Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Будущее женевского формата

    30/10/2014

    Зураб Чиаберашвили

    В противовес 23-летней агрессии (периодически, военной агрессии) Российской Федерации против Грузии, и оккупации двух ее регионов - Абхазии и Цхинвальского региона, на сегодня Грузия имеет формат женевских дискуссий, достигнутый предельными усилиями власти Грузии и грузинской дипломатии после военной агрессии 2008 года.

    В этом письме я выделю по меньшей мере 4 вопроса, почему женевские дискуссии являются ценными для Грузии, и почему они являются мишенью Российской Федерации со дня своего создания. Вместе с тем сначала скажу: возможно, женевские дискуссии в настоящем не дают какого-либо осязаемого результата с точки зрения приведенных ниже 3-го и 4-го вопроса, но они будут решающими на тот момент, когда Запад склонит Россию, ослабленную от международных санкций, к урегулированию инициированных ею же конфликтов на пост-советском пространстве, и заставит вывести свои оккупационные войска из Грузии (а также Молдовы и Украины).

    1. Формат

    Женевские дискуссии были созданы по посредничеству президента тогдашней председательствующей в Евросоюзе страны Франции Николя Саркози с целью соблюдения и/или обеспечения достижения условий соглашения, подписанного между президентами России и Грузии 12 августа 2008 года. Следовательно, женевские дискуссии проводятся между грузинской и российской стороной при присутствии абхазских и осетинских участников по посредничеству ООН, ОБСЕ и Евросоюза. На женевских дискуссиях присутствуют Соединенные Штаты.

    Поскольку в этом 23-летнем конфликте с Россией (точкой отчета является 1991 год, когда Россия открыла первый очаг конфликта в Цхинвальском регионе) Грузию подкрепляет международное право, для Грузии крайне важно посредничество организаций, обеспечивающих международный порядок, ООН и ОБСЕ, а также Евросоюза, и участие в дискуссиях Соединенных Штатов Америки. Для сравнения: даже после аннексии Крыма и разжигания сепаратистской войны в Донбассе Россия сумела не попасть в "сети" такого многостороннего формата. Следовательно, Россия не желает формата, в котором ей приходится вести диалог с Грузией при присутствии американцев и европейцев. Надлежит понимать: если потерять женевский формат, практически будет исключено достичь подобного многостороннего формата.

    2. Участники

    Для того чтобы исключить даже восприятие того, что марионеточные режимы Сухуми и Цхинвали достигли какого-либо признания в результате российской военной кампании 2008 года, участвующие в женевских дискуссиях представляют не делегации, стороны и т.д., а участвуют в них как индивидуальные личности.

    Если женевский формат будет потерян, Грузия окажется перед лицом следующей реальности: она говорит с Россией в формате Карасин–Абашидзе, но не говорит с абхазами и осетинами. Следовательно, Грузия окажется не только под давлением России с тем, чтобы в формат Карасина-Абашидзе включились абхазы и осетины, но и собственно от стран-друзей мы можем получить совет, что необходимо говорить с абхазами и осетинами в каком-либо формате. И как раз, здесь возникает проблема: в каком статусе примут участие марионеточные режимы Сухуми и Цхинвали в формате Карасин-Абашидзе, или любом другом формате?

    Кроме "признания", или восприятия "признания" этих марионеточных режимов, который сможет последовать за любым другим форматом, сменившим женевский формат, у России появится возможность вернуться к парадигме, существующей до 2008 года: то, что происходит в Абхазии и Цхинвальском регионе является не российско-грузинским конфликтом (в единственном числе!), а грузинско-абхазским и грузинско-осетинским этно конфликтом (во множественном числе!).

    Напомню: после войны 2008 года мы смогли изменить старую парадигму на новую. До того, с 1993 года, когда Россия оккупировала два региона Грузии, она ухищрялась предстать на международной арене, как посредник в этом будто бы этническом конфликте.

    3. Безусловное возвращение вынужденных переселенцев в места своего проживания

    Основной задачей второй рабочей группы женевских дискуссий является работа именно над этим вопросом. В стратегические интересы Кремля не входит искоренение результатов этнической чистки, осуществленной на оккупированных территориях Грузии российскими военными силами и вооруженными формированиями марионеточных режимов, и восстановление демографической картины, существующей до 1993 года. И напротив, этот вопрос является существенным для грузинской стороны.

    По заявлению заместителя министра иностранных дел Грузии, Давида Залкалиани, на комитетском слушании 25 октября 2014 года в Тбилиси, по улице Руставели №8, причиной срыва 28-го раунда женевских дискуссий в июне 2014 года стало как раз таки требование России, и ее марионеток изъять данный вопрос из повестки дня второй рабочей группы.

    Тот факт, что на 29-м раунде в сентябре 2014 года русские, абхазские и осетинские участники вернулись к столу переговоров, порождает легитимный вопрос: не имел ли место компромисс в связи с этим важнейшим вопросом для Грузии?

    4. Международные механизмы безопасности

    Безопасное и достойное возвращение вынужденно перемещенных лиц в свои места проживания не состоится, если до начала процесса их возвращения на оккупированных Россией территориях не будут сформированы международные механизмы безопасности, которые защитят вернувшихся людей от повторного насилия.

    К сожалению, на комитетском слушании Давид Залкалиани пространно говорил о вопросе взятия обязательства о неприменении силы сторонами, Россией и Грузией (Грузия взяла его в 2011 году, Россия не делает этого по сегодняшний день), но практически ничего не сказал о создании механизмов международной безопасности в Абхазии и Цхинвальском регионе, что было, и должно оставаться ведущим вопросом первой рабочей группы женевских дискуссий. И здесь вновь возникает легитимный вопрос: идет ли дискуссия в Женеве по этому вопросу?

    Давайте подытожим: потеря женевского формата сулит нам потерю позиций по вышеизложенному 1-2 вопросу, а по 3-4 вопросу из-за ошибочной, неосмысленной и некомпетентной политики власти Грузии, возможно, мы уже потеряли.

    До того, как изложить, что делать, рассмотрим еще два вопроса:

    1. Как Россия ведет себя тактически для достижения своей стратегической цели;
    2. Почему я считаю, что политика последних двух лет грузинской власти была ошибочной, неосмысленной и некомпетентной.

    Тактика России

    Здесь я приведу пространную цитату из моего, написанного в феврале 2013 года:

    "Чтобы понять логику действий России следует вспомнить, что пишет швейцарский дипломат Хейди Тальявинни в своем отчете по российско-грузинской войне 2008 года: "Превентивная дипломатия и международный менеджмент конфликта оказались безуспешными в конфликте 2008 года, частично из-за того, что я бы назвала постепенной эрозией рассмотренных и согласованных до того общих параметров, а также возрастающего неуважения международных обязательств" (подчеркнуто автором, З.Ч.)

    Говоря на простом языке, Россия действует таким образом: осуществляет наступление и занимает позицию; Потом старается, чтобы международная общественность свыклась с "новой реальностью" (излюбленный термин российских дипломатов в дискуссиях после войны 2008 года), и выжидает момента для нового наступления; Осуществляет наступление, и занимает позиции, и т.д.

    Достаточно взглянуть на логику переговоров в ходе российской военной кампании 1992-1993 года в Абхазии, и достигнутых соглашений, как в тот же миг это становится очевидным. За каждым новым соглашением о прекращении огня следовала организация нового наступления, и занятие новых позиций российскими военными, северокавказскими и абхазскими боевиками. Именно так и действует Российская Федерация в международных отношениях, если у нее это проходит. А у нее это проходит там, где не обеспечена включенность Запада".

    Ошибочность политики грузинской власти

    На комитетском слушании Давид Залкалиани признал, что Россия и ее марионетки надеялись в женевских дискуссиях, что власть, пришедшая после 1 октября 2012 года, "будет более либеральной в отношении тех красных линий, которые были у грузинских участников женевских дискуссий". (Этими красными линиями являются как раз таки те 4 вопроса, которые перечислены в начале данного письма - З.Ч.).

    Источником наших проблем является именно то, что у России были такие ожидания. И эти ожидания были не только у Кремля, но и у других, поскольку, не только будучи в оппозиции, но и по сегодняшний день некоторые представители "Грузинской мечты" (например, председатель парламентского комитета по правам человека) повторяют российские мессиджи, вредящие национальным интересам Грузии, в частности:

    • Россия оккупировала два региона Грузии в 2008 году, а не в 1991-1993 годах.
    • Войну 2008 года начал президент Саакашвили, то есть, Грузия. Смягченной формой этого мессиджа является то, что президент Саакашвили спровоцировал Россию; И еще более смягченной, что президент Саакашвили не смог предотвратить российскую агрессию. (Все эти фразы, несмотря на их тональность, входят только в интересы России - З.Ч.).

    В вышеупомянутом письме я также писал:

    "По заявлению правительства коалиции "Грузинская мечта", в грузинско-российских отношениях произойдет нормализация, и будет снята напряженность, если (а) начнем прямой разговор без посредников. И, (б) в повестке дня российско-американских и российско-европейских отношений не будет стоять вопрос деоккупации Грузии.

    Оба этих аспекта - разговор без посредников, то есть без западных партнеров, и снятие с повестки дня международных отношений вопроса деоккупации Грузии, являются существенными для России, и взаимосвязаны, поскольку с этих пор Россия всегда скажет Западу, что она говорит непосредственно с Грузией; Грузия уже не просит Запад помочь в деле деоккупации; Запад будет вынужден отказаться от актуализации темы Грузии в диалоге с Россией; Произойдет международная изоляция Грузии; У России будут свободны руки, чтобы диктовать условия изолированной от Запада Грузии".

    Сегодня мы дошли как раз до этого положения.

    Что делать?

    В данный критический момент решающее слово за нашими международными партнерами, то есть за посредниками женевских дискуссий. Провело ли надлежащую работу внешнеполитическое ведомство Грузии? Мы столько раз были очевидцами некомпетентности министра Панджикидзе, что трудно верится, чтобы она адекватно вела этот сложнейший процесс. Будь сам Талейран во главе этого ведомства, даже он бы не смог ничего, если прислужник российского олигарха, называемый сейчас премьер-министром Грузии, просто не перестанет нести бред, и причинять неисправимый вред национальным интересам Грузии.

    На мой взгляд, важно:

    • Работать с сопредседателями женевских дискуссий, дабы, если Россия устраивает обструкцию женевскому формату, откровенно и явно обвинить в этом Российскую Федерацию;
    • Если женевские дискуссии прекратятся, прекратить и диалог Карасин-Абашидзе. В случае если этот диалог останется, есть большие шансы, что Россия сможет расширить именно этот диалог на желаемых для нее условиях.

    И наконец. Буду весьма счастлив, если в отличие от февральского письма 2013 года, хотя бы в этот раз не оправдаются мои плохие предчувствия, и мы сохраним женевский формат. Но и тут с одним условием: вопросы безусловного возвращения вынужденно перемещенных лиц, и создания международных механизмов безопасности останутся основными вопросами женевских дискуссий.

    Мы передали Бидзине Иванишвили женевские дискуссии именно в таком положении.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.