Кавказ Online

Меню
 
Страны
 
Регионы
 
Рубрики

Реклама

  • Разное

    Война меняющая Армению

    30/04/2016

    Гела Васадзе

    Писать о сегодняшней ситуации что я видел и слышал в Армении тяжело. Тяжело не потому что, как мне сказал один армянский блогер, поверь, ты никому ничего не докажешь, а обвинять тебя будут и те, и другие. Этого как-раз я опасаюсь меньше всего. Гораздо сложнее сделать так, чтобы сказанное тобою слово еще больше не навредило отношениям между двумя народами, не было использовано для поднятия еще большего градуса вражды, хотя кажется, куда уж больше.

    Не писать о том, что я видел и слышал в Армении нельзя. Нельзя потому что это было бы предательством своих принципов. Отмолчаться означает дать другим думать и высказываться за тебя. Ровно так же, как вряд ли получится полностью избежать оценочных суждений, такую роскошь могут позволить себе журналисты, передающие информацию . Но, информации, как правдивой и лживой, вполне хватает и без меня. Конечно, я прекрасно понимаю, что субъективное мнение одного человека вряд ли что-либо изменит, но возможно это будет поводом задуматься.

    Сразу же предупрежу, что данный материал не является отчетом о поездке в Армению, организованной неправительственной организацией Go Group Media. Это скорее те личные впечатления и выводы, которые были сделаны после данной поездки. Целью поездки было ознакомится с восприятием армянским обществом нового витка напряженности вокруг Нагорного Карабаха. Причем речь шла не только о мнении официальных властей и экспертов, но и представителей гражданского общества и простых людей. Не получилось встретиться только с официальными властями, запланированная встреча с заместителем министра иностранных дел Армении Шервашем Кочаряном была отменена из-за очередного обострения на линии противостояния, которую с апреля нынешнего года вполне можно называть линией фронта. Впрочем не скажу, что это меня сильно расстроило, на самом деле самое, что может быть скучнее, чем длинные политкорректные разговоры с официальными лицами, взвешивающими каждое слово. Так что не худа, без добра.

    Чтобы не скатываться к описательному характеру рассказа, давайте перейдем к основной теме. Сказать, что новая война в Карабахе изменила Армению, это не сказать ничего. Я неоднократно бывал в этой стране, и осмелюсь утверждать — изменилось все, ситуация, настроения, мнения, суждения и даже лица людей. Естественно, любая война это радикализация общественного мнения, образ врага, всплеск патриотизма и так далее. В Армении ко всему этому добавляется формула о недопущении событий 1915 года. То есть данная война воспринимается не просто как война за Родину, за правду и так далее, что вполне естественно для всех воюющих сторон еще со времен сотворения мира. Данная война воспринимается как война за физическое выживание, с соответствующим отношением к противнику.

    Одна из самых больших проблем данного конфликта заключается именно в том, что он, отяжеленный историческим наследием, носит не только политический, но и этнический характер. Конечно, эта формула вполне подходит к подавляющему большинству конфликтов. Но возьму на себя смелость утверждать, что уровень взаимной вражды и недоверия в данном случае гораздо выше, нежели при “обычных” войнах.

    Очень часто в Армении приходилось слышать следующую формулу — “Азербайджан может позволить себе проиграть еще десять войн, и от этого ничего не изменится. Мы, армяне, не можем позволить себе проиграть ни одной, потому что после этого не станет Армении”. Таким образом, в сознании армянского общества, речь идет о войне даже не до последнего патрона, а до последнего человека. Можно ли при таком уровне недоверия говорить о перспективах какого-либо мирного урегулирования конфликта. Ответ очевиден — нет, невозможно. Но тогда возникает второй вопрос — возможно ли сохранение нынешнего статус-кво, а нынешнее статус-кво это состояние вечной войны, в обозримой исторической перспективе. И тут ответ очевиден — тоже нет. Необходимо хорошо понимать — замороженного конфликта по типу Северного Кипра тут не будет. Сохранение “статус-кво” это новая кровь, новые жертвы, новые трагедии. Не говоря уже об остальных негативных последствиях войны.

    Очень часто в Армении приходилось слышать следующую формулу — “Азербайджан может позволить себе проиграть еще десять войн, и от этого ничего не изменится. Мы, армяне, не можем позволить себе проиграть ни одной, потому что после этого не станет Армении”. Таким образом, в сознании армянского общества, речь идет о войне даже не до последнего патрона, а до последнего человека. Можно ли при таком уровне недоверия говорить о перспективах какого-либо мирного урегулирования конфликта. Ответ очевиден — нет, невозможно. Но тогда возникает второй вопрос — возможно ли сохранение нынешнего статус-кво, а нынешнее статус-кво это состояние вечной войны, в обозримой исторической перспективе. И тут ответ очевиден — тоже нет. Необходимо хорошо понимать — замороженного конфликта по типу Северного Кипра тут не будет. Сохранение “статус-кво” это новая кровь, новые жертвы, новые трагедии. Не говоря уже об остальных негативных последствиях войны.

    Значит ли это, что нет выхода, и не только мы, но и наши дети и внуки, обречены жить в состоянии вечной войны на Кавказе. А вот тут я, пожалуй, буду оптимистом, и дам отрицательный ответ на данный вопрос. Выход есть, и этот выход далеко не в том “компромиссе”, о котором мне доводилось часто слышать, во время моего пребывания в Армении. С точки зрения армянского общества, компромиссом могло бы быть возвращение Азербайджану семи оккупированных районов в обмен на признание независимости Карабаха. Такое мнение приходилось слышать как от простых людей, так и от экспертов, с той лишь разницей, что простые люди искренне удивлялись, почему это “азербайджанцы не идут на это”. То, что это никак не может считаться компромиссом с другой стороны, думаю очевидно.

    А между тем история знает немало примеров, когда народы, считающиеся на протяжении веков “историческими врагами”, сейчас непросто сосуществуют вместе, но и живут без границ в рамках единого экономического и политического пространства. Самый близкий пример это Германия и Франция, в войне между этими народами погибли миллионы, а уровень ожесточения во время мировых войн превышал все разумные пределы. Конечно, дело не только в “Союзе угля и стали”, созданном в 1950 году. Главное, что удалось сделать после второй мировой войны, так это уничтожить страх друг перед другом. Причем это удалось сделать при активном участии международного сообщества, и прежде всего Соединенных Штатов. Давайте говорить прямо, единственным гарантом не просто физического сосуществования, но и сотрудничества между народами является современное, цивилизованное, демократическое государство. Государство не просто взявшее на себя обязательства по соблюдению прав всех граждан, независимо от этнического или религиозного происхождения, но и такое государство, для которого соблюдение прав человека является естественным состоянием. Только в этом случае можно говорить о возможности достижения прогресса в урегулировании конфликта.

    Понятно, что это слишком долгий и трудный процесс реформирования общества. Но альтернативы для данного процесса просто не существует. И вот тут у меня есть хорошие новости. Одним из положительных моментов, увиденных мной в Армении, был пока еще только формирующийся, еще не очевидный, но социальный заказ общества на перемены в стране. Новая война в Карабахе выявила слабости страны, политический класс которой погряз в коррупции и взаимных разборках. Да, с одной стороны голоса миротворцы и правозащитников сегодня заглушены патриотическим всплеском. Но уже понятно, что формула “Какое время говорить о недостатках, когда враг у ворот” в нынешней Армении лишена перспективы. Более того, чем дальше, тем больше народ будет задавать вопросы, главным из которых будет вопрос насколько уровень коррупции влияет на обеспечение безопасности страны. И ответ на этот вопрос будет очевиден.

    Нельзя сказать, что данный вопрос, как и вопросы, связанные с необходимостью кардинальных перемен в стране, не стояли раньше. Естественно стояли, но новая война в Карабахе настолько актуализировала их, что сейчас не отвечать на эти вопросы будет невозможно. Без ответов на эти вопросы не может быть современного, демократического государства, а это значит, что решение проблемы национальной безопасности Армении лежит прежде всего в плоскости модернизации страны и отказа от “евразийской” цивилизационной модели в пользу европейской.

    И вот тут мы неизбежно переходим к внешним силам, без которых говорить о реальных изменениях в регионе, конечно, невозможно. Начнем с того, что нынешняя модель отношений Армении с Азербайджаном во многом обусловлена не только историческим наследием, но и сознательной политикой проводимой как советским, так и российским руководством. Уж слишком выгодна Кремлю схема, по которой именно Российская Федерация является “единственным гарантом и спасителем армян”. Причем об этом прекрасно знают и в Армении, как минимум на уровне экспертного сообщества. Все прекрасно знают и о том, что Армения не заключила договор об ассоциации с европейским Союзом и была вынуждена войти в Евразийский Союз в результате беспрецедентного давления из Кремля. По моим ощущениям подавляющее большинство армянских экспертов считает Россию страной, создающей реальную угрозу безопасности Армении. Хотя четко артикулировать это сегодня могут еще далеко не все. Здесь речь идет далеко не только о том, что Москва развязала гонку вооружений на Кавказе, и тем самым сделала неизбежной большую войну. Все дело в том, что постепенно в армянском обществе появляется осознание того очевидного факта, что мира не будет, пока на Южном Кавказе присутствует Россия.

    Вообще тема российского влияния на Кавказе и в Армении в частности, тема отдельного обстоятельного разговора. Пока же ограничимся тем, что понимание ситуации все больше проявляется не только на уровне экспертного сообщества, но даже среди высшего политического руководства страны. Причем речь идет не только об известном интервью агентству Bloomberg президента Армении Сержа Саргсяна. Еще более интересен тот факт, что называя условия продолжения переговоров по карабахской проблеме, президент Армении первым пунктом практически озвучил предложения американской стороны по мониторингу ситуации в зоне конфликта. А это означает, что Ереван категорически отказывается не только от так называемых “московских предложений”, но и от всех попыток Москвы взять на себя роль единственного медиатора в карабахском конфликте. И самое главное, без ухода Армении из-под российского влияния говорить о реформах и модернизации страны бессмысленно. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

    Часто приходится слышать о том, что любая война обязательно заканчивается миром. Это очевидная истина, правда, следует помнить и о том, что миром закончилась и столетняя война. А посему очень важно, чтобы войны заканчивались миром как можно быстрее. Конечно, данный материал это сугубо субъективный взгляд со стороны, и в нем я только обозначил основные проблемы и вызовы, увиденные во время недавней поездки в Армению. Каждый из вопросов, поднятых здесь требует отдельного, самостоятельного анализа. Кроме того, многие вопросы остались за рамками. Поэтому, будем считать этот материал вводным. И не надо говорить, что это не мое дело, это очень даже мое дело, хотя бы потому что все, что происходит у наших соседей, влияет и на нас. Не говоря уж обо всем остальном.





    * Мнения авторов статей могут не совпадать с позицией редакции. Ответственность за достоверность приведенных фактов несет автор статьи.


    Rambler's Top100 © «Кавказ Online» 2009 г. Информационно-аналитический портал. E-mail: info@kavkasia.net
    Новости стран Кавказа, эксперты и аналитики о конфликтах (Северный Кавказ, Южный Кавказ), проблемы развития Кавказа, геополитика Кавказа, экономика и бизнес, народы Кавказа. © "Кавказ Online", 2009
    При цитировании информации гиперссылка на "Кавказ Online" обязательна.