Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Подход власти Грузии к проблеме России

    18/02/2014
    Давид Баташвили

    Самым большим внешним фактором, воздействующим на положение Грузии, является Россия. Это настолько очевидно, что почти никто это у нас не отрицает. Не менее очевидно, что этот фактор является угрозой для Грузии. Одним из проявлений этого является оккупация территорий Грузии. Это обстоятельство наиболее наглядное, однако, на этом не исчерпывается идущая от России опасность. Следовательно, то, как грузинские власти осуществляют менеджмент российского фактора можно считать одним из самых важных элементов их деятельности.

    Еще находясь в оппозиции, одной из главных тем публичных выступлений Иванишвили и членов его команды была необходимость смягчения позиции Грузии к России.

    Проблемы с Россией приписывались "жесткой" риторике Саакашвили. В тот же период Иванишвили продемонстрировал нам примеры иной риторики, когда несколько раз совершенно несправедливо и в противоречии с фактами говорил об ответственности Грузии в связи с российской агрессией 2008 года. Кроме того, он выражал другие приятные для Путина мнения, например, оправдал вендетту последнего против Михаила Ходорковского. Улучшение отношений с Россией стало одним из важных предвыборных обещаний "Грузинской мечты".
    Следует сказать, что они попытались сделать это после прихода к власти, однако совершено безуспешно. Это вовсе неудивительно с учетом того, что "потепление отношений" с Россией изначально же было таким же нереальным обещанием "Грузинской мечты", как, например, сокращение вдвое тарифов на газ и электроэнергию. Или, точнее, даже нереальней этого.
    Одним из первых шагов Иванишвили после прихода к власти было назначение Зураба Абашидзе специальным представителем по вопросам отношений с Россией. С тех пор Абашидзе регулярно встречается с представителем Министерства иностранных дел России Григорием Карасиным, с которым обсуждает экономическое и транспортное сотрудничество, однако проблема оккупации одной пятой территории Грузии в мандат Абашидзе, по его же словам, не входит.

    Новые власти сделали акцент на восстановление прерванных Россией экономических отношений. И действительно, Россия впустила на свой рынок некоторые виды грузинской продукции, например, вино и зелень. За эту большую уступку России Грузия без условий выпустила из тюрьмы агентов российской разведки, действующих против Грузии. Ослабила лоббирование наших интересов на Западе в связи с российскими агрессивными действиями, войной 2008 года и текущей оккупацией. Вообще старается как можно реже использовать термин "оккупация", в том числе президент Маргвелашвили в своей инаугурационной речи вообще не упоминал оккупацию грузинских территорий. Впустил российских экспертов в существующую в Грузии лабораторию биобезопасности. И вообще разнообразно постарался доставить удовольствие режиму Путина:

    Уже практически не действует положение закона "Об оккупированных территориях", запрещающее несанкционированный вход в эти регионы. Российские и другие "деятели", которые сделали это, без проблем приезжают в Тбилиси, без всякой, пусть даже символической санкции. В связи с участием Грузии на сочинской Олимпиаде власти сняли всякие вопросы, даже не поинтересовавшись, как использует Россия эту Олимпиаду с политической токи зрения, будут присутствовать на ней представители марионеточного режима или нет, и если будут, в каком статусе. В одном из заявлений, пытаясь ублажить русских, Иванишвили поставил под сомнением перспективы железной дороги Карс-Ахалкалаки. Вместе с тем, он же не исключил задействование желанной для России железной дороги в условиях российской оккупации. Не менее опасной звучит не исключение вступления Грузии в Евразийский Союз, если в будущем это "будет интересно" для Грузии. Среди последних примеров такого рода поблажек фигурирует и переименование должности государственного министра по вопросам реинтеграции в "государственного министра примирения и гражданского равенства".

    Однако, несмотря на подобный подход грузинской власти, действия России, официальные или неофициальные позиции в отношении Грузии, по-прежнему предельно жесткие. Россия, пожалуй, впустила на свой рынок некоторые грузинские продукты, но это не имеет ничего общего с теми ключевыми проблемами, которые есть между Грузией и Россией. Кроме того, многие примеры действий России в отношении разных государств явствуют, что российский рынок в любой момент может опять закрыться. А в принципиальных вопросах Россия так же агрессивна к нам, как и прежде.

    Кремль прямо говорит нам, что не намерен даже теоретически рассматривать деоккупацию. На линии оккупации русские устанавливают заборы, которые проходят по земле, принадлежащей проживающим там людям, и усложняет им перемещение с одной части собственного участка во вторую. В процессе установления заборов Россия фактически дополнительно захватила земли. В оккупированных регионах находятся российские войска не меньшего количества, чем до прихода к власти "Грузинской мечты", которые проходят не менее интенсивные учения и сохраняют боеготовность. То же самое касается многочисленных российских военных частей, дислоцированных на Северном Кавказе, которые не используются против северокавказских мятежников, и боеспособность которых пригодится им только в том случае, если Россия примет решение об очередном нападении на Грузию. Так же, как и в период правления Национального движения, Россия отказывается от договора с Грузией о ненападении, и вместо этого требует от наших властей подписать подобное соглашение с марионеточными режимами Сухуми и Цхинвали, чтобы тем самым легитимировать их.
    Помимо всего этого Россия делает разные символические шаги, целью которых является легитимация оккупации наших территорий и, в общем, унижение Грузии. Примерами того являются внесение Абхазии и "Южной Осетии" в форму регистрации Олимпиады Сочи со статусом государств, и факел той же Олимпиады в руках летчика - "героя" войны с Грузией.
    В ответ на эти действия России грузинские власти то выражают почтительное удивление, то скромную надежду, что Россия, по словам министра Георгия Квирикашвили, "переосмыслит" собственную политику к нам. Проблема в том, что Россия не "переосмыслит" свою политику. В отличие от нашего правительства, у путинского режима есть четкие и осмысленные стратегические приоритеты, не учитывающие существование свободной, сильной, развитой, или пусть даже целостной Грузии. Члены власти делают заявления, которыми стараются создать иллюзию нормализации отношений с Россией, однако такая их риторика никак не действует на реальность. Это не тот случай, когда засунув голову в песок, и игнорируя факты, проблема урегулируется.

    Нынешнее правительство Грузии не первое, которое старается урегулировать отношения с Россией. Напротив, это старались все власти Грузии с тех пор, как Россия стала нашим соседом. Не говоря о более давней эпохе, во время первой республики Грузия "успешно урегулировала" отношения с Россией договором от 7 мая 1920 года.

    С тех пор не прошел и год, российские войска напали на Грузию, победили ее в кровавой войне, и оккупировали ее. Уладить отношения с Россией пытался Звиад Гамсахурдиа, когда 23 марта 1991 года встретился с Борисом Ельциным. На встрече оба президента говорили много красивых слов о грузинско-российских отношениях, а Ельцин говорил о том, как Россия уважает суверенитет Грузии. И вновь, не прошел и год, как в результате организованного Россией переворота Гамсахурдиа лишился власти.

    У Эдуарда Шеварднадзе отношения с Россией, как правило, изначально же должны были быть урегулированы, поскольку к власти его привела именно Москва. Но вместо урегулированных отношений Шеварднадзе получил потерянную Абхазию и Цхинвальский регион, попытки его физического уничтожения, поддержку Кремлем феодального режима Аслана Абашидзе, регулярное нарушение грузинского воздушного пространства российской авиацией и раздачу российских паспортов в конфликтных регионах. Даже в идеальных условиях для России, какой являлось управление Шеварднадзе, она не старалась распространять влияние на Грузию мягкими методами. Вместо этого, Россия просто использовала это удобное положение для максимального упадка интересов и государственности Грузии.

    Не был исключением и Михеил Саакашвили. Он тоже активно старался урегулировать отношения с Россией в начале своего правления. Эта попытка оказалась такой же безуспешной, как и в случае предшественников Саакашвили. Как вновь выяснилось, без безусловного отказа от территориальной целостности Грузии такое "урегулирование" было невозможно. А также, Грузия должна была подчинить Кремлю собственную внешнюю политику и политику безопасности. За отказом Грузии от таких условий последовали взорванные зимой газопроводы, активизация российской разведки в Грузии, экономическое эмбарго, война, оккупация, попытки вызвать политическую дестабилизацию и серия террористических актов.

    Вроде бы с учетом всего этого, и в особенности опыта шеварднадзевского периода, должно быть очевидным, что враждебные действия России не прекратятся ни из-за "мягкой" риторики Грузии, ни в результате таких уступок, которые не будут в принципиальном противоречии с жизненными интересами Грузии. Однако наше правительство не предусматривает опыт новейшей истории и упрямо собирается снова пройти весь путь - с "потепления отношений" до того времени, когда будет вынуждена оказать сопротивление России, так как иного выбора у нее не будет. Вопрос лишь в том, какой вред будет нанесен безопасности Грузии до того, как власть будет вынуждена относительно адекватно оценить проблемы, связанные с внешней стратегией России.

    Представители правительства говорят, что не хотят делать агрессивные заявления в адрес Кремля. Но никто этого от них не требует. Власти должны признать простые факты в связи с действиями России, и проистекающей от нее опасности. Умалчивать это бессмысленно. Так или иначе, представители России откровенно говорят о своих враждебных агрессивных позициях и планах в отношении Грузии. Так что если наше правительство не расскажет нам о российской опасности, за него это сделает и, пожалуй, регулярно это делает сама Москва.
    Единственным итогом беспринципной риторики власти Грузии является то, что грузинская и международная общественность в замешательстве. В грузинской общественности это вызывает снижение противостояния к российской активности в нашей стране, а со стороны международной общественности в результате этого снижается наша поддержка против российского давления. В международной политике дело за другого не сделает даже самый верный союзник. Он может поддержать дружественную страну, которая старается защищать собственные интересы. Но если эта дружественная страна сама не заботиться об этих интересах как следует, никто за нее это не сделает.

    Примеры Украины, Армении, Молдовы, и другие, явствуют, что Кремль не собирается отказываться от своих геостратегических приоритетов, что означает, что враждебная политика России к Грузии сохранится, как минимум, пока Путин правит этой страной. Желание закрыть глаза на этот факт ничего грузинской власти и общественности не даст, кроме того, что облегчит России достижение собственных целей. Что со своей стороны повлечет очень тяжелые и неприятные результаты для нынешних властей и общественности. Шансы отразить опасность есть только у того, кто ясно видит существование этой опасности, и поступает адекватно положению.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.