Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Экономическая интеграция Грузии на Южном Кавказе

    31/01/2011

    Евгений Бараташвили, Давид Баидошвили

    Южный Кавказ, как экономическое пространство следует представлять как сложную территориальную производственно-экономическую систему. Надо по отдельности изучить все ее составляющие, определить значение каждого из них, а также место в общей системе. Если сделать надлежащий анализ таким подходом (комбинируя системные и ситуационные подходы, с учетом специфики отдельных сторон проблемы), оценить положение эффективно, создастся основа для того, чтобы правильно были определены принципы, механизмы формирования всей системы, среда их эффективного функционирования.

    Регион Южного Кавказа следует рассматривать как часть системы мировой экономики, территориальный сегмент мирового рынка. Поэтому имеет принципиальное значение комплексное изучение, пирведение в действие экономического потенциала региона Южного Кавказа. Производственно-природные условия региона обусловили большую или меньшую комплексность экономики каждой страны, относительно высокий уровень специализации, концентрации, объективные предпосылки углубления интеграционных процессов. Налицо развитие специализации нефти, угля, химической промышленности, черной и цветной металлургии, электротехнической, легкой, пищевой промышленности, машиностроительного, субтропического хозяйства, курортного и туристического хозяйства и т.д.

    Таким образом, существующий уровень развития производственных сил, территориально-экономических связей региона Южного Кавказа можно считать одним из важнейших факторов углубления интеграционных экономических процессов. На фоне таких предпосылок можно предположить, что усовершенствование территориально-экономических связей будет происходить по четырем основным направлениям (уровень) .

    Первое направление (уровень)- формирование внутреннего рынка входящих в регион стран (Грузия, Азербайджан, Армения). В основу этого лягут концепции основания рыночной экономики в каждой стране, соответственная денежно-кредитная, налоговая, таможенная, промышленная, аграрная политика и т.д. На почве рыночных отношений сформируется экономический комплекс каждой из стран, что подготовит соответствующую материальную и организационную основу для углубления интеграционных процессов более высокого уровня.

    Второе направление (уровень)-будут развиватся интеграционные процессы для создания экономического пространства Южного Кавказа. Рационализация существующих территориально-производительных связей, первым делом, требует согласованной координации соответственных территориальных единиц (стран) в сфере развития производственных сил и перемещения, надо считаться с существующими хозяйственными связями, традициями. Природный газ из Азербайджана поставлялся в Грузию и Армению, нефть - заводу Батуми, железная руда - металлургическому комбинату Рустави. А также республикам Южного Кавказа Азербайджан поставлял нефтепродукты, продукции химической промышленности, машиностроения, гидротехнической промышленности и др.

    Грузия вывозила в Азербайджан и Армению металлопрокат, стальные трубы, ферросплавы, уголь, минеральные удобрения, металлорежущие станки, грузовые автомашины и др.

    Армения поставляла Азербайджану и Грузии химическую продукцию, металлорежущие станки, электромоторы, приборы, трансформаторы, кабельные изделия и др.

    Даже этот неполный перечень взаимопоставок отдельных продукций отлично показывает пропорции и уровень развития производственных сил, территориального распределения труда, направления специализации в регионе Южного Кавказа.

    Структуру и интенсивность новых хозяйственно-территориальных связей в регионе Южного Кавказа определяют экономический уровень, особенности, традиции, опыт хозяйственности каждой из стран. Именно на их основе в отношениях между странами объективно надо отобрать те общие интересы, которые обуславливают целесообразность углубления экономических связей, например, единые железнодорожные, морские, автомобильные транспортные коммуникации обслуживали страны Южного Кавказа. Характерно, что у них была единая советская концепция ведения хозяйства, производства, организации экономически, технологически, и в отдельных случаях, даже организационно были непосредственно связаны между собой, и являлись субъектами, создающими единый хозяйственный комплекс (металлургический, химический и др.). Поэтому экономическое мышление в этих странах было почти идентичным. Кроме того, причины кризиса национальных экономик в последние годы, процессы депрессии, социально-экономические результаты почти однородные, и у них общий почерк. Данные особенности, общие признаки производственно-территориальных отношений, по сути определяют стратегию развития рыночной экономики каждой страны.

    Какие будут преимущества у функционирования региона Южного Кавказа, как экономического пространства?

    Комплексно, рационально будут решены сложнейшие социально-экономические проблемы, например, развитие энергетики на базе местных ресурсов. Из-за неравномерного распределения ресурсов и слабых финансовых ресурсов, каждой стране по отдельности трудно будет эффективно освоить их. А по общим усилиям создадутся благоприятные условия функционирования единой системы комплексного использования, эксплуатации энергоресурсов региона Южного Кавказа. А также, проблемы производства продовольствия, научно-технического прогресса, здравоохранения, экологии и т.д. будут решаться рациональней.

    Эффективно будет использовано геополитическое положение региона, как стратегический ресурс. Создастся реальная основа усиления хозяйственных связей с заинтересованными странами Европы и Азии, развития международного туризма, торговли, инвестиционной деятельности, формирования нового типа межгосударственных отношений, усиления культурных, гуманитарных контактов.

    Интегрированием национальных экономик, защитой их интересов на почве многосторонних связей сформируются совместные производства, организации, финансовые, кредитные структуры, углубится процесс интеграции производства и науки.

    Южнокавказский регион на фоне усиления интеграционных процессов станет более привлекательным объектом и надежным гарантом для вложения иностранных инвестиций. Этот момент имеет наибольшее значение для ускорения вывода стран из сегодняшней кризисной ситуации. В настоящее время ни одна из стран Кавказа не имеет реальных собственных источников инвестиций. Необходимо, чтобы финансовые инъекции вошли снаружи, т.е. инвестиции поступили из других стран. А одним из главнейших условий этого является политическая стабильность. К тому же, ее уровень намного зависит от оздоровления самой экономики.

    Развитие интеграционных процессов в регионе Южного Кавказа на почве социально-экономической концепции подготовит объективные предпосылки для создания кавказской региональной модели рыночных отношений. Она не будет ни американской, ни шведской, ни Японской. Модель будет построена на принципе особенностей кавказских стран, труда, опыта их народов, ведения хозяйства, самоуправления, социальной справедливости, экономического гуманизма, толерантности.

    У Южного Кавказа, как у саморегулирующего экономического пространства, будет возможность войти в открытые международные экономические системы поэтапно, последовательно, объединить в них собственный потенциал, внести то общечеловеческое, что создано многовековыми традициями, и что действительно имеет перспективу. Этим оно может дать толчок большему углублению интеграционных процессов, и одновременно, брать из мирового хозяйства то, что необходимо для комплексного, сбалансированного развития региона, входящих в него стран.

    Третье направление (уровень) - укрепление экономических связей региона Южного Кавказа, с одной стороны, с входящими в Черноморский бассейн странами, и с другой стороны, с бывшими советскими республиками Средней Азии, Ираном, Казахстаном, Китаем и другими странами. Центральную роль в этих отношениях сыграет транспортный коридор Европа-Кавказ-Азия. Расстояние из Средней Азии, в частности, из Ташкента до морских портов Грузии 2000 км, тогда как до другого ближайшего морского порта Бандер-Абас 3900 км, до Санкт-Петербурга 4000 км, до Одессы-4230 км и т.д. Таким коридором создастся единый, грандиозный транспортный ареал, который будет простираться с востока, с морских портов Китая до морских портов Северной Европы (Амстердам, Роттердам). С помощью железнодорожной магистрали расстояние железнодорожных перевозок с берега Тихого океана до Европы сократится на 4000 км. Данный маршрут короче на 8000 км, чем морская трасса через Суэцкий канал, и на 15000 км короче, чем в обход мыса Доброй надежды. По расчетам специалистов, движение по данному коридору станет источником значительных доходов для 30 стран.

    Например, транспортировка по новому маршруту 15 миллионов тонны груза из Китая в направлении Европы ежегодно обеспечит экономию примерно 3 миллиардов долларов, значительно повысится инвестиционная привлекательность региона, расширятся их отношения с заграничными партнерами, что является важным фактором для приведения в движение экономического потенциала страны.

    Следует отметить, что интерес к этому коридору выражают восемь республик бавшего Советского Союза, страны Черноморского бассейна, Китай, Иран, Европейское содружество. Желание стран разных континентов, разного уровня развития, общими усилиями открыть коридор Европа-Кавказ-Азия, само по себе явствует об его стратегическом значении.

    Необходимо рассмотреть несколько принципиальных сторон функционирования будущего коридора.

    Еще древнейший торговый путь, известный как "Большой шелковый путь", служил не только обмену товара между двумя континентами, но и переменам в области культуры. Эта функция останется сильным фактором и в будущем. Сегодня Грузия, как независимая страна, заинтересована в развитии транспортной инфраструктуры. Она создаст объективные предпосылки для входа экономики страны в мировые интеграционные процессы. Данный коридор по своему значению дает величайшие масштабы социально-экономическому развитию страны. Функции и масштабы отрезка Грузии транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия должны быть правильно определены. Необходимо учесть местные условия, особенности, национально-государственные интересы страны. Это ставит на повестку дня необходимость дифференцированного подхода к решениям как экономических, так и технически-организационных и в особенности социальных проблем. Должно быть подготовлено не только технически-экономическое доказательство целесообразности коридора, но должны быть определены также и социальные аспекты (будущие результаты) функционирования коридора. Во время определения масштабов коридора, надо принять ввиду не только прогнозные данные товарооборота со странами Европы и Азии, но и потенциальные возможности разных транспортных артерий страны (железная дорога, автомобильный транспорт, нефте/газопроводы, воздушный транспорт, морской транспорт). Необходима оценка роли и значения каждого из них, и единый подход на этом основании (в связке с социальными проблемами). Вместе с балансированием действия транспортных артерий, необходимы высокая организация таможенного, торгового, банковского дела, развитие других отраслей инфраструктуры.

    ТРАСЕКА сегодня рассматривается, как транзитный коридор, который первым делом, пополнит уже существующие европейские маршруты, в связи с этим появиться возможность объединения транспортных систем Каспийского, Черного, Адриатского, Средиземного морей. Не менее важен вопрос решения транспортировки энергоносителей по трубопроводному транспорту. В частности, азербайджано-грузинский маршрут транспортировки нефти стал одним из крупномасштабных приоритетных проектов в Грузии, привлекающим значительные иностранные инвестиции, реализация этого проекта создает предпосылки для более активных инвестиций и в других сферах экономики Грузии и Азербайджана, не говоря ничего о росте безопасности в регионе Южного Кавказа.

    С другой стороны, данный проект не имел бы будущего, если бы не пришел в действие проект транспортировки нефти из Азербайджана через Россию, поскольку в условиях конфликта, когда нефтепроводы идут по "горячим точкам", или вблизи них, решающее значение имеет существование альтернативных трубопроводов.

    С экономической точки зрения, Азербайджан и Грузия не являются стратегическими конкурентами. Это объясняется тем, что у Азербайджана есть нефть и газ, а у Грузии - морской выход в океан, и непосредственное соседство с Турцией. У каждого из них имеется собственный, нередко, уникальный производственный потенциал. Из вышесказанного ясно, что Азербайджан и Грузию нельзя рассматривать, как конкурентов, скорее они стратегические экономические партнеры.

    Грузия заинтересована в том, чтобы каспийские нефть и газ через ее территорию транспортировались на Запад, что одновременно представляет и экономический интерес Азербайджана, так как в данном случае все грузы с Востока на Запад и наоборот пройдут и по ее территории.

    Тем временем, существование межгосударственной экономической конкуренции между Грузией и Азербайджаном не следует воспринимать как причину неимения рыночных стимулов развития: у этих стран имются другие конкурирующие страны, а они являются экономическими партнерами в межрегиональной конкуренции. Экономическое партнерство Азербайджана и Грузии может стать (что в определенной мере подтверждается и практикой) "магнитом" для привлечения других субъектов, не только с Южного, но и со всего Кавказа (однако, к сожалению, не все признают преимущество стратегического экономического партнерства региона).

    Надо отметить подчеркнуто, что стратегическое экономическое партнерство тот фундамент, на который можно и надо строить экономическую систему Южного Кавказа.
    Анализ экономической динамики стран Южного Кавказа сложен по той причине, что геополитические, геоэкономические пространства трех стран региона глубоко переплетены, взаимообусловлены и взаимозависимы. Оценить экономическую динамику Южного Кавказа можно по 4 позициям:

    Первая позиция- оценка соответствия критериям Маастрихта и углубление интеграции с Евросоюзом.

    Вторая позиция- оценка целенаправленности экономических процессов, для создания благоприятных условий жизни человека.

    Третья позиция-оценка макроэкономической эффективности.

    Четвертая позиция- оценка устойчивости развития. По этой позиции нам важно определить, насколько стабильны достигнутые показатели (результаты), и созданы или нет в стране предпосылки для устойчивого роста в будущем.

    1. Во время оценки экономической динамики стран Южного Кавказа первым делом, надо учитывать желание всех трех стран о вступлении в Евросоюз, и фактическое участие в программе "Европейская политика соседства ". В такой ситуации целесообразно рассмотреть, насколько страны Южного Кавказа соответствуют установленным для стран Евросоюза критериям, которые подкреплены в соглашении Маастрихта. По этому соглашению, целевой показатель (в %) инфляции - 2,5%, государственного долга (% в отношении ВВП) -60%, дефицит государственного бюджета (% в отношении ВВП) - 3%, долгосрочная процентная ставка -5,4%. В 2008-2009 годах Грузия находится на первом месте в южнокавказском регионе по показателям инфляции, государственного долга, дефицита госбюджета, показателям долгосрочных процентных ставок.

    Из установленных критериев для стран Южного Кавказа относительно проблематичны инфляция и долгосрочные процентные ставки (в особенности для Азербайджана и Грузии).

    Учитывая тот факт, что все три страны проводят политику, направленную на привлечение иностранных инвестиций, соответствие с вышеназванными показателями в ближайшие годы значительно будет зависить от качества макроэкономической, и особенно, денежно-кредитной политики в условиях интенсивного притока капитала.

    На сегодня, с точки зрения соответствия с критериями Маастрихта, в самом лучшем положении находится Армения. В отличие от Азербайджана и Грузии, Армения находится в зоне низкой инфляции. По оценке проведенной монетарными властями Грузии макроэкономической, и в частности, денежно-кредитной политики, в ближайшие годы ожидаются серьезные проблемы, связанные с инфляцией, и целиком с макроэкономической стабилизацией. Эти проблемы в основном обусловлены тем, что у НБГ Грузии нет свода надлежащих инструментов для проведения эффективной кредитно-денежной политики.

    В ближайшие годы одной из основных задач для всех трех стран Южного Кавказа остается развитие финансового сектора, и повышение уровня финансового посредничества. Показатели уровня характеристики финансового посредничества во всех трех странах на достаточно низком уровне. Например, соотношение активов банковской системы с внутри валовым продуктом во всех трех странах не превышает 20%, что также усложняет проведение эффективной денежно-кредитной политики в условиях низкого уровня конкуренции, и является значительной преградой для сокращения процентной ставки.

    Каковы перспективы интеграции с Евросоюзом?

    С экономической точки зрения, для Брюсселя Тбилиси не имеет стратегического значения, как поставщик сырья, или рынок потребительского товара. Однако, Грузия является связующим мостом для торговли и коммуникаций между Южным Кавказом, Центральной Азией и Европой. Более того, диверсификация поставки энергоносителей является одной из основных задач Евросоюза, и Грузия, благодаря своему географическому месторасположению, может оказать помощь в выполнении этой задачи. Большинство проходящих по этой стране транзитных путей могут обойти "нестабильные страны", и обеспечить Европу прямой связью с ресурсами Средней Азии и Каспийского моря. Таким образом, Грузия может стать одной из основных альтернативных артерий. Она со своей стороны стремится к превращению в транзитную страну, с целью получить экономическую прибыль и решить свои энергетические проблемы. Наряду с этим, в случае усиления конфронтационного уровня, как в самой Грузии, так и в отношениях с Россией, у инвесторов могут возникнуть опасения по той причине, что Тбилиси не сумеет гарантировать безопасность стратегически значимых для Евросоюза трубопроводов.

    В экономической сфере Евросоюз для Грузии потенциально является основным западным торговым партнером и источником инвестиционного капитала. С момента объявления независимости программа ТАСИС содействовала переходу страны на рыночную экономику и вступлению во Всемирную Торговую Организацию. Кроме того, программа продовольственной безопасности стала значительным инструментом в сферах сельского хозяйства и управления государственными финансами.

    Несмотря на это, Брюссель игнорировал попытку Тбилиси в ускоренных темпах создать зону свободной торговли между Евросоюзом и Грузией. Формальная причина того- необходимость значительного улучшения стандартов пищевой промышленности в Грузии, и ввода общеевропейских образцов специальных экспортных сертификатов. Явно, что в экономической сфере Евросоюз интересуется Грузией, как транзитной страной, и частично как в инвестиционном пространстве. Однако, Евросоюз не заинтересован в углублении экономической интеграции с Грузией по причине низкого уровня развития экономики страны, отсутствия перспективных отраслей промышленности и природных источников сырья. Надо отметить, что отношение Грузии с Евросоюзом является одной из форм зависимости от иностранной модели, как в сфере политики, так и экономики. Евросоюз, расширяя связи с Грузией, старается укрепить свое присутствие на Южном Кавказе.

    Европейское направление стало одним из основных во внешней политике Армении. Ереван, с целью преодолеть изоляцию, все более склоняется в сторону Брюсселя. Для Армении большое имеет значение программа сотрудничества в рамках европейской политики соседства, которая предусматривает переход с сотрудничества на интеграцию с Евросоюзом в определенных сферах. О том, что курс Армении на европейскую интеграцию не носит декларативный характер, явствуют проведенные в последнее время реформы экономической, социальной и законодательной сфер, процесс либерализации экономики, а также показатели стабильного экономического роста. Торгово-экономические отношения с Европой для Еревана приоритетные. Евросоюз оказывает донорскую помощь Армении с помощью ряда таких программ, как ТАСИС, продовольственная безопасность, финансовая помощь и т.д. Таким образом, дополнительная финансовая помощь Евросоюза, углубление торгово-экономического сотрудничества, гармонизация экономического законодательства, последовательное сокращение торговых тарифных ограничений будут способствовать росту инвестиций, развитию экспорта и экономики Армении. Надо принять во внимание, что основная цель помощи Брюсселя Еревану, переориентация курса его внешней политики в европейском направлении. Следовательно, Россия, для сохранения достигнутого с Арменией уровня политического союзничества, должна принять активное участие в ее экономической жизни, однако этой сфере взаимосвязей не уделяется должное внимание.

    Надо отметить, что все крупномасштабные экономические проэкты на Южном Кавказе осуществляются в обход Армении. Соответственно, Ереван делает шаги для сближения с Евросоюзом, чтобы не оказаться в изоляции, что приведет к ее экономической отсталости от развивающихся соседей.

    Что касается Баку, Евросоюз заинтересован именно в экономическом сотрудничестве с Азербайджаном, который является поставщиком энергоресурсов, и важной транзитной страной. План действия в рамках европейской политики соседства предусматривает регулярный диалог в сфере социально-экономического развития и торговли, постепенно открывая европейский рынок по мере сближения Азербайджана с европейскими стандартами.

    Баку смог достичь внушительных успехов с европейскими странами именно в сфере экономического сотрудничества. Для Баку Евросоюз становится источником перспективных региональных проектов и инвестиций. Вместе с тем, страна сохраняет свою самодостаточность с помощью энергоресурсов и развитых внешних экономических связей, как в западном, так и восточном направлении.

    Евросоюз уделяет особое внимание взаимосвязям в сфере транспортировки энергоресурсов из региона Каспийского моря в Европу. Ясно, что тот, кто контролирует энергоресурсы, и маршруты их транспортировки, создает геополитику. На сегодня Азербайджан перед выбором: независимо, но с поддержки Евросоюза выйти на западный рынок энергоресурсов, или действовать в тесном сотрудничестве с Москвой. В первом случае это дает больше свободы действия, а во втором случае - готовую инфраструктуру, опыт и инвестиционную поддержку совместных проектов.

    Осуществляя долгосрочные программы ТАСИС, ТРАСЕКА, ИНОГЕЙТ Евросоюз одним из основных своих задач ставит занять господствующее экономическое положение на Южном Кавказе, то есть, вывести регион из энергетической и транспортной зависимости от России, что осмысливается как одна из ключевых задач в рамках данной стратегической цели. Действительно, интеграция стран Южного Кавказа в европейские структуры может полностью вытеснить Россию из этого региона, а развитие транспортного коридора ТРАСЕКА перекрыть дорогу к Индии, Ирану и другим странам Южной Азии. Евросоюз хочет обеспечить прямой выход к перспективному региону нефтерождений Каспия. В случае, если цель не будет достигнута, Евросоюз окажется в двойной зависимости от поставки энергоносителей: из России и с Каспийского региона, однако по посредничеству России. А это напрямую нанесет вред интересам Европы, которая стремится к диверсификации источников импорта нефти и газа.

    В отличие от Евросоюза, Россия не намеревается включать Южный Кавказ в глобальные геополитические проекты. Необходимо учитывать, что столкновение стратегических интересов ведущих мировых и региональных игроков - России и Евросоюза могут создать условия ускоренного политического и экономического развития Южного Кавказа. И с другой стороны, это соперничество может значительно увеличить и без того широкий конфликтный потенциал региона, поэтому Россия и Евросоюз больше должны быть заинтересованы не геополитическим соперничеством, а координированием своей политики в регионе Южного Кавказа.

    2. Оценка целенаправленности экономических процессов, для создания благоприятных условий жизни человека.

    Уровень жизни соответственно декларированными странами Южного Кавказа показателями, во всех трех странах примерно на одном и том же уровне. Если проанализировать некоторые независимые источники, ситуация несколько меняется. Например, несмотря на то, что уровень средней заработной платы во всех странах Южного Кавказа почти на одном уровне, социальное напряжение более выражено в Грузии, где уровень бедности сохраняется на более высоком уровне по сравнению с Арменией и Азербайджаном.

    В Азербайджане, по некокотрым оценкам, количество безработного работоспособного населения достигает 1 миллиона человек, что существенно превышает официальные показатели.

    Армения и Азербайджан значительно отстают от Грузии с точки зрения доступности информационных технологий для широких масс населения.

    3. Макроэкономическая эффективность функционирования экономики. Третий блок показателей характеризует эффективность функционирования экономики стран
    Южного Кавказа, или, иными словами, насколько эффективно устроено государство.


    В последние годы во всех трех государствах наметились высокие темпы экономического роста. По анализу экспорта и импорта стран Южного Кавказа можно сделать один существенный вывод, основные статьи экспорта всех трех стран - сырьевой товар.

    Для Азербайджана это нефть и нефтепродукты, для Грузии в основном черные и другие металлы и винная продукция, для Армении – дешевые металлы и продукты питания. В структуре экспорта всех трех стран праткически нет товара сложной конструкции, что явствует о низком уровне технологизации производства. Однако, можно доказывать, что сравнительно сложно структуризованным и более диверсифицированным является экспорт Армении.

    В Армении и Грузии, в отличие от Азербайджана, где статьи импорта связаны с нефтедобывающей отраслью, импорт сравнительно сложно структурирован.

    Показателем, характеризующим устойчивое развитие, является оценка межреспубликанских интеграционных процессов. Чем быстрее начнутся интеграционные процессы на Южном Кавказе, тем скорее реализуется существующий потенциал каждой страны.

    Причины, вызывающие глобализацию в отношении региона Южного Кавказа и составляющих его стран, представляются следующим образом:
    Первое - важно и необходимо правильное понятие глобализации, и уравновешенное и разумное отноешние к нему. Суть глобализации во всех его измерениях, и отношение к глобализации надо сделать однозначным, и признать, что глобализация является наилучшей возможностью экономического роста и развития.

    Второе- глобализация странам региона (в том числе Грузии) дает возможность, адаптировать стратегию своей национальной экономики в отношении динамики глобализации, сочетать стратегию своей экономики с европейским и азиатским развитием регионализма, а также, со всеми уровнями интеграционных процессов.

    Третье - это проблема защиты национального товаропроизводства в условиях глобализации, требующего весьма взвешенного подхода. Мы не должны создавать ситуацию, когда, например, Грузия упустит из рук пользу, в том числе, пусть даже участием в протекающих в экономическом союзе Азии процессах либерализации. Для стран Южного Кавказа, и конкретно для Грузии, выгодна такая политика взаимодействия с мировым рынком, которая даст местному производителю стимул для повышения качества и технологического уровня своей продукции с помощью уравнения правил и стандартов либерализации, торговли и инвестиций. В этом контексте интересам Грузии и других стран региона ответит вступление в ВТО (Грузия уже несколько лет является членом этой организации).

    Четвертое - как использовать в интересах стран Южного Кавказа возможность многосторонних отношений объединения с Западной Европой и азиатским регионом. Достойный ответ на этот вызов глобализации связан с задачей решения адаптации с новыми глобальными условиями хозяйства экономики Грузии, Азербайджана и Армении.

    Пятое - как должны быть использованы возможности интеграции Западной Европы и Азии, и сотрудничества Грузии и других стран региона в безопасности и во избежание опасности, которая связана с возникновением мировых финансовых колебаний, распространением Электронной торговли, либерализацией торговли и инвестициями в Азии.

    Шестое - как оживить интернациональными усилиями научно-технологический потенциал Грузии, и как использовать его в глобальном и региональном контексте знаний.

    От эффективного ответа в отношении всех выше перечисленных вызовов глобализации зависит динамизм развития экономики регина Южного Кавказа, и в том числе Грузии. Поэтому это обстоятеьство непременно должно быть учтено при разработке и осуществлении общей экономической стратегии стран южнокавказского регона, и в том числе Грузии.

    Сегодня почти никто не сомневается в том, что в современных условиях экономической глобализации успешное развитие любой страны невозможно без отношений с мировым рынком, и без координации внутриэкономической и финансовой политики с глобальными и региональными лидерами.

    Западный курс Грузии, как национального государства, всеобще известно. Однако интересы страны и региона Южного Кавказа требуют разработки отношения Грузии и азиатского региона, как отдельной проблемы, стратегии. Опорной точкой в данном случае должны быть приняты такие подходы, которые подразумевают, что механизмы сочетания интересов не должны быть раз и навсегда определены. Они должны иметь простраство для маневрирования, и менятся соответственно внешним обстановкам и социально-экономической ситуации страны, и, следовательно, соответственно адаптации экономики Грузии в отношении глобализации и регионов Азии. С учетом указанного, считаем, что необходимо разработать стратегию экономического равития Грузии на т.н " двух ногах" экономичской глобализации, которая подразумевает евроейский- западный-европейский путь интеграции и азиатский- интеграцию азиатским путем. Чтобы не ошибиться в вопросах отношений с Европой и Азией, во время определения места Грузии, на наш взгляд, необходимо использовать два уровня, два вида взглядов на Грузию. Первое, это взгляд о Грузии в целом, как участника глобальных, мировых экономических, и политических процессов, и второе, о Грузии, как о стране, расположенной в геоэкономическом и геополитическом пространстве.

    Такой подход двойного вида, двойного уровня, в отношении места Грузии в современном мире, дает возможность правильно и безошибочно увидеть место нашей страны в отношениях с Европой и Азией, в отношениях с Евросоюзом и странами союза азиатского региона. Таким подходом выявится роль Грузии, лицо и место в двух измерениях - в глобальной экономике и региональной экономике. Пока глобальный характер экономики Грузии довольно скромный из-за растянутого тяжелого кризиса нашей экономики, и выражается в перевозке грузов, которая существенно увеличится в ближайшей перспкитиве, после входа в эксплуатацию нефтепровода и газопровода Баку-Тбилиси-Джейхан.

    Из этого можно сделать важные выводы: социально-экономическая концепция развития Грузии должна предусматривать параллельно европейского и американского, и российский фактор, поэтому стратегия Грузии должна строиться исходя из двоякого положения: из глобальной экономики, и из региональной экономики. Нам необходимы такая политика, и такие механизмы для ее осуществления, которые обеспечат региональную интерпретацию глобальных интересов Грузии, и глобальное воззрение субьектов южнокавказского региона и видения в данном отрезке мира. Суть нашего видения состоит в том, что глобальное и региональное должны не противоречить друг другу, а согласованно заполнять друг друга в процессе разработки и реализации стратегии Грузией. Для большего уточнения вопроса отметим, что Грузия в рамках региона Южного Кавказа в перспективе должна обеспечить резкое усиление процесса глобализации и регионализации с экономикой азиатского региона.

    Грузия, и в целом регион Южного Кавказа, опираясь на европейский фактор развития, до определеннго времени могут развиваться без глубокого сотрудничества с регионом Азии, однако, вместе с тем, у нашей страны, и у региона, этим создасься значительная потеря, первым делом, связанная с таким экономическим понятием, как упущенная выгода и польза.

    Стратегическая цель Грузии в отношениях с регионом Азии, превратить Грузию связующим европейский и азиатский регион звеном в экономическом, финансовом, коммуникационном, культурном, цивилизованном направлении. Среднесрочной перспктивой для Грузии в отношениях с регионом Азии надо считать активное участие в экономической и финансовой интеграции, а краткосрочные цели связаны с развитием двухсторонних отношений с соседними странами, странами Центральной Азии и другими.

    Таким образом, с точки зрения урегулирования существующих на Южном Кавказе проблем нам представляется несколько подходов. Первый подход подразумевает обсуждение вопроса возможности общей экономической и финансовой интеграции южнокавказского региона. В перспктиве, возможно будет целесообразно, внесение единой валюты южнокавказского региона, и разработка концепций создания единого рынка.

    Второй подход рассматривает экономику региона Южного Кавказа как единое в перспктиве экономическое и финансовое пространство. Однако, вместе с тем, мы данное пространство Южного Кавказа вопринимаем не как противостоящий западной интеграции феномен, а такой, который в перспективе должен быть способен создать регионализм типа Евросоюза, и который в более далеком будущем станет составляющей частью единого мирового рынка.

    Третий подход исходит из поэтапого развития интеграции экономики Южного Кавказа. Четко вырисовывается стремление к интеграционному сотрудничеству в регионе стран Черноморского бассейна.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.