидзе категорически отказался участвовать в этих выборах. Тогда на помощь “Мечте” пришел вице-премьер Каха Каладзе, который уговорил своего друга, известного футболиста Гочу Джамараули выдвинуть свою кандидатуру. Тот факт, что Джамараули не имеет никакого опыта государственного управления, высшего образования, и не жил в Гардабани после шестого класса, партию власти нисколько не смущал. Было понятно, что борьба пойдет не между кандидатами, а между ресурсами партий. У кого ресурс окажется больше, тот и победит, а кто будет кандидатом, вопрос десятый.

Предвыборная кампания

План националов был достаточно простым - победа в “азербайджанской” зоне и ничья в “кахетинской” зоне и зоне Телети, обеспечивали общий успех их кандидату. Было ясно, что победить без масштабных фальсификаций партии власти будет очень сложно, поэтому было принято решение не допустить этих фальсификаций любой ценой.

Председателю Нацдвижения Гардабанского района Рамину Байрамову удалось собрать сплоченную команду молодых активистов, мотивированных на достижение результата. Явным минусом Нацдвижения в “азербайджанской” зоне было то, что актив практически на все сто процентов состоял из азербайджанской молодежи. Было несколько грузин, и совсем не было переселенцев.

Актив “Грузинской мечты” напротив практически весь состоял из переселенцев, а также работников муниципалитета. Впрочем это мало беспокоило власть предержащих, во время выборов выяснилось почему.

Остальное вряд ли достойно детального описания. Единственное замечание к предвыборной кампании националов - она велась по старинке. Встречи с людьми на улице это конечно очень важно, но на будущее необходимы нестандартные решения, иначе никак.

Выборы. Как это делалось в Грузии

Прежде чем перейти непосредственно к рассказу о выборах в Гардабанском районе, немного расскажу про эволюцию грузинских выборов времен независимости. Как проходили выборы в период СССР знают все. За нерушимый блок коммунистов и беспартийных ходили голосовать все, или практически все, как на праздник. Отличие Грузии от, например, центральной России было пожалуй в том, что в Грузии избирателей не завлекали на участки дефицитным товарами и вкусным буфетом. В проблема привода избирателей решалась путем уговоров и просьб, впрочем политически лояльные граждане итак приходили на участки, относясь к процессу с юмором. К тем кто не приходил, приходили члены избирательной комиссии с просьбам и уговорами. Не придти на выборы считалось формой политического протеста.

Ситуация изменилась в 1990 году, когда в Грузии были проведены первые свободные выборы. На выборах подавляющее большинство получила коалиция “Круглый стол- Свободная Грузия”, коммунисты, набравшие чуть более 20% оказались на втором месте. Можно смело сказать, что это были самые свободные и чистые выборы за все время существования Грузии. Народ голосовал даже не за конкретную партию, народ голосовал за независимость.

Во времена Эдуарда Шеварднадзе ситуация изменилась. теперь заманить людей на избирательные участки, да еще и обеспечить нужный результат, одними уговорами стало невозможно. Именно тогда правящая партия “Союз граждан Грузии” отработала технологии фальсификации выборов от “мертвых душ” до каруселей и фальсификации итоговых бюллетеней в окружных избирательных комиссиях. Покупались не избиратели, а члены избирательных комиссий. Особую роль играли два региона с компактным проживанием этнических меньшинств. Речь идет о Квемо-Картли и Самцхе-Джавахети. Там население практически не ходило на выборы, и поэтому власть всегда получала максимальный результат, ну а цифры зависели от того, сколько нужно властям для победы. В этом плане очень показательны выборы 2003 года, когда центральные власти почти неделю тянули с объявлением результатов, пока не дождались результатов из Аджарии, где Аслан Абашидзе тоже мог нарисовать такой результат, какой хотел.

Кстати, у Аслана Абашидзе была своя, весьма оригинальная система проведения выборов. Кроме тотального контроля избирательных комиссий вызывались авторитетные люди, которые потеряли бы работу или бизнес, если бы не обеспечили соответствующий результат. И этот результат обеспечивался вплоть до появления оппозиционной силы, которая дала людям надежду на лучшую жизнь.

В начале своего правления националам не нужно было беспокоится о предвыборных технологиях. Практически тотальная поддержка населения обеспечивала нужный результат, а исключения объяснялись ретивостью местного начальства, старающегося получше выглядеть перед вышестоящими органами. Ситуация изменилась после 2007 года, когда в обществе накопилась критическая масса недовольных. Сказать, что некоторые фальсификации шеварднадзевского образца никогда не использовались Нацдвижением было бы неправдой, но ровно также было бы неправдой сказать, что именно они обеспечивали тогдашней правящей партии результат.Была и практика запугивания со стороны правоохранительных органов нелояльных к властям неформальных лидеров, про агентуру враждебных государств тут речь не идет, она реально была, и была соответствующая реакция. И все-таки, главным инструментом для достижения успехов на выборах у националов было решение небольших инфраструктурных проблем в период перед выборами прямо по наказам избирателей. Починить водопровод и канализацию, крышу, лифт, отремонтировать дорогу и так далее - обычна предвыборная тактика националов. Все это оказалось крайне неэффективным на выборах 2012 года.

Уже на местных выборах 2013 года “Грузинская мечта” вернулась к шеварднадзевской практике тотальной фальсификации выборов. Так на выборах главы администрации и сакребуло (представительный орган района) Марнеульского района, наблюдателям от “Свободной зоны” удалось не просто зафиксировать многочисленные нарушения, но и заснять на камеру вбросы избирательных бюллетеней. Именно поэтому проблема возможных фальсификаций стала главной проблемой для оппозиции на выборах в Гардабани.

Для недопущения фальсификаций необходимо было не просто увеличить количество наблюдателей на участках, но и создать там такую ситуацию, чтобы никто не посмел эти самые фальсификации осуществить. Решение пришло само собой, на практически все избирательные участки были направлены политические лидеры оппозиции от Гиги Бокерия и депутатов до руководителей районных организаций партии. Кроме того, на каждом избирательном участке в качестве наблюдателей присутствовали члены политического клуба “Свободная зона” с видеокамерами. И это не считая местных наблюдателей от оппозиции. Понятно, что в таких условиях осуществить масштабные фальсификации было практически невозможно.
День выборов

То, что день выборов не будет томным было ясно изначально, хотя мало кто мог предположить, что власти используют такой арсенал грязных методов и средств для нейтрализации оппозиции. Понятно, что главной задачей “Мечты” было не допустить победу оппозиции в самой многочисленной “азербайджанской” зоне. Для этого власти привезли из Тбилиси две группы спортсменов (в основном, судя по ушам, борцы), которые на пяти машинах каждая двигались по улицам, запугивая активистов оппозиции, приводящих людей на выборы. Вообще метод привода людей стал для меня откровением. И дело даже не в пассивности, а в специфике избирателей. Даже абсолютные сторонники оппозиции хотели, чтобы их попросили и проводили на выборы, такова традиция. Естественно, присутствие агрессивных людей спортивного вида не добавляла желания избирателям идти на выборы. Тем более, что им неоднократно угрожали и до дня выборов.

Данные группы появлялись и в непосредственной близости с избирательными участками. Так уже с утра была сделана попытка спровоцировать драку на участке, где наблюдателем был лидер Нацдвижения Гига Бокериа. Своевременное прибытие мобильной группы националов с прессой и телекамерами, и соответствующие действия очень опытного в таких делах Бокериа предотвратили инцидент, хотя угрозы были недвусмысленные.

Следующая провокация была предпринята непосредственно у штаба “Грузинской мечты”, когда активисты партии власти подставили свою машину под удар машины, в которой ехали активисты ЕНД. Только опыт водителя помог предотвратить столкновение. Однако при этом водитель задел машину, проезжающую рядом. Оказавшийся на месте происшествия патруль, несмотря на то, что у потерпевших не было претензий отобрал права и оштрафовал парня на 250 лари. Чтобы произошло, если бы машина с активистами ЕНД врезалась в машину с мечтателями можно только себе представить.

Буквально через полчаса та же группа спортсменов, которая была в “гостях” у Бокериа, устроила драку с наблюдателями от ЕНД возле избирательного участка в центре Гардабани. В результате пострадал один человек.

Следующий визит уже вторая группа спортсменов нанесла на участок, где наблюдателей от оппозиции возглавлял бывший министр обороны Дмитрий Шашкин. Тут опять благодаря опыту Шашкина, который немедленно вызвал патруль и приезду прессы, инцидента удалось избежать.

А вот на участке возле азербайджанской школы инцидента избежать не удалось. По словам очевидцев события развивались следующим образом. К группе активистов оппозиции подошел человек, в котором ребята узнали работника полиции Гардабани, и начал задавать им провокационные вопросы. После чего группа спортсменов, стоящих неподалеку начала избивать представителей оппозиции. Под “горячую руку” спортсменов попала и группа несовершеннолетних школьников, стоящих неподалеку. При этом две полицейские машины с включенным мигалкам спокойно наблюдали за происходящим.

Слух о том, что какие-то приезжие бьют детей распространился по Гардабани очень быстро. Буквально в считанные минуты собралась толпа азербайджанской молодежи, которые бросились на нападавших с камнями. Учитывая, что как минимум у одного из нападавших было оружие, до трагедии было очень близко. Кроме того, увидев, что численное преимущество на стороне тех, кто подверглись нападению, вмешалась полиция, которая стала оттеснять разгоряченных молодых людей в верх по улице. Учитывая, что все это происходило недалеко от предвыборного штаба “Грузинской мечты”, и все прекрасно знали, кто напал на молодых людей,можно себе представить, чтобы произошло, если бы эта толпа оказалась возле здания штаба мечтателей. В этот момент Грузия, да именно страна, оказалась на пороге реальной гражданской войны в отдельно взятом районе.

Ситуацию удалось разрядить благодаря прибытию на место инцидента Рамина Байрамова, лидеров националов и прессы. Следует особо подчеркнуть, что этот инцидент произошел в районе от шести до семи часов вечера, то есть в час быка выборов.

Час быка

На гардабанских выборах власти опробовали совершенно новую технологию, которая сработала, впрочем она и не могла не сработать. Где-то в полдень в штаб оппозиции начали поступать сообщения, что “Мечта” начала активно привозить своих сторонников на участки. Впрочем эта волна вскоре спала. Вплоть до шести часов практически все активисты и наблюдатели, следившие за ходом выборов сообщали о том, что судя по всему националы уверенно побеждают, хотя явка маленькая.

Где-то после трех дня в Гардабани прибыл вице-премьер правительства Грузии, министр энергетики Каха Каладзе. Он привез в предвыборный штаб своего протеже Гочу Джамараули. А уже с шести часов пошел девятый вал сообщений о массовом подкупе избирателей. Активисты, бывшие на местах называли суммы 20-25 лари. Наблюдатели с участков сообщали, что люди начали приходить потоком, чего не было весь день. Приводили даже немощных стариков, у многих на ладони был написан номер сорок один (избирательный номер “Грузинской мечты”). Именно в это время и была спровоцирована драка у азербайджанской школы. Естественно вся молодежь, наблюдавшая за ситуацией на улицах рванула туда, а оттуда собралась у предвыборного штаба оппозиции. То есть путем простой провокации властям удалось очистить улицы Гардабани от нежелательных свидетелей.

Остальное было уже делом техники. Буквально за полтора часа властям удалось переломить ход голосования в “азербайджанской” зоне, приведя на избирательные участки более 50% от общего числа принявших участие в голосовании в районах компактного проживания азербайджанцев и запугав тех, кто собирался идти голосовать за оппозицию вечером, а таких по свидетельству активистов было немало.

Как победила “Мечта”

Конечно, никакого практического интереса пост главы Гардабанского района не представляет. Победи на выборах Бесик Кахабришвили, у националов было бы больше проблем, чем преимуществ. Но тут цена вопроса была совсем другой, эти выборы были генеральной репетицией парламентских выборов 2016 года, которые решают вопрос о власти на следующие четыре года. Победи националы, “Мечта” бы просто посыпалась, а посему власти никак не могли допустить победы оппозиции. Более того, им очень важно было победить именно так, как они победили, то есть убедительно по цифрам.

Практически все сходятся на мнении - победила не столько “Мечта”, сколько деньги “Мечты”. Это так, и не совсем так, потому что кроме подкупа избирателей были использованы еще целый ряд “специфичных” предвыборных технологий.

Сразу после поражения в штабе националов стали произносить имя Зазы Лилуашвили. Данный персонаж крайне интересен тем, что долгое время будучи представителем спецслужб практически тотально контролировал ситуацию в Квемо-Картли вообще и в Гардабани в частности. По словам местных жителей, именно сеть Лилуашвили была использована властям для запугивания населения.

В ресурсном отношении “Мечта” превосходила оппозицию многократно. Возьмем только один пример, на каждом участке у “Мечты” было от пятнадцати до двадцати координаторов с гонораром по 250 лари и талонами на бензин по 40 литров. Для сравнения у оппозиции было только по четыре координатора на участок. Что называется почувствуйте разницу.

Про прямое использование административного ресурса никто не говорит, это как бы само собой разумеющееся. И про то, что перед выборами были увеличены штатные единицы администрации района, и про давление на учителей школ, говорить излишне. Тут уж как говорится, что выросло, то выросло.

“Титушки” слово не из грузинского происхождения, но те самые ребята спортивного вида, запугивавшие население и устраивавшие провокации, и есть классические титушки. Их роль на этих выборах достаточно описана выше, только отметим, что к октябрю властям придется решать проблему “камней”, ибо булыжник нужного диаметра практически уравнивает шансы шестнадцатилетнего пацана и мастера спорта по боксу.

Ну и последнее, цинизм представителей власти, заявляющих, что выборы прошли в соответствии с законом, уже больше не удивляет.

Главные выводы

Гардабанские выборы на практике подтвердили тезис о неэффективности демократии в стране с низким уровнем жизни и является прекрасным аргументом для сторонников принципа “избирательного права для налогоплательщиков”. Но давайте будем реалистами, никто на такие радикальные реформы в Грузии не пойдет, и уж тем более на это не пойдет правящая коалиция.

И при данной системе победить “Мечту” конечно можно, но это “можно” возможно только при сопоставимых финансовых ресурсах, и это непреложная истина. Выборы в Гардабани показали, что даже при полном крахе экономической и социальной политики, власти могут просто тупо залить выборы деньгам, причем можно не сомневаться, данная “инвестиция” обязательно отобьется.

Следующий вывод более оптимистичный, в Грузии есть очень интересная мотивированная молодежь, за которой будущее. Вот только работать с этой молодежью необходимо постоянно, а не только в период выборов. Необходима социализация данных молодых людей, причем именно политическая социализация, активное включение их в борьбу за свои права и решение повседневных проблем.

Ну и наконец последнее, жизненно необходимо уничтожить саму возможность запугивания кого бы то ни было. Необходимо чтобы жители района почувствовали себя хозяевам на своей земле, которых никто и никогда не сможет ни в чем ущемить. В сущности в этом и заключается суть демократии. Достичь это декретным путем не получится. Ежедневная гражданская активность единственный путь дескарализации власти и снятия синдрома страха и чинопочитания. Гоча Джамараули, ставший вчера главой администрации в Гардабани, должен не просто помнить, что он получил этот пост путем запугивания и подкупа избирателей, но и понимать, что ему придется прислушиваться к воле избирателей, независимо от того, за кого они голосовали.

Самое главное богатство Гардабани это активные, уважающие себя люди, они есть, а значит есть и будущее.

p.s. понимаю, что получилось очень длинно, но по другому никак




* Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции


Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.