Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама
  • Только у нас тонировка стеклянных перегородок для всех и каждого.

  • Разное

    Грузия 2014

    16/10/2013

    Темур Якобашвили

    В политической среде Грузии наступает новая эра. Если процессы будут развиваться по существующей динамике, к началу 2014 года властный ареал Грузии останется без лидеров. Это совершено новое положение в пока еще развивающейся политической культуре нашей страны.

    Целью данной статьи является рассмотрение возможных сценариев политического развития с учетом существующих данностей и вероятных внешних влияний.

    В независимой Грузии фактор "сильного лидера" всегда играл решающую роль, как в формировании центра политической силы, так и в превращении этого центра в правящую силу, и выборе-осуществлении вектора развития страны. Это вовсе не удивительно, поскольку мировой опыт явствует, что в переходный период, в особенности в постколониальном развитии, выдающиеся лидеры помогают своим странам в утверждении собственной роли и места в мировой политической системе. Именно благодаря сильным лидерам достигался перелом в строительстве государственности и экономическом развитии. Это не подсознательное желание "сильной руки", а естественная необходимость, чтобы кто-то взялся привести страну и народ к миру. Во всемирной истории XX века найдется много примеров как успешных, так и неудачных транзиций, осуществленных под руководством сильных лидеров. Историки могут не договориться в оценке методов, использованных этими лидерами, однако их роль в строительстве государства редко становится предметом спора.

    Предположительно, в начале 2014 года в Грузии такой политической фигуры не будет!

    Ирония ситуации состоит в том, что именно на данном этапе развития нашей страны необходимо существование хорошо организованного, мотивированного политического центра с высоким доверием. Именно нынешняя мировая политическая коньюнктура дает шанс Грузии осуществить исторический выбор своего будущего! Именно сегодня происходит перераспределение Евразии!

    Налицо противостояние трех геополитических проектов. С одной стороны Евросоюз и НАТО с надлежащими инструментами (соглашение ассоциирования, договор о глубокой и всеобъемлющей торговле, механизмы вступления в НАТО). С другой стороны инициированный российским руководством "Евразийский союз" (его экономическое измерение - таможенный союз, и его военное измерение - Организация договора коллективной безопасности). С третьей стороны Китай, который в отличие от первых двух, с тем, чтобы расширить собственные интересы использует не региональные структуры (например, Организацию сотрудничества Шанхая), а инструменты двухсторонних отношений. Примером стратегии Китая является недавний визит его президента в четыре республики Центральной Азии, и заключенные во время этого визита договоры, общая стоимость которых превышает десятки миллиардов долларов. Стоит отдельно отметить договоренность, согласно которой в течение пяти лет 30 000 (!) студентов из стран региона получат высшее образование в Китае.

    Независимым фактором является Турция, внешнеполитический курс которой вошел в тупик: политика нулевых проблем с соседями работает разве что с Грузией (и частично с Болгарией). Ее позиции в арабском мире серьезно пошатнулись из-за поддержки "Братьев мусульман" и сирийского кризиса. Серьезно испорчены отношения с Израилем. Перспективы интеграции с Евросоюзом незавидные. Таким образом, будет логично, если и Турция обратит внимание на Евразию.

    Как раз на фоне этих мощнейших тенденций придется Грузии максимально мобилизовать силы, чтобы превратить в реальность объявленный европейский и евроатлантический выбор. С этой точки зрения 2014 год будет решающим.

    А теперь посмотрим, с какими данностями встречает Грузия 2014 год. Избран президент с ограниченными правами и назначен новый премьер-министр (или точно знаем его кандидатуру). Общим у нового президента и нового премьера будет то, что ни один из них не будет выдающейся политической фигурой с сильной партийной поддержкой. Трудно сказать, когда де-факто распадется коалиция "Грузинской мечты", но с точки зрения идеологии, ценностей и мировоззрения, она уже не является единым политическим организмом. Следовательно, такая коалиция не годится серьезной политической опорой ни для нового президента, ни для нового премьера, и их усилия в основном будут направлены на сохранение внутреннего баланса, чем на развитие страны и формирование действенных структур в государстве.

    Само собой возникает вопрос, какой будет роль Бидзины Иванишвили в этом процессе? Споры о мотивации его прихода в политику, вероятно, еще долго будут длиться, но очевидно, что его не интересует управление страны, и поэтому уходит (по его же словам, "переходит в общественный сектор"), однако непонятно, в какой конкретной форме. В его интересы входит не "управление извне", а скорее "контроль извне", что должно быть гораздо легче достигаемо, нежели управление государством. Он не будет вмешиваться (и в настоящее время не особенно вмешивается) в деятельность конкретных министров и министерств, в разработке единых видений или стратегий и т.д. Фрагментация политического спектра упрощает контроль, и вероятно, мы получим распавшийся и раздробленный политический спектр под лозунгом "большей вовлеченности и демократии". Разумеется, в какой-бы сфере ни находился Иванишвили, он все равно будет ответственен за тех, кого оставил после себя, однако непонятно, какую ответственность другого рода может возложить на него население наряду с моральной ответственностью. С целью избежать такой ответственности он может стать активным критиком назначенного им же правительства, что еще больше осложнит и без того сложную миссию нового правительства.

    Для политической фрагментации также важно ослабление Единого национального движения, как политической силы. Кроме допущенных ошибок, и в результате ослабления политической поддержки, продолжается целенаправленная институциональная борьба против данной политической организации. Это выражается как в непрерывных попытках смены власти насильственным путем на уровне местного самоуправления, так и в массовом преследовании руководства партии и актива с использованием административных методов. А также в попытках развала базы финансовой поддержки этой партии. В результате мы получили значительно ослабленное на данном этапе, но, более мотивированное Единое национальное движение.

    Президент Саакашвили уходит с должности, и вопросы многих местных и иностранных наблюдателей связаны с его будущей деятельностью. Он, бесспорно, самый эффективный и талантливый политик не только в масштабе Грузии, к тому же молод и полон энергии. Достаточно окинуть взглядом его политическую карьеру для того, чтобы понять, что Саакашвили, в какой бы инкарнации он не явился в ближайшем будущем, останется значительной фигурой, с которой следует считаться. Даже в наихудших для него условиях он способен быть главным ньюсмейкером, и вероятно, это так и будет продолжаться. Известно, что Единое национальное движение сохранило его, как председателя партии. А также известно, что он имеет несколько предложений из академических кругов Америки и Европы. Существует также идея основания президентской библиотеки на американский лад. Эта библиотека будет не просто книгохранилищем, или читальным залом, а превратится в важное политическое пространство, в активный живой механизм, который создаст Саакашвили дополнительную платформу для будущей деятельности.

    В правительственных кругах Грузии все еще муссирует вопрос привлечения Саакашвили к ответственности. А также не секрет, что развитие событий по этому сценарию неприемлемо для западных партнеров Грузии, о чем не раз ставили в известность премьер-министра. Существует и другой сценарий, который может начаться с вызова Саакашвили на допросы и зондажа реакции Запада этим путем. В обоих случаях риск того, что новое правительство (и, следовательно, Грузия) может оказаться в изоляции со стороны Запада весьма большой. Постпрезидентская деятельность Саакашвили уже не связана только с внутренней грузинской политикой. Для Запада этот вопрос является попыткой внедрения новой традиции в постсоветском пространстве, в котором жизнь смелого реформатора после ухода с должности не должна продолжаться правовым преследованием. Таким образом, новому правительству (и Иванишвили) придется делать выбор.

    Несмотря на то, что Иванишвили по-прежнему сохранит определенное влияние на собственную политическую коалицию, внутрипартийная или/и коалиционная динамика может развиваться по своей, независимой схеме. Пройденные годы явствовали, что входящие в правящую коалицию силы по отдельности не являются носителями значительного политического капитала, и их отдельно взятые рейтинги никак не сгодятся для формирования из них серьезного политического центра. По задумке Иванишвили, ослабленное Национальное движение тоже должно присоединиться к рядам этих слабых политических партий, однако впечатляющая активизация "националов" последнего времени может внести коррективы в эти планы.

    На мой взгляд, такой баланс не устойчивый, и существуют два основания его расшатывания. Первым будет внутриполитическое, точнее внутриэкономическое. Институционально слабый президент и лишенный реальной партийной поддержки технический премьер не смогут оздоровить экономическое положение, что будет способствовать дальнейшему росту недовольства населения. То, что сторонники прощали Иванишвили, не будет распространяться на новое правительство. Многим (пусть даже мелким) политическим силам хорошо удается капитализация такого недовольства, и волна новых митингов и выступлений будет неминуемой. Такая ситуация может вызвать политический кризис. Следовательно, будет необходимо перенести фокус не на развитие страны, а в основном на управление кризисов.

    Параллельно этому, внешние факторы будут больше воздействовать на внутренние процессы. Манипуляция фрагментированным политическим спектром просто не только для Иванишвили, но и для внешних сил. Из-за развитых вокруг нас событий усилится давление, как от Запада, так и от России, с тем, чтобы сделать надлежащий политический выбор. Разумеется, у этого давления будет разный характер. Если давление со стороны России будет иметь вид традиционных провокаций, вмешательства во внутренние дела, шантажа и откровенной или скрытой манипуляции, со стороны Запада следует ожидать в большей мере институционального давления. То есть будет необходимо выполнить добровольно взятые нами обязательства, что подразумевает политическое поведение определенной формы, институциональное развитие и принятие должных политических решений.

    Логическим результатом такой реальности будет кристаллизация в стране двух идеологических лагерей – одного прозападного, и второго, условно, евразийского. Разделительная черта между ними будет проходить не на партийных и экономических программах и политических лидерах, а на мировоззрении. Следовательно, появится необходимость объединения сил, стоящих на одной идеологической и мировоззренческой платформе. Необходимость такого объединения не означает его автоматического формирования, и непременно требует наличия не только объединяющего фактора, но и создания механизмов его осуществления. Вновь возникает необходимость лидера или группы лидеров.

    Достаточно беглого взгляда с тем, чтобы определить, кого можно рассматривать, как элементов прозападной идеологии. Это: Единое национальное движение, Республиканская партия, Свободные демократы, Новые правые, Национал-Демократы, и предположительно другие, более мелкие объединения и лидеры. Поскольку каждый из них является носителем определенной политической ауры, наиболее сложным процессом будет их механическое объединение. К тому же в каждой перечисленной партии есть индивиды, которые в разное время попали в партию по коньюнктурным факторам, и не особенно воспринимаются носителями западных ценностей. Есть также индивиды, "коабитация" с которыми в новом объединении будет почти невозможной. Оптимальным выходом из такой реальности было бы создание новой партии или движения, куда войдут не именно партии, а их части. Такая конфигурация дала бы возможность новым лидерам освободиться от старой партийной стигмы. Тот же метод поможет Национальному движению для достижения повторной реализации успешного опыта в новой политической команде.

    Будущее евразийского политического спектра определит будущее их политического центра - России. А Россия с 2014 года войдет в процесс рецессии. Экономические и политические показатели этого налицо. Рецессия не завершится за одни сутки, и ситуация возможно еще больше обострится, например, в результате возникновения очагов нестабильности на Северном Кавказе. Результаты российской рецессии автоматически увеличат шансы прозападных сил Грузии, однако было бы иллюзией полагать, что власть автоматически перейдет в их руки. Вошедшая в рецессию Россия может стать еще более агрессивной, что потребует не только консолидации прозападных сил, но и проведения размеренной и принципиальной политики в отношении России в многосторонних форматах вместе с западными партнерами.

    Предположительным заключением из всего вышесказанного будет то, что в 2014 году прозападные силы должны подумать о консолидации, и ее формах. Место лидера (или лидеров) пока еще вакантное, однако оно не может долго оставаться вакантным.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.