Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Попытка Иванишвили купить себе красивое прошлое явно не удалась

    01/12/2015

    Владимир Иванидзе

    Итак, комфортная ситуация Иванишвили, когда он манипулировал целой страной и отправлял в тюрьмы своих политических противников, резко изменилась. В Высокий суд Парижа уже подано заявление против Бидзины Иванишвили, «по факту развода мошенническим путем». Это дело касается удивительных обстоятельств развода Иванишвили и Инги Павловой в 1994 году. И заявление это принято в октябре 2015 года, и по нему уже работают следователи прокуратуры Парижа. Детали этого расследования мне пока не известны, поскольку здесь вступает в силу «тайна следствия».

    Однако мое исследование «обстоятельств развода» Иванишвили (как и его брака в 1991 году в Париже) позволило обнаружить, скажем так, весьма интересные вещи задолго до всех этих «исков» и «заявлений». Не берусь гадать, что обнаружит официальное следствие. У французской прокуратуры, конечно, больше возможностей, чем у меня. Но мое досье на Иванишвили возможно «потолще», и это выравнивает шансы.

    Для того, чтобы было понятно, какой тайфун надвигается на Иванишвили, бывшего премьер-министра Грузии и нынешнего владельца конгломерата «Грузинская мечта», следует напомнить основные факты из моих предыдущих публикаций. Итак, 25 ноября 1991 года, в мэрии 13 округа Парижа был зарегистрирован брак между Ингой Павловой и Бидзиной Иванишвили. Однако, согласно опубликованной биографии Иванишвили, к этому дню, (25 ноября 1991 года), Иванишвили уже полтора месяца был женат на Екатерине Хведелидзе.

    Значит, еще раз: в октябре 1991 года, 36-летний Иванишвили женился на Екатерине, которой едва исполнилось 19 лет, и сразу после свадьбы он уехал в Париж, (вероятно, вместе с молодой супругой). Там Иванишвили женился еще раз, на Инге Павловой, через полтора месяца, напомню, после женитьбы на Екатерине Хведелидзе.

    Анализ дальнейших событий показывает, что главной целью Иванишвили было получить вид на жительство во Франции и карту резидента этой страны, с правом постоянного проживания. О том, что в действительности связывает Иванишвили с Францией поговорим чуть позже. А сейчас восстановим хронику событий, по документам о браке и разводе. Эти документы получены официально, в государственных органах власти Франции, и они достоверно фиксируют развитие событий.

    Итак, согласно официальном документу, 25 ноября 1991 года, в 16 часов 30 минут Жиль Бенассая, заместитель мэра 13-го района Парижа, зарегистрировал брак между Бидзиной Григорьевичем Иванишвили, экономистом, родившимся в Тбилиси, и Ингой Альбертовной Павловой, студенткой, родившейся в Москве. Фамилия Иванишвили в документах записана на французский манер - Ivanichvili. Даты рождения и имена родителей опускаем. Двое свидетелей, брат с сестрой, знакомые Павловой, тоже поставили свои подписи.

    А через два с половиной года в Высоком суде Парижа состоялся бракоразводный процесс. И 18 мая 1994 года судья Анн-Мари Пуарье-Шо объявила брак Иванишвили и Павловой расторгнутым.

    Между этими двумя датами произошли события, которые ясно указывают на то, что Иванишвили приехал в Париж и женился на Павловой исключительно из корыстных соображений. Но сначала пройдемся по датам.

    Со дня заключения брака с Павловой должно было пройти 12 месяцев, чтобы Иванишвили мог законным образом подать прошение о получении карты резидента Франции. Сама Павлова к тому времени уже была резидентом Франции, с десятилетней картой. И вот прошел год. Наступил ноябрь 1992 года. Теперь можно было подавать прошение. Но было необходимо собрать еще и досье, в котором должны быть документы, подтверждающие личность и право на постоянное проживание во Франции. Обычно на подготовку такого досье уходит 6-7 месяцев. Это в лучшем случае.

    Итак, в декабре 1992, или январе 1993, Иванишвили начинает собирать досье. А примерно в сентябре 1993 года он подает прошение на получение карты резидента, поскольку к тому времени в его досье в префектуре собраны уже все необходимые документы. Все это время жизнь шла своим чередом, и никто не пытался выяснить, как Иванишвили живет со своей «любимой женой» Ингой Павловой. Но после подачи Иванишвили прошения о карте резидента Франции ситуация изменилась.

    Гром грянул 13 декабря 1993 года. В этот день, по поручению префектуры, к супругам нагрянули полицейские. Им нужно было установить, живут ли супруги Иванишвили вместе, или все это блеф. Такова стандартная процедура. И нагрянули они, судя по всему, к Иванишвили, поскольку именно он просил карту. Согласно документам суда, полицейские обнаружили, что супруги не проживают вместе. Какой именно адрес проверяли полицейские, точно сказать сейчас трудно. Но скорее всего, они проверяли тот адрес, который им был уже известен.

    Первый адрес, который имел отношение к Иванишвили и его супруге Павловой, был указан в документах о заключении брака в ноябре 1991 года: 24, улица Дюмериль, в 13 районе Парижа. Однако в первом, как и в повторном, заявлении о разводе указан уже другой парижский адрес: 19, улица Шарко. Якобы на этому адрес изначально была зарегистрирована Павлова. Но Павлова утверждает, что это ложь, и что она никогда и никак не была связана с этим адресом.

    Надо сказать, что иностранец, проживающий во Франции, должен сообщать властям об изменении своего адреса. Но сейчас на это смотрят сквозь пальцы. Если человек переезжает на новое место, то замена официального адреса означает, что надо менять и карту резидента, закатанную в жесткий пластик. Новый адрес туда не впишешь. А вся процедура замены карты может быть весьма обременительной, особенно когда человек живет вдали от префектуры. В любом случае, на карте резидента Франции Инги Павловой, выданной ей в 1990 году, указан совершенно не тот адрес, который мы обнаруживаем в «совместном заявлении супругов Иванишвили» и в судебном решении о разводе. Кстати, в этой карте резидента фамилия Павловой указана следующим образом: «PAVLOVA EP IVANICHVILI». «EP» - это сокращение от слова EPOUSE, что означает – жена.

    Но в судебных документах есть и другая деталь, которая насторожит любого квалифицированного юриста. Сама дата подачи заявления - 13 декабря 1993 года – является косвенным доказательством того, что Иванишвили – банальный мошенник. Дело в том, что визит полицейских, (обнаруживших раздельное проживание супругов), наверняка испугал Иванишвили. И первое заявление о разводе было подано его адвокатом именно 13 декабря 1993 года. То-есть, опасаясь, что против него начнется уголовное расследование, он в тот же день организовал подачу заявления о разводе. В тот же день! Эта дата указана на заявлении, которое и было принято в тот же день! Удивительно, что судья по семейным делам Анн-Мари Пуарье-Шо не обратила внимание на это важное обстоятельство.

    Более того, лишь через много лет Павлова с удивлением узнала, что заявление о разводе было еще и «совместным». В тексте решения суда о разводе сказано, что повторное заявление супругов Иванишвили было подано 30 марта 1994 года. То-есть, до развода в мае 1994 года, им дали три месяца на размышление. Это тоже обычная процедура. Если бы они передумали разводиться, то могли спокойно забрать свое заявление и вместе счастливо жить дальше. Тем не менее, от супругов Иванишвили в суд было подано повторное совместное заявление о разводе. Подчеркиваю, заявление было совместным. Это важно, так как позволяло иметь одного и того же адвоката по разводу.

    Но это было важно для Иванишвили, а не для Павловой, поскольку именно Иванишвили был организатором махинации с разводом. Дело в том, что Инга Павлова не была, ни на встрече с судьей, ни на судебных заседаниях. Павлова утверждает, что ее даже не известили об этих заседаниях. Есть свидетели, которые дали письменные показания, что в мае 1994 года, когда, в конце концов, суд объявил о разводе, Павловой вообще не было в Париже.

    По ее словам, однажды с ней встретился человек, который представился «адвокатом» и передал ей нарочито абсурдное требование Иванишвили: либо Павлова должна «родить ему пятерых детей», либо она соглашается на развод. Павлова утверждает, что предпочла развод, и что подписала соответствующую «бумажку». Копию этого текста ей никто не оставил. Никаких других официальных бумаг Павлова не подписывала. И о «разводе» она узнала только через 20 лет. Но тут есть еще одна загадка.

    Надо сказать, что во Франции присутствие супругов на бракоразводном процессе обязательно. Судья так же проверяет документы, удостоверяющие личности супругов. Но как утверждают французские адвокаты, в 90-х годах судьи чаще всего полагались на адвокатов в таких рутинных делах. Адвокат передавал судье документы, включая копии паспортов, или карт резидента, и судья, не вникая в эти детали, спокойно принимал решение о разводе. Такая практика изменилась именно потому, что во Франции было много махинаций в бракоразводных процессах. Сейчас проверка личности стала более тщательной. Но в начале 90-х судьи чаще всего полагались на адвокатов.

    Иными словами, заседание в суде, либо было инсценировкой с участием фальшивой «Инги Павловой», либо судья уж слишком легко доверилась адвокату, не вникая в детали «банального» дела о разводе. Но и во втором случае кто-то должен был изображать «Ингу Павлову». Эта таинственная дама должна была иметь стальные нервы… и хороший гонорар, помимо других талантов. Впрочем, уже есть предположение, кто эта женщина. Конечно, это требует дополнительных исследований, но когда принималось решение о разводе, в зале суда, судя по всему, находилась другая женщина, которая выдавала себя за Ингу Павлову.

    С другой стороны, возникает еще один вопрос: кто же был тем адвокатом, который столь успешно и активно трудился на Иванишвили? Кто готовил эти документы, которые можно квалифицировать как доказательства подделки судебного решения, подлога и узурпации личности? И кто этот адвокат, который, вероятнее всего, знал, что вместо Павловой в зале суда находилась другая женщина? А это французский адвокат Жиль Голднадел, ныне очень известный и даже влиятельный.

    В начале 90-х о нем еще мало кто знал. Но потом он прославился. В первую очередь, благодаря своему главному и многолетнему клиенту, которого он защищал в разных уголовных процессах. Имя этого клиента – Аркадий Гайдамак. Во Франции этот человек был осужден два раза. За крупные махинации с налогами, и за нелегальную торговлю оружием (российского и восточно-европейского происхождения) и отмывание денег, полученных от этой нелегальной торговли. Именно это второе дело получило широкую известность как «Анголагейт».

    Совершенно очевидно, что Голднадел стал адвокатом Иванишвили по указанию Гайдамака. Но главная проблема Голднадела сейчас не в этом. Она в том, что Голднадел, скорее всего, знал, что бракоразводный процесс – махинация и инсценировка, организованная Иванишвили. В любом случае, сейчас единственный выход для Голднадела – признать на допросе в прокуратуре Парижа, что Иванишвили обманным путем втянул его в преступление. Ближайшее время покажет, какую тактику выберет этот адвокат. Для него лично уголовный процесс над Иванишвили может стать катастрофой.

    Голнадел известен сегодня как франко-израильский адвокат и создатель французской ассоциации «Адвокаты без границ» (не путать с международной неправительственной организацией «Адвокаты без границ», базирующейся в Бельгии). Голднадел часто выступает на телевидении и радио, ведет свой персональный блог на сайте «Фигаро». Известный человек. И вдруг такая грязная история, в которой еще не раскрыты все тайны.

    Но и это не все. В то время, которое описывается в этой статье, Гайдамак уже не только нелегально торговал оружием с помощью Иванишвили, но и занимался обустройством жизни в Париже известного криминального авторитета (согласно полицейским источникам) – Алимжана Тохтахунова, больше известного как «Тайванчик». Немецкая полиция заставила «Тайванчика» срочно уехать из Германии, где его подозревали в организации рэкета и похищении выходцев из России. И в 1993 году Тохтахунов переехал в Париж, где Гайдамак помог ему открыть банковские счета, купил роскошную квартиру (рядом с консульством Италии) и оплатил дорогостоящий ремонт этой квартиры. Столь же заботливо Гайдамак отнесся к своему другу Боре Иванишвили. Речь о «квартирном вопросе».

    У меня есть копия «совместного» заявления с просьбой о разводе Иванишвили и Павловой, с подписью и печатью секретаря суда. Когда я впервые увидел этот текст, (а потом еще и копию решения суда) я подумал, что журналистам редко так везет с документами. На твоих глазах банальная история брачной аферы Иванишвили, с целью получения вида на жительство во Франции, превратилась в доказательство теснейших связей Иванишвили с Аркадием Гайдамаком. Эти документы отчасти проясняют и роль бывшего премьера Грузии в крупнейшем криминально-политическом скандале Франции последних десятилетий!

    Вначале, в повторном (и окончательном) заявлении о разводе, Иванишвили указывает, что никогда не был женат до своего брака с Ингой Павловой (!). (Иными словами, он утверждает перед судом, что не был женат на Екатерине Хведелидзе, хотя к тому времени у них уже родился сын – Ута). Далее он официально сообщает суду, что после развода его постоянным местом проживания будет следующий адрес: CHEZ MR GAYDAMAK, 83 AVENU RAYMOND POINCARE 75116 PARIS. В переводе на русский это означает, что Иванишвили будет жить «У Месье Гайдамака, дом 83, авеню Раймонд Пуанкаре, индекс 75016 Париж». Этот же адрес «постоянного проживания» Иванишвили так же указан и в решении суда о разводе от 18 мая 1994 года.

    Формулировка «У Месье Гайдамака» означает, что Аркадий Гайдамак написал официальное заявление о том, что предоставляет Иванишвили право проживания в своей квартире, в доме 83, авеню Раймонд Пуанкаре, в Париже. Это не обязательно означает, что Иванишвили действительно жил именно в этой квартире. Но для любых официальных органов Франции это был адрес Иванишвили, по которому ему высылали официальные письма, и все остальное.

    Интересно, что парижский адрес Гайдамака, как и Иванишвили, «83, avenue Raymond-Poincaré» фигурирует в обоих уголовных делах, по которым Гайдамака осудили. В приговоре по делу «Анголагейт» (2009 год), текст которого занимает 515 страниц, этот адрес упоминается более шестидесяти раз. Один из трюков Гайдамака, согласно приговору, заключался в том, что он «арендовал» эту квартиру с 1990 года, хотя, на самом деле, он тайно владел ею через парижскую компанию «SCI RAYMOND 83», которая принадлежала канадской компании Гайдамака – «CONTINENTAL REALITIES INC». Затем он еще не раз «перепродавал» ее самому себе, через другие свои компании, или через компании подконтрольных ему людей. Это называется – отмывание «грязных» денег.

    В приговоре по «Анголагейт» нет имени Иванишвили. Но его банк «Российский кредит» упоминается в тексте 26 раз! В середине 90-х, на начальном этапе этого уголовного дела, во время многочисленных обысков были найдены финансовые документы, из которых следовало, что вся группа нелегальных торговцев оружием насчитывает десятки ключевых компаний и банков по всему миру. В Москве таким банком был «Российский кредит», а роль «представителя для связи» в Москве играл младший партнер Иванишвили – Виталий Малкин. Именно в этом качестве его имя упоминается в приговоре. Сам Иванишвили, как уже было сказано, находился в Париже. Можно сказать, в гуще событий.

    Таким образом, бракоразводные махинации Иванишвили имеют более важный смысл, чем просто банальный фиктивный брак ради получения «карты резидента» Франции. Я тут даже не оцениваю степень лицемерия и лживости лидера «Грузинской мечты», который вдалбливал в головы своих избирателей миф о своей же «кристальной честности». Эти качества можно проиллюстрировать словами самого Иванишвили, которые прозвучали в его интервью газете «Ведомости», в 2005 году.

    Один из вопросов газеты касался роли в банке Аркадия Гайдамака, поскольку в 2000 году Аркадий Гайдамак совершенно неожиданно для всех стал председателем совета директоров «Российского кредита». В ответ Иванишвили заявил, что Гайдамак, якобы высказал готовность купить 25% акций банка за 200 миллионов долларов! Поэтому, мол, и был назначен на эту должность.

    Это было похоже на анекдот от Иванишвили. Банк, который после кризиса 1998 года перестал платить по своим обязательствам, и который даже эксперты считали банкротом, доживающим последние дни, (без активов и филиальной сети), вдруг стал объектом страстных желаний Гайдамака! Да еще за 200 миллионов долларов, да еще и всего лишь за долю в 25% процентов! Отличный способ отмыть деньги через «мертвый» банк. Особенно для Гайдамака, за которым уже охотились французы, а потом еще и израильтяне.

    Но этой лжи Иванишвили, видимо, было мало. Бидзине Григорьевичу еще нужно было изобразить из себя «честного бизнесмена». И вот Иванишвили заявляет в интервью «Ведомостям» буквально следующее: «Ну а когда мы узнали, что он оружием торгует, я сказал, что ноги его больше в банке не будет". Какие благородные эмоции! И это сказал человек, владевший этим банком, банком «Российский кредит»! Он говорил о том самом банке, который отмывал многие десятки миллионов долларов именно от нелегальной торговли оружием. Оружием, которым нелегально торговал этот самый Гайдамак и его «партнеры» из государственной российской компании по торговле оружием «Росвооружение»!

    Недавно Гайдамак, после многолетних игр в прятки с правосудием, добровольно сдался французским властям. Возможно, он будет допрошен и по делу Иванишвили. Но об этом в другой раз…





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.