Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Почему мы не верим в свою правоту

    12/05/2013

    Тина Бурджалиани

    В августе 2008 года регулярные войска Российской Федерации пересекли границу Грузии и начали широкомасштабную вооруженную операцию. После этой войны мало у кого осталось сомнение в том, являются ли конфликты на территории Грузии с 90-х лет прошлого века этническими конфликтами. После откровенной августовской агрессии всем стало очевидно - существует единственный, российско-грузинский конфликт, и Абхазия и Цхинвальский регион оккупированы Россией.

    После российско-грузинской войны 2008 года прошло почти пять лет. В связи с войной было сделано немало заключений и оценок, в том числе заключение т.н. комиссии Тальявини, устанавливавшей факты российско-грузинской войны, созданной по решению Совета Европы, и заключение временной комиссии парламента Грузии, изучавшей российскую агрессию и другие действия, направленные против территориальной целостности Грузии.

    Создание специальных комиссий с целью анализа и оценки вооруженных конфликтов более или менее испытанная практика. Например, в 2003 и 2006 годах в конгрессе Соединенных Штатов Америки были созданы две комиссии по изучению вопросов войны в Ираке (Select Committee on Intelligence on the U.S. Intelligence Community's Prewar Intelligence Assessments on Iraq и Iraq Study Group), а в 2009 году по инициативе премьер-министра Гордона Брауна в Великобритании была создана специальная независимая комиссия в связи с той же войной в Ираке (Iraq Inquiry).

    Комиссии, устанавливающие подобного типа факты, не выполняют функцию уголовного преследования. Их мандат не включает установление виновности конкретных лиц, и постановку их ответственности. Цель этих комиссий, расследование фактов, идентификация системных проблем, и разработка рекомендаций, ориентированных на будущее. Этим принципом руководствовалась как комиссия Тальявини, так и временная парламентская комиссия.

    Что касается юридических оценок, пока еще не завершено рассмотрение дела в европейском суде по правам человека, а также продолжается сотрудничество с международным уголовным судом.

    В рамках международных организаций Грузия старается дать международные правовые и политические оценки незаконному использованию силы Россией в период военных действий, и массовым грубым нарушениям прав человека после них, и дипломатическими усилиями достичь деоккупации территорий.

    Этот сложный и ресурсобъемный процесс начался во время предыдущей власти и логично, чтобы был продолжен и в условиях новой власти. Однако в связи с российско-грузинской войной 2008 года главным вопросом мы еще раз выдвинули вопрос, кто начал войну. И это на фоне того, что почти ничего не говорим о грубых нарушениях международного гуманитарного права и международных норм прав человека во время войны, об этнической чистке грузин и других тяжких преступлениях.

    Расследование по возможным правонарушениям, совершенным во время войны, в главной прокуратуре Грузии началось в том же августе 2008 года, и проводится и сегодня. В рамках этого расследования было добыто много важной информации и доказательства, однако следует продолжить работу в связи с рядом вопросов. Грузия должна завершить важные международные тяжбы, и для их успешного завершения необходимы полноценные и неоспоримые доказательства. Предыдущие власти Грузии активно сотрудничали с международным уголовным судом по этим вопросам; Регулярно поставляли суду информации на интересующие его вопросы, и постоянно ставили вопрос ответственности России за этническую чистку и другие тяжкие преступления. Несмотря на то, что грузинское расследование не было завершено, по имеющейся информации не подтверждалось совершение преступления войны, или другого международного преступления со стороны грузинских военных.

    Бесспорно, что все вышеперечисленные вопросы весьма значительные для нашей страны, однако они переместились на второй план, и главным вопросом опять-таки является "кто начал войну". Во вред интересам страны этот вопрос стал предметом внутренней политической спекуляции.

    Война, то есть применение силы, регулируется нормами международного публичного права. В частности устав Организации объединенных наций запрещает использование силы в отношении государства-члена организации, или угрозу применения силы против территориальной целостности или политической независимости этого государства. Вместе с тем, согласно уставу ООН, признана международная общая норма права, оборонная война, как неотделимое право государства.

    В августе 2008 года вооруженный конфликт шел на территории Грузии, и государственную границу пересекла российская регулярная армия. Не говоря о том, что Россия на протяжении ряда лет обучала и вооружала незаконные вооруженные формирования в Цхинвальском регионе и Абхазии. Существует обоснованное предположение того, что контроль над этими формированиями у России была как до 8 августа 2008 года, так и после. Следовательно, России могут вменяться действия не только собственных регулярных войск, но и действующих в Цхинвальском регионе де-факто формирований.

    Разные, и в том числе российские источники указывают, что части российских войск вошли на территорию Грузии, в частности в Цхинвальский регион за несколько дней, и возможно, несколько недели раньше до начала боевых действий (на эти источники указываются и в отчете комиссии Тальявини 2009 года). Одновременно, до начала широкомасштабных военных действий активно бомбили грузинские села региона и посты грузинского миротворческого батальона, что создало значительную опасность гражданскому населению. А 5 августа были ранены несколько грузинских миротворцев.

    На этом фоне лишен всякого смысла вопрос, кто начал войну 8 августа 2008 года, поскольку война уже шла.

    Возникает вопрос, имела ли Грузия право использовать силу в такой обстановке согласно международному праву. С учетом вкратце описанных выше фактических обстоятельств на этот вопрос есть один ответ: да, Грузия имела право применить силу, поскольку она вела оборонительную войну на собственной территории против агрессора и его марионеток. С точки зрения международного права здесь нет проблемы.

    Согласно международному праву Грузия имела право использовать силу, поскольку она вела оборонную войну на собственной территории против агрессора и его марионеток.

    С точки зрения международного права войну начинает государство, а не физическое лицо. Следовательно, за незаконное использование силы может стать только ответственность государства. Несмотря на то, что Римский статут 1998 года предусматривает в будущем распространение юрисдикции международного уголовного суда и, следовательно, индивидуальную уголовную ответственность за агрессию, как за международное преступление, эти положения пока еще не вошли в силу. Поэтому по современному международному праву за использование силы не может наступить индивидуальная ответственность лиц. А действия политических лидеров вменяется государству, и является основой его ответственности.

    Если цель национального уголовного расследования установить, кто начал войну, этот вопрос очевиден совокупностью находящихся в наших руках фактических обстоятельств - войну не начинала Грузия, она использовала право обороны на собственной территории.

    Если следствие намеревается изучить, имело ли во время войны место нарушение международного гуманитарного права и прав человека, это не новое расследование, а продолжение текущего расследования. Наряду с этим, следует учесть, что у грузинского следствия ни до сих пор, ни сейчас нет возможности посетить подавляющую часть поврежденной в результате войны территории, допросить русских военных, и добыть доказательства из соответствующих структур России. Исходя из этого, высокая эффективность национального расследования нереалистична. А на фоне предварительных заключений политических лидеров, власти постоянно придется доказывать, что это расследование не является политическим сведением счета.

    Какой бы ни была заявленная цель расследования, его результаты будут вредящими для Грузии. Ставить под вопрос право страны на самооборону и поиск "соучастника" агрессора среди нас лишит основания политику непризнания, перспективу деоккупации, и создаст опасность текущим и будущим тяжбам в международных судах.

    На сегодня в европейском суде по правам человека рассматривается иск Грузии против Российской Федерации в связи с августовской войной 2008 года. Иск касается фактов нарушения европейской конвенции защиты прав и основных свобод человека, и целого ряда статей ее дополнительных протоколов непосредственно во время вооруженных действий и после них в условиях российской оккупации. До внесения иска, 11 августа 2008 года правительство Грузии обратилось к европейскому суду прав человека и потребовало применить против России временные меры, которые однозначно запрещали ей осуществлять такие действия, которые бы вызывали посягательство на жизнь, пытки, негуманное, или унижающее отношение. На следующий день, 12 августа 2008 года, по решению президента европейского суда по правам человека, требование грузинской стороны было удовлетворено.

    Именно после этого, в установленных конвенцией сроках, Грузия обратилась с иском к европейскому суду прав человека. Этот иск прошел значительный этап и по решению суда будет рассмотрен по существу. Однако непременно следует отметить, что европейский суд вновь вернется к важным вопросам, связанным с допустимостью иска, в том числе к вопросу исчерпывания внутренних правовых средств. Проще говоря, аргументам Российской Федерации Грузия должна противопоставить дополнительные аргументы и убедить суд, что ресурсы урегулирования вопроса на национальном уровне исчерпаны, и им необходим международный правовой анализ и оценка. Между тем пустой оптимизм, связанный с национальным расследованием, будет использован против нас в европейском суде по правам человека.

    Не удивительно, что Российскую Федерацию тревожит дело №2 Грузия против России, т.н. дело войны. Тем более что еще одно грузинско-российское дело, касающееся депортации грузин по этническому признаку из Российской Федерации осенью 2006 года, завершено, и находится в ожидании решения суда.

    За все это время российские власти старались убедить европейский суд по правам человека, что он должен был отказаться от рассмотрения по делу войны, поскольку наряду с другими вопросами, причиной использования силы Россией были действия грузинской стороны, а целью - защита прав человека во избежание плачевных результатов с этой точки зрения. Грузинская сторона все сделала с тем, чтобы европейский суд по правам человека не принял во внимание аргументы российской стороны, однако до того, пока окончательное решение по делу не принято, нет ничего необратимого.

    Россия старается оправдать свои явно незаконные действия, но что делает грузинское государство? Грузинское государство, вместо того, чтобы требовать ответа от Российской Федерации за незаконное использование силы, оккупацию территорий страны и совершенные на территории Грузии правонарушения, ставит под сомнение законность собственных действий.

    Нашей стране жизненно необходимо завершить политический ажиотаж на эту тему. Без этого мы не сможем поставить вопрос международной ответственности единственного виновника, Российской Федерации, и деоккупацию территорий.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.