Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама
  • С реальной скидкой Дезинфекция Казань на лучших условиях.

  • Разное

    Европа и Грузия в геополитике ценностей

    03/02/2014

    Гиа Нодия

    Вильнюсский саммит Евросоюза оказался гораздо более значимым событием, чем мы думали еще два месяца назад. Решение Армении, и в особенности Украины, отказаться от курса ассоциации с Европой, и отдать преимущество вектору России, придало совсем другой драматизм обстоятельству. Саммит превратился в критический перекресток, где страны предстали перед выбором исторического значения.

    Это оказалось некоторым шоком для европейцев. Первым делом, было ущемлено их самолюбие. Армения и Украина заставили европейских политиков и бюрократов потратить немало времени, труда и денег для того, чтобы дойти до определенной кондиции, а в последний момент сказали: извините, не хотим.

    Большая и малая регата

    До сих пор Евросоюз привык к совсем другим правилам игры. Само собой разумеющимся казалось, что страны, освободившиеся от коммунистического режима, хотели попасть в этот престижный клуб. Это ставило членов клуба в чрезвычайно комфортное положение: усевшись в кресла жюри, могли спокойно решать, кого из соискателей наградить призом членства. Параллельно почти тот же самый состав жюри оценивал готовность тех же стран к членству НАТО. Некоторые комментаторы сравнивали этот процесс с "регатой": кто первым выйдет на финишную линию, называемую членством двух этих организаций. К тому же, только лишь Европа (Запад) могла решать, до каких пор продолжаться регате, и кого допустить для участия в ней.
    Сначала Европейская соседская политика (с 2003 года), а затем Европейская программа партнерства (2009 год) по существу основывалась на том же принципе, что и большое расширение Европы, только приз существенно уменьшился: пусть пока, но участникам "малой регаты" запретили даже говорить о членстве, они должны были довольствоваться только договором об Ассоциации. Но никто не сомневался, что это тоже приз, и если предложат, никто от него не откажется.

    Геополитика ценностей

    Внезапный "поворот" Армении и Украины выявил то, что европейцам крайне неприятно признавать: "Восточное партнерство" является геополитическим проектом. Объективно, большое расширение Евросоюза (так же, как и НАТО) тоже было геополитическим событием громадного значения: в результате мы получили совершенно новую политическую карту Европы. Но ее в меньшей мере сопутствовало то, что обычно ассоциируется со словом "геополитика": соперничество между альтернативными центрами власти. Россию и тогда не особо радовала европеизация бывших сателлитов, но ресурсов противостояния у нее не было. Она выразила протест против расширения НАТО (что Запад успешно игнорировал), но о Евросоюзе слова не сказала: не было смысла.

    Тем самым был создан миф: в отличие от НАТО, Евросоюз вовсе не геополитическая единица, здесь дело касается упрощения экономических контактов, свободного перемещения людей, развития демократии. Следовательно, Россию раздражает расширение НАТО, но не Евросоюза. Некоторые западные друзья и нам твердили: бросьте НАТО, видите, как Россия злиться? Сотрудничайте спокойно с Евросоюзом, правда, он не дает даже надежду на членство, но ничего, начните с договора об Ассоциации, а там будет видно. Когда бухарестский саммит и война 2008 года отложили вступление Грузии в НАТО на неопределенное время, у нас не оставалось иного пути, и мы предпочли отношения с Евросоюзом.

    Период перед вильнюсским саммитом разрушил именно этот миф: стало очевидно, что Россия воспринимает Евросоюз такой же враждебной организацией, как НАТО. Но, в отличие от "большого расширения", в программу Европейского партнерства вошли страны, где у России есть не только желание влиять, но и имеется реальное влияние. Создавая данную программу, Европа вошла в непосредственную конкуренцию с Россией. Именно из-за этого не жалуют ее "старые европейцы", особенно Германия: они не хотят быть в режиме конкуренции с Россией, и самым серьезным минусом "партнерства" считают это.

    Однако это совершенно иного рода геополитика: субъектами соперничества являются не только центры власти, но и первым делом ценности и институты. Выбор между Россией и Европой не может быть чисто прагматическим. Дело касается не того, где есть лучшие условия торговли и от кого ты ожидаешь больше конкретной пользы (хоть и это имеет значение), а какую страну ты хочешь иметь. Европа и Россия являются разными моделями развития страны. Внутри стран Европейского партнерства не сделан четкий выбор между этими двумя моделями: каждая из них внутренне разделена. Именно на этом зиждиться влияние России на них.

    Вильнюсский саммит поставил эти страны перед выбором. На данном этапе мы получили положение, когда только Молдова и Грузия осмелились сделать европейский выбор. Но пока он не окончательный: договора об Ассоциации парафированы, то есть предварительно одобрены, и есть большая вероятность, что до осени будущего года будут окончательно оформлены. Однако пример Украины напомнил, что гарантии этого нет, опасность срыва идет в большей мере от стран партнерства, чем от Евросоюза.

    Какие опасности стоят перед Грузией?

    Но что может изменить их позицию? Раз никто не сомневается в том, что Армения и Украина сменили курс под влиянием России, вопрос стоит следующим образом: какие есть рычаги у России для воздействия на Грузию?

    С этой точки зрения у Грузии серьезное преимущество по сравнению со странами партнерами. После войны 2008 года России будет трудно манипулировать сепаратистскими конфликтами: Абхазия и Южная Осетия уже признана, подавляющая часть ограждений – проведена. Она не может угрожать нам, как Молдове, признанием сепаратистских регионов, или как Армении - прекращением военной поддержки.

    С другой стороны, в отличие от Украины и Молдовы, Грузия энергетически не зависит от России. Мы сами производим электроэнергию, а основную часть газа получаем из Азербайджана, власть которого кровно заинтересована в нашем успехе.

    Россия может опять установить нам эмбарго на импорт вина, минеральных вод, фруктов и овощей, который сняла совсем недавно. Это будет неприятно, но мы не раз пережили такой удар и, как правило, определенный иммунитет мы должны были выработать.

    Остается манипуляция внутренними силами. У Грузии и с этой стороны есть преимущество: у нее нет явно пророссийских регионов (как у Украины), или сильной неокоммунистической партии (как у Молдовы). В опросах общественного мнения поддержка евроинтеграции в стране на высокой отметине. Существовало сомнение, насколько продолжит проевропейский курс "Грузинская мечта". Хоть и ее риторика порою непоследовательная, пока шаги власти в меньшей степени оправдывают эти сомнения. Если "Мечта" продолжит поддержку европейской интеграции, создается почти идеальное положение: проевропейскому правительству противостоит еще более проевропейская оппозиция. Полученные на последних выборах 10% откровенно пророссийской Нино Бурджанадзе не смогут создать курсу страны опасность.

    Церковь против Европы?

    Самым серьезным союзником, имеющимся у России внутри Грузии, является доминантная Православная Церковь, и сеть крутящихся на ее орбите организаций и групп. Основой союзничества является как раз таки вражда с западными ценностями и институтами, то есть мнение, что европейская ориентация создает опасность грузинской культуре и самобытности. Наибольшая опасность европейской ориентации Грузии, и конкретно подписанию договора об Ассоциации, может угрожать отсюда. Но насколько велика эта опасность, и какие конкретные сценарии ее осуществления можно представить?

    Пока собственно Церковь внутренне разделена в этом вопросе: официальная позиция патриархии не противоречит европейской ориентации Грузии. Но очень многие люди в рясе используют амвон, и не только амвон для проповеди позиций, которые, по логике, должны исключать европейскую интеграцию.

    Насколько реалистичен сценарий, что патриархия изменит позицию, и откровенно будет противостоять ассоциации с Европой? Или, может быть с откровенной или скрытой поддержки Церкви развернется широкая пропагандистская кампания против Европы, как исчадия ада, и это повлияет на правительственный курс? Можно представить еще один сценарий: поощренный людьми в рясе религиозный национализм вызывает острую реакцию меньшинств, что даст России возможность манипулировать созданными конфликтами.
    Влияние Церкви не следует принижать, но и преувеличивать не стоит. Евроинтеграция Грузии гораздо более долгосрочный проект, нежели подписание договора об Ассоциации, и в будущем тоже пророссийский религиозный национализм будет оставаться серьезным оппонентом. Но пусть даже история села Чела, где сначала установили минарет, а потом сняли, и затем все равно его поставили, говорит о том, что у влияния Церкви тоже есть границы. Главное, твердая позиция власти.

    В чем могут ошибиться власти?

    Можно подвести итог всего вышеизложенного таким образом: если государственные власти будут на высоте, России будет трудно серьезно воздействовать на страну. Какие есть вызовы у власти?

    Проблемных сфер несколько. Первая, применение избирательного правосудия против политических оппонентов. В Вильнюсе Радек Сикорски, министр иностранных дел Польши, которого вместе с его шведским коллегой Карлом Билдтом считают отцом основателем Восточного партнерства, достаточно четко (возможно, грубо) сказал нам, что будет посланием Европы правительству Грузии: "Что было, то было, прекратите кавказскую вендетту и переходите на реформы".

    Вторая, компетентная экономическая политика: резкое снижение экономического роста и ощутимый рост бюджетного дефицита пока не перерос в серьезный экономический кризис, но может перерасти. Между тем кризис нехороший контекст для подписания договора об Ассоциации.

    И наконец, проблемным является вопрос, кто в действительности правит страной. Бидзина Иванишвили ушел в отставку и из политики, но во главе находятся его бывшие помощники. Насколько будут власти автономными в отношении Иванишвили, если этот последний вознамерится повлиять на них? Я вовсе не говорю, что свое неформальное влияние Иванишвили использует для того, чтобы страна свернула с европейского пути. Но пусть даже то, что существует теоретическая возможность этого, является серьезной проблемой для страны.

    Позиция Европы

    Чего ждать от Европы? Отказ сначала Армении, потом Украины ставит Грузию в лучшее, или худшее положение? В сложившейся ситуации можно увидеть и что-то позитивное. Происшедшее, по правилам, хоть немного должно "разбудить" Европу. Она должна больше ценить верность Молдовы и Грузии европейскому выбору. Проявлением этого воспринимается предложение безвизового режима Молдове: Европа не только наградила Молдову, но и помогает ее сегодняшней власти не проиграть выборы коммунистам. Следующими в очереди должны быть мы.

    Но, хоть и лидерство "малой регаты" предвещает нам краткосрочные преимущества, стратегически "сворачивание" Украины с европейского пути проигрышно для Грузии. Украина является ключевой страной Восточного партнерства. Без нее Евросоюз может еще больше потерять интерес к этой программе, что отразится также и на политической поддержке Грузии.

    Пока вопрос Украины завис в воздухе. Формально, Янукович не отказывался принципиально от подписания договора об Ассоциации, а просто отложил его. Протест "Евро майдана" может внести существенные коррективы в ситуацию. Россия выиграла сражение, но пока результата войны мы не знаем. Для нас важно, чтобы в этой войне победила Европа, и первым делом, европейская Украина.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.