Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Превентивные меры против «исламской революции»

    30/12/2015
    Пресс-папье

    В Азербайджане принимаются беспрецедентные меры противодействия религиозному радикализму и экстремизму. По всей стране проводятся аресты лидеров и активистов прошиитского движения «Мусульманское единство» (ДМЕ). Введены спецподразделения МВД в «бастион» шиитского радикализма – поселок Нардаран близ Баку. Принят закон о борьбе с религиозным экстремизмом, а также внесены поправки в целый ряд законодательных актов ужесточающих меры ответственности за преступления, совершаемые на религиозной почве и терроризм.

    Старт чрезвычайным мерам по борьбе с религиозным экстремизмом был дан 26 ноября, когда сотрудники полиции провели спецоперацию по задержанию лидера ДМЕ, шиитского богослова Талеха Багирзаде, который, как утверждают его сторонники, находился в «гостях» в Нардаране. Неожиданно силовики натолкнулись на вооруженное сопротивление. Итогом операции стали двое убитых со стороны полиции и пятеро уничтоженных сторонников Багирзаде. Самого лидера ДМЕ и еще 13 человек арестовали.

    Сразу после спецоперации в Нардаране начались аресты активистов и сторонников ДМЕ в других регионах, где население исповедует в основном шиитское течение ислама – в Гяндже, Ленкорани, Масаллы, Нефтчале, других бакинских поселках.

    По разным данным, за период с 26 ноября по середину декабря арестованы от 50 до 80 человек, которые обвиняются в терроризме, разжигании межрелигиозной розни, попытке насильственного захвата власти и свержения конституционного строя, создании незаконных вооруженных формирований и др. Обвиняемым грозят длительные сроки лишения свободы вплоть до пожизненного заключения.

    В современном Азербайджане, после обретения республикой суверенитета шиитская оппозиция всегда присутствовала в общественной жизни. В республике, 70 процентов населения которой шииты, было сильно влияние теократического Ирана. Неслучайно, созданная в 1992 году Исламская партия Азербайджана (ИПА) ориентировалась на тегеранский режим.

    Также сам Нардаран всегда ориентировался на Тегеран и периодически становился источникам антиизраильских и антиамериканских протестов. Попытки центральной власти усмирить мятежный «бастион» наталкивались на отчаянное сопротивление и кровопролитные столкновения между полицией и местными жителями. Каждый раз власть довольствовалась консервацией ситуации в этом населенном пункте, дабы не допустить расползание радикализма за его пределы.

    Видимо рассчитывая на сплоченность и религиозность нардаранцев, Т. Багирзаде решил перебраться сюда, надеясь, что власти не пойдут на обострение ситуации, опасаясь народных волнений. Власти же, вероятно, решили, что сохранение «самобытного» Нардарана будет служить постоянным источником идеологического «вдохновения» шиитских радикалов и местом их прибежища, превращаясь в оплот и плацдарм религиозного экстремизма. Именно этим объясняют наблюдатели проведение правоохранителями масштабной спецоперации по задержанию Талиха Багирзаде.
    Спецоперация, повлекшая жертвы среди сторонников Багирзаде, в том числе, трех местных жителей ожидаемо вызвала гневную реакцию нардаранцев. Там начался стихийный митинг, молодые люди стали возводить на главных дорогах, ведущих в поселок баррикады, вооружаться арматурой, деревянными дубинками и даже огнестрельным оружием. Участники протеста требовали освобождения арестованных, выдачи тел погибших.

    К вечеру 26 ноября на въездах в поселок были установлены посты полиции, и, стали прибывать спецподразделения МВД. Власть стала демонстрировать решимость и на предложение старейшин провести переговоры об условиях освобождения арестованных и выдачи тел погибших, ответила устами пресс-секретаря генпрокуратуры Эльдара Султанова о том, что «с экстремистами переговоров не может быть». На следующий день под предлогом задолженностей населения в поселке было отключено электричество, и в условиях отсутствия газа это означало лишение жителей тепла в холодные дни. Нардаран фактически оказался в осадном положении.

    Вечером 28 ноября конструктивной части старейшин во избежание противостояния с полицией удалось убедить участников протеста разойтись по домам и разобрать баррикады. Расчет был на то, что власти уберут посты с въезда в поселок, возобновят подачу электричества и наконец, выдадут хотя бы тела погибших.

    Однако эти расчеты не оправдались, кольцо блокады Нардарана сжималось, и рано утром 1 декабря в поселок были введены внутренние войска и силы полка быстрого реагирования МВД. Населению было предложено добровольно сдать имеющееся оружие. Одновременно стали проводиться обыски и задержания. Массовые собрания в поселке были запрещены. В первые дни, запрещалось движение транспорта внутри поселка.

    Установив контроль над поселком власти стали демонтировать постеры и плакаты с лозунгами религиозного содержания, начали проводить работы по благоустройству, воссозданию энергетической и газовой инфраструктуры, на эти цели президент Ильхам Алиев выделил 12 млн. манатов (12 млн. долларов), что для поселка с 9 тысячным населением весьма солидная сумма. То есть власть действовала по принципу «кнута и пряника» – наряду с арестами и изъятием оружия, принимались меры, объективно отвечающие интересам населения.

    Между тем, нововведения в законодательстве Азербайджана свидетельствуют о том, что борьба с религиозным экстремизмом в стране обретает системный характер. Отдельный закон о борьбе с религиозным экстремизмом позволяет силовикам проводить операции против радикалов и даже объявлять для этого в отдельных населенных пунктах специальные зоны, где полнота власти передается силовикам. Полиция получала право применять огнестрельное оружие в случае противодействия терроризму и религиозному экстремизму, а также преступлениям, направленным на изменение конституционного строя. В статью 18 закона «О гражданстве» внесено дополнение о лишении гражданства за участие в террористической деятельности и действия по насильственному изменению конституционного строя Азербайджана. Такая же мера предусмотрена за религиозный экстремизм или «военное обучение за рубежом под прикрытием религиозного образования, за участие в религиозных конфликтах за рубежом» и привлечение к этому других лиц.

    Многие наблюдатели считают, что правительство Азербайджана превентивно принимает меры с целью предотвращения создания в стране вооруженных террористических групп под религиозными лозунгами.

    После того, как в 2014 - начале 2015 годов были нейтрализованы прозападные организации, потенциально являющиеся «пятой колонной» при осуществлении в Азербайджане «цветной революции», угрозу государственности страны все больше стала представлять политический ислам. Деятельность ДНЕ – яркий тому пример.

    С учетом неблагоприятной конъюнктуры мировых цен на нефть, страну ждут нелегкие годы. Экономические трудности неизбежно повлекут рост социальной напряженности. В этом смысле, беднеющее население может стать благодатной почвой для наращивания социальной базы политизированных религиозных организаций. Видимо, сегодняшние меры властей, направленные против религиозного экстремизма и радикализма, вызваны именно необходимостью противодействия реализации подобных неблагоприятных для страны сценариев и применяются во имя сохранения стабильности, безопасности, светской государственности Азербайджана.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.